Жак РОГГЕ: Судьи на Олимпиаде были подкуплены

Президент Международного олимпийского комитета дал эксклюзивное интервью корреспонденту “МК”

18 июня 2002 в 00:00, просмотров: 285
  Жак Рогге приезжает в Россию не в первый раз. К примеру, в далеком 80-м именно он возглавлял бельгийскую делегацию на Московской Олимпиаде. Но одно дело приехать рядовым спортивным чиновником, и совсем другое — президентом МОК. И пусть повод для визита — Международные юношеские спортивные игры, больных для России вопросов ему все равно не избежать. Об Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, к примеру...
     Корреспондент “МК” оказался единственным представителем СМИ, кому удалось пообщаться с г-ном Рогге тет-а-тет.

     — Нет, я приехал вовсе не для того, чтобы замаливать грехи перед вашей страной. Мы всегда были дружны с русскими спортивными начальниками. Иногда, конечно, спорим, даже ссоримся, но все равно остаемся очень дружной семьей.
     — Почему Юношеские игры проходят под патронажем МОК, ведь они не всемирные?
     — В них участвуют несколько стран. И нам они любопытны как тест — с дальнейшей возможностью проведения Всемирных юношеских олимпийских игр. Создана рабочая группа, которая, учитывая ваш опыт, выскажет пожелания на будущее. Как только будет принято принципиальное, положительное, надеюсь, решение, выберем страну проведения. И в этой связи готов заявить, что ваша столица обладает огромным потенциалом. Когда меня пригласили на эти Игры, я надеялся, что они будут такими же успешными, как и Всемирные 98-го года. Теперь же моя надежда перерастает в уверенность.
     — Похоже, вы влюблены в Москву.
     — Я уже не в первый раз в вашей столице. И хочу заметить, что каждый мой приезд в Москву оставляет самые приятные воспоминания. В 1980 году, когда я уже завершил спортивную карьеру, на Олимпийских играх в Москве впервые в жизни возглавлял бельгийскую делегацию. А ровно год назад именно здесь меня избрали президентом МОК. Теперь я приехал к вам в качестве почетного гостя и очень доволен. Я уже беседовал с Вячеславом Фетисовым, Леонидом Тягачевым, Виталием Смирновым и Шамилем Тарпищевым. И весьма польщен тем, что президент Владимир Путин уделил мне перед открытием целый час, который, поверьте, не был потрачен даром.
     — Не хотелось бы портить вам праздничное настроение, но что поделать: Россия до сих пор негодует по поводу дисквалификации на три года наших лыжниц Даниловой и Лазутиной. Ведь их вина по-прежнему не доказана...
     — Вина их доказана полностью. И я не могу влиять на решение антидопингового комитета. Его может оспорить только суд, куда, собственно, и обратились ваши спортсменки. Решению суда готов следовать неукоснительно. Замечу, что борьба с допингом остается приоритетом олимпийского движения. Несколько лет назад, когда мы поняли, что в одиночку допинг не победить, обратились за помощью к правительственным структурам. Тогда же возникло Всемирное антидопинговое агентство. Сейчас мы прикладываем все усилия для развития научной базы, увеличиваем количество проб, которые берут у спортсменов. Пусть борьба будет долгой, мы доведем ее до победного конца.
     — А как обстоит дело с предвзятым судейством, от которого Россия страдает не в меньшей степени?
     — Смешно говорить о каком-то заговоре по отношению к вашей стране. Я хочу лишний раз объяснить, что судейский аппарат МОКу не подчиняется. Арбитры находятся под юрисдикцией национальных федераций. И система судейства постоянно реформируется в лучшую сторону. К примеру, в боксе уже перешли на электронный вариант подсчитывания очков. Подобную схему используют и в конькобежном спорте. Единственное, с чем может бороться МОК напрямую, — это коррупция. Я обещаю сделать все возможное, чтобы подобных скандалов, как взяточничество в фигурном катании в Солт-Лейк-Сити, не повторилось...
     Здесь Жак Рогге сослался на напряженный график и прервал наш разговор. А потом отправился смотреть ночную Москву. В роли экскурсовода выступал Юрий Лужков.
    


Партнеры