Наша Таня стала в Израиле национальной героиней

Корреспондент “МК” взял интервью у отважной москвички

18 июня 2002 в 00:00, просмотров: 229
  Вчера героическую москвичку Татьяну Сапунову, находящуюся в израильской больнице, выписали из отделения офтальмологии. Первый этап лечения завершен. Теперь до 23 июня ей предстоит лечиться в отделении пластической хирургии, после чего она должна будет вновь вернуться к глазным врачам. Все это время вместе с Татьяной в Израиле находятся ее мама Елена Георгиевна и 4-летняя дочь Маша.
     Корреспондент “МК” взял у Татьяны эксклюзивное интервью.

      Медленно, но верно состояние Татьяны улучшается. Однако, по мнению медиков, процесс лечения будет длительным. Слишком уж тяжелые ранения получила пациентка.
     Еще в Москве из тела Татьяны врачи удалили почти четыре (!) килограмма камней. Тяжелые ранения были по всему телу: на ногах, бедрах, груди, животе, пострадали глаза и лицо... За две недели пребывания в крупнейшем медицинском центре Израиля “Тель ха Шомер” она перенесла две сложные операции, а впереди — еще несколько!
     Лечение в Израиле — современное и эффективное, но не дешевое. Если нет медицинской страховки, как в случае с Татьяной, день пребывания в израильской больнице обходится пациентам в несколько тысяч шекелей, а стоимость операции доходит до десятков тысяч долларов. Но в данном случае все расходы взяли на себя еврейская община Москвы во главе с главным раввином России Бер Лазаром и израильский бизнесмен Лев Леваев. Без сомнения, лечение можно было продолжить и в России, но с их стороны это был жест уважения к поступку Татьяны, и отказаться она не могла.
     Впрочем, Бер Лазар и Леваев оказались первыми, но не последними, кто выразил свое восхищение поступком москвички. Каждый день ее навещает множество совершенно незнакомых ей людей — они дарят цветы и подарки, приглашают в гости, спрашивают, чем могли бы помочь, и благодарят за поступок. В Израиле Татьяну Сапунову считают почти национальной героиней. А религиозные иудеи всего мира в один из дней даже прочитали молитву за ее выздоровление.

* * *

     Корреспондент “МК” навестил Татьяну как раз в тот момент, когда она вместе с мамой и дочерью собиралась переезжать в другое отделение. Цветы, которыми задарили ее в последние дни, занимали почти полкоридора. И взять их с собой не было никакой возможности, хотя очень хотелось...
     Когда все хлопоты с переездом остались позади и Татьяна освоилась на новом месте, наконец представилась возможность передать ей небольшие подарки от читателей “МК” и побеседовать.
     — Татьяна, как ты себя чувствуешь?
     — “Барыню” еще пока не спляшу. Но по сравнению с тем, что ощущала в первые дни, состояние улучшилось. Раны заживают очень хорошо, и надеюсь, меня скоро выпишут.
     — А что говорят врачи? Лечение в Израиле будет продолжаться до полного выздоровления или завершающий этап пройдет все же в России?
     — Это мы еще не обсуждали — пока я побуду здесь. В любом случае медики надеются на положительный результат. Вообще мне повезло: и в Израиле, и в России — очень хорошие врачи, настоящие профессионалы. Московские врачи сделали всю первоначальную работу, извлекли из моего тела множество камней, начали лечить глаза и руки. И местные специалисты говорят, что это очень помогло им в дальнейшем лечении.
     — И все же — после теракта не страшно было ехать в Израиль? Здесь ведь война...
     — Конечно, все знают, что происходит в Израиле, и мы боялись лететь. К тому же я почти ничего не видела, не вставала. Но потом состояние улучшилось, и мы с мамой согласились.
     В этот момент к нам подбегает Маняша и спрашивает маму, что обозначает ивритское слово “савта”. Почти не задумываясь, Татьяна отвечает: “Савта — это бабушка”. Маняша, для верности повторив несколько раз новое слово, бежит к бабушке и радостно кричит на все отделение: “Ты — савта!”
     Заметив мой удивленный взгляд, Татьяна говорит:
     — Я считаю, что просто из уважения к людям, с которыми общаюсь, должна выучить хотя бы несколько слов на их языке. Чтобы потом можно было сказать хотя бы “спасибо” на иврите...
     К слову, комната Маняши в больнице похожа на игрушечный магазин — столько подарков принесли ей многочисленные посетители.
     — Маняша возьмет с собой самые любимые — остальные мы подарим больнице, для маленьких пациентов, — улыбается Таня.
     — А как с учебой в Москве? Ты ведь студентка Высшей школы при Министерстве внешней торговли — сейчас там, наверное, вовсю готовятся к экзаменам?
     — Я уже звонила на факультет. Преподаватели с пониманием отнеслись к моей проблеме. Когда вернусь в Москву, сдам все пропущенные экзамены.
     — Сколько осталось учиться?
     — Полгода.
     — А до этого ты с красным дипломом закончила физтех МГУ и аспирантуру...
     — Так получилось.
     — Кроме учебы еще чем-то занимаешься?
     — Немного подрабатываю в маленькой коммерческой фирме.
     — После выздоровления планируешь вернуться к работе?
     — Сейчас сложно сказать, на что я буду способна. Сначала готовилась к самому худшему. Но, слава Богу, состояние постепенно улучшается, и, надеюсь, по возвращении никому обузой не буду.
     — Ну уж прямо обузой!..
     — В первые дни после трагедии я даже света не видела. И единственной мыслью было: все кончено, теперь я инвалид... Но спасибо российским и израильским врачам, спасибо маме, которая все это время находилась возле меня. Спасибо всем, кто принял участие в моей судьбе. Теперь у меня есть надежда!
    



Партнеры