“Утро” может стать последним

Фильм Иоселиани попал на кончину ЦДК

18 июня 2002 в 00:00, просмотров: 463
  Как ни печально, единственный показ в Москве картины “Утро. Понедельник” Отара Иоселиани может оказаться последним подарком Центрального Дома кино, о закрытии которого “МК” уже писал. Факт возможной кончины ЦДК усилил настроение и без того пронзительного фильма, привезенного в Москву режиссером лично и получившего на престижнейшем Берлинском кинофестивале “Серебряного медведя” за лучшую режиссуру.
     На закрытую для рядовой публики премьеру собралось множество киношников, как никто другой, знающих, что практически каждая работа Иоселиани становится шедевром. Ведь снимать так тонко и вместе с тем так просто мало кто способен. Одна из причин тому — Иоселиани уважает интеллектуальный уровень своих зрителей и потому не стреляет откровенно в лоб истинами и нравоучениями. Тем не менее в его историю, где спокойствие и рассудительность стоят в одном ряду с мудростью, вложено намного больше смысла, чем может показаться на первый взгляд.
     — Я буду переводить немного, буквально две странички. Остальное вы поймете сами, — сказал режиссер перед началом показа. Дело в том, что фильм идет на французском языке, но текст здесь — дело второстепенное. Потому что кайф идет уже просто от созерцания каждого кадра, где нет никакой искусственности и вымышленных декораций. Настоящая натура, живые персонажи, яркие прописанные характеры.
     Главный герой — отец семейства, мечтательный тюфяк, не лишенный обаяния. Ему кажется, что его жизнь однообразна и скучна: подъем по будильнику, утренняя сигарета перед заводской проходной, прохудившийся дом с ворчливой женой и отбившимися от рук детьми. Однако, как у каждого, у него есть заветная мечта — спрятанная на чердаке, в мастерской: пейзаж с красной точкой-парусником на волнах, который он рисует после работы.
     Восхитительный тонкий юмор Иоселиани присутствует в фильме постоянно. В двух случаях режиссер даже не удержался и появился в кадре сам: сначала — в роли умирающего отца героя, затем — как его брат. Здесь он блестящий позер, демонстрирующий племяннику игру на рояле, а исподтишка включающий дистанционкой магнитофон. Иронии в “Утре” хоть отбавляй: вот еще полусонная толпа рабочих садится в поезд и друг за другом бросает окурки на перрон, а потом так же “хором” затягивается на выходе. Вот жены привычно разбирают в баре своих подвыпивших мужей. Герой отправляется развеяться в Италию, но видит там ту же обыденную жизнь, что и на родине во Франции. А в чем ее смысл? Может быть, он в том, чтобы однажды вживую увидеть тот самый парусник из мечты, а потом вернуться обратно к жене и утром в понедельник снова отправиться на завод.
    


    Партнеры