Николай Сванидзе: От души по ногам

20 июня 2002 в 00:00, просмотров: 621
  На РТР прошел документальный фильм Василия Пичула “Футбольные войны”. Комментатором, сменив амплуа, выступил Николай Сванидзе. Основной мотив “Футбольных войн” — “да, были люди в наше время”.
     Не то что эти нынешние. Но хватит сыпать соль на раны. Сванидзе все-таки политолог. А может, политика — это тоже футбол?

    
     — Вам не кажется, что от такого количества телетрансляций мы скоро футбол возненавидим?
     — Если кто-то пресытился, пусть переключает на другой канал. Я ненавижу и люблю. В конце концов, это бывает раз в четыре года. Это круче, чем Олимпиада. Здесь сюжет от матча к матчу все более драматичный, и развязка будет только в самом конце, в финале. Смотрите, вылетают фавориты, которым предсказывали первое место. Основные прогнозы были, что в финале встретятся Италия — Аргентина или Италия — Франция. Нет больше ни Аргентины, ни Франции, ни Италии. В футболе предыдущие заслуги не решают ничего. Каждый раз надо выходить на поляну и доказывать. Такой огромной аудитории, которая это смотрит, нет нигде.
     — А помните первый съезд народных депутатов? Его тоже все смотрели.
     — Это было зрелище в пределах одной отдельно взятой страны. А в пределах земного шарика не с чем сравнить.
     — Но на время чемпионата эта отдельно взятая страна просто перестала работать. Да и земной шарик тоже.
     — Во многом — да. Но что ж теперь делать. Во-первых, это лето, а во-вторых, иногда и пар нужно выпустить.
     — Так, как это сделали люди на Манежной после поражения от Японии?
     — Люди, которые громили Москву, просто нашли повод.
     — Но в погроме обвиняли еще и ТВ, и эти большие экраны, по которым шла трансляция.
     — Ни футбол, ни ТВ, ни экраны не виноваты. Виноваты те люди, которые допустили массовый просмотр, не обеспечив безопасность, зная настроение многих тысяч криминально ориентированных подростков с московских окраин. Ведь на стадионах до трусов шмонают, и правильно делают. И никакого спиртного, я уж не говорю об оружии. А здесь собрались те же люди, только не на стадионе, а в центре города, что еще хуже. И пожалуйста — неси что хочешь, пей что хочешь!
     — Но, может, то, что случилось в центре Москвы, нужно было, чтобы принять абсолютно политический закон об экстремизме?
     — Я не считаю, что закон об экстремизме — политический. Он общественный. Там речь идет о насильственных действиях. Почему коммунисты боятся закона об экстремизме? Потому что у них там был Макашов со своими известными призывами. И сейчас после принятия этого закона они бы от него не открестились.
     — Все видели, как думцы смотрели футбол, как болели. И все напоказ.
     — Может, они были искренни. А может, кто-то считал, что если покажут по телевидению, как он болеет за свою сборную, то ему обломятся лишние голоса избирателей.
     — Из футбола хотели сделать национальную идею. Опять не получилось?
     — Я не вижу в этом ничего плохого. Это здоровый патриотизм. Болеть за своих — это нормально. Я не верю в поиски национальной идеи. Либо она сама находится, либо нет.
     — Политика вам больше интересна, чем футбол?
     — Временами — больше, временами — меньше. Сейчас у нас в политике в значительной степени все устаканилось. И слава Богу. Но мне как журналисту нужна интрига.
     — Футбол честнее политики?
     — Политика — это другая игра. Не грязней любой другой. Это зависит от человека, который в нее играет. Есть грязные люди, есть люди достаточно чистые. В футболе тоже стопроцентная чистота вряд ли возможна. Если играешь на совесть, от души, то в решающем матче — будешь бить по ногам. Будешь — никуда не денешься. Это не балет. Футбол — это жесткая игра. И политика жесткая игра.
     — В политике чаще побеждает тот, кто использует запрещенные приемы.
     — Нет. Но их надо тоже уметь использовать, чтобы не увидел судья. В футболе Марадона забил рукой решающий мяч, а судья не увидел. Я этого гола рукой Марадоне не простил. Великий футболист не имеет права забивать рукой. Может быть, политик имеет на это право, но я за него голосовать не буду.
     — В фильме о футболе у вас глаза горят, вам это безумно интересно. Куда деваются эти горящие глаза в “Зеркале”? Кажется, приглашая в очередной раз Грефа или Илларионова, вы отрабатываете повинность. А может быть, вам все-таки бросить эту чертову политику и делать футбольную программу. “На футболе с Николаем Сванидзе” — звучит!
     — Политика не чертова, она интересна. Хотя и не всегда. Если бы я каждую неделю вел футбольную передачу и комментировал матч “Ротор”—“Сокол”, вы бы у меня тоже горящих глаз не видели.
     — Романцев — это трагическая личность?
     — Ну вылетели мы из чемпионата мира, разве это великая трагедия? Вины Романцева здесь нет. Можно спорить, нужно ли было брать Ролана Гусева или не нужно. Можно подумать, что Ролан Гусев это Зидан. Романцев взял лучших игроков на сегодняшний день. Но у нас сейчас просто очень средний футбол. Вот и все.
    


Партнеры