На связи — “Магдалена”!

Корреспондентам “МК” удалось связаться с попавшими в ледяной плен россиянами

19 июня 2002 в 00:00, просмотров: 271
  “Магдалена” на связи...” Как долго мы ждали этих слов! Корреспондентам “МК” улыбнулась удача — нам удалось дозвониться до попавшего в ледяной плен судна с российскими учеными на борту. Даже знаменитая система “Инморсат” — десятки спутников связи, парящих высоко на орбите, — и та пасовала перед “ревущими сороковыми”. И вот наконец мы прорвались! Из ледяной пустыни с нами говорил заместитель руководителя российской научной экспедиции Вячеслав МАРТЬЯНОВ.
     — Вячеслав Леонидович, что случилось, как вы оказались во льдах, в капкане?

     — Это была плановая работа, плановая экспедиция. Мы снабжали антарктические станции и 30 мая завершили работу на станции “Новолазаревская”. Когда мы стали выходить, то попали в тяжелые ледовые условия, ледовый массив оказался гораздо больше, чем в предыдущие годы. Судно “заклинило”...
     — Говорят, что судно было недостаточно пригодно к плаванию в таких водах.
     — “Магдалена” — это судно усиленного ледового класса, кстати, это бывшее российское “Нижний Яр”, построенное 20 лет назад, в 1982 году. Суда этого класса были специально предназначены для перевозок грузов по Севморпути и считались лучшими. Другое дело, что ледовая обстановка у нас очень сложная. Может быть, ледокол смог бы пройти, но “Магдалена” не может бороться с таким льдом.
     — Поступают противоречивые сведения о погоде...
     — Сейчас здесь около 20. Ветер в эти дни был достаточно сильным, сегодня более-менее слабый, около 15 метров в секунду.
     — Пострадало ли судно?
     — Нет. Судно в дрейфе 11 суток, но сжатия были не настолько серьезны, чтобы повредить корпус. Нет, судно на ходу, в абсолютно нормальном состоянии. Если бы была возможность, мы бы вышли и дошли самостоятельно. Просто ледовый пояс такой, что нам его не пройти.
     — На сколько вам хватит питания, воды и топлива?
     — Что касается топлива: если мы будем стоять в таком положении, как сейчас, топлива хватит на два месяца. Его хватило бы, чтобы дойти своим ходом до Кейптауна. С продуктами похуже — их хватит примерно до 1 июля. С водой проблем нет — вода из опреснителя.
     Мы сразу же ограничили рацион, после того как попали в дрейф. Подсчитали все, как говорится, до последней корки и разделили на всех, находящихся на борту судна. По нашим данным, получилось, что еды хватит на 35—40 суток. Это было 30 мая.
     — Каково самочувствие людей на борту?
     — Все в порядке. Заболеваний пока не зарегистрировано.
     — Была информация, что в вашу сторону направляются два спасательных судна. Есть ли у вас с ними связь?
     — Пока, во-первых, идет одно — “Агалос” из Южной Африки. Оно вышло вчера, в 4 часа по Гринвичу. Что касается второго, то, по моим данным, еще идут переговоры об отправке аргентинского ледокола “Ирисар”. Пока планируется, что он выйдет в среду, но подтверждения еще нет. Сегодня мы обменяемся информацией с “Агалосом”. Штаб спасательной операции, находящийся в Кейптауне, направит нам все данные.
     — По вашим подсчетам, приблизительно когда вы вернетесь домой?
     — Если спасательная операция пройдет нормально, я рассчитываю, что где-то к 15 июля мы сможем быть в Кейптауне. Ну а дальше, естественно, перелет домой.
     — Что бы вы хотели передать через “МК” родственникам, друзьям, знакомым тех, кто находится на этом судне?
     — Самое главное, чтобы родственники не нервничали и понимали, что такое бывает, это Антарктида, это такая работа.
     — Желаем вам скорейшего возвращения домой, в Россию!
    


    Партнеры