Клуб самоубийц

Вход — бесплатный. Выхода — нет

20 июня 2002 в 00:00, просмотров: 335
  Несколько дней назад израильская полиция накрыла подпольную сеть букмекеров, принимавших ставки на место следующего теракта. Минимальная сумма составляла 2$. Букмекер даже выдавал квитанцию. Фаворитом в этом аморальном тотализаторе был Иерусалим, его шансы на “выигрыш” составляли 1:1,5, а меньше всего ставили на Эйлат — 1:17. Если бы тотализатор не ликвидировала полиция, то сегодня те, кто ставил на Иерусалим, сорвали бы куш — очередной страшный теракт произошел именно в столице Израиля. Взрыв в автобусе, куда вошел террорист-смертник, унес жизни 17 человек, еще десятки получили ранения.
 
    А где-то в Тулкарме, Дженине или другом городе автономии, помолясь Аллаху, очередной смертник в это время надевал набитый взрывчаткой “пояс шахида”. Ливанской журналистке Хале Джабер удалось проникнуть в тот мир, откуда исходят камикадзе. Она пробралась в сектор Газа, установив связь с террористической ячейкой “Бригады мучеников Аль-Акса”. Только за последний год “мученики”, по их собственному признанию, совершили девять терактов, убив 43 человека, не считая сотен раненых. Проведя четыре дня в этом “клубе самоубийц”, Хала Джабер общалась непосредственно с самими смертниками, их командирами, узнала, как готовят камикадзе.
“Что мне делать, мама?”
     Вот лишь один эпизод из дневника Халы Джабер. Прежде чем его самого застрелили, 19-летний Мохаммед Фархат, который проник в поселение Гуш-Катиф и убил пятерых израильтян, за несколько часов до теракта позвонил своей матери по мобильнику и спросил ее совета: что делать? В какой-то миг он заколебался. Мать ответила: “Да благословит тебя Аллах и даст тебе стать мучеником, как ты заслуживаешь. Будь осторожен, сынок, повторяй суры, выбери удачный момент”.
     Мать давно знала о выборе сына. Она ждала у телевизора и боялась лишь одного — что он может быть ранен, арестован, из-за чего ему будет отказано в “мученичестве”. А сам юный смертник часами смотрел видеозаписи, на которых, уже с того света, его звали пойти тропой самоубийцы те, кто уже вознесся на небеса с помощью молитв и взрывчатки.
     Интересно, как оценил бы пророк Мухаммед нынешние деяния воинов ислама? Исследователи ислама говорят, что в Коране Мухаммед перечислил три пути к мученичеству погибающих за веру: наиболее благосклонен Аллах к тем, кто, идя в бой, намерен ценой своей жизни унести на тот свет как можно больше врагов. Но кто сказал, что пассажиры автобусов, посетители кафе и магазинов, танцующие на дискотеке школьники — враги? Противники ислама? И как объяснить, что среди жертв камикадзе немало мусульман?
Ключи от рая
     Командира школы камикадзе звали Абу. Он — человек образованный и рассказал Хале Джабер, что учится на втором курсе университета, где изучает международное право. По словам Абу, он тоже жаждет стать мучеником, но пока “по приказу начальства” вынужден посылать на смерть своих братьев по вере. “Мы не террористы, — говорит он, — и мир должен понять, что наши акции — это не хладнокровное убийство”.
     Перед микрофоном журналистки Абу впал в лирику — он, конечно, предпочел бы нормальную жизнь с вечеринками и пикниками у моря, но “пока мы боремся, у нас нет никакого другого выбора, кроме борьбы”.
     Главари палестинских боевых группировок не первые на Ближнем Востоке, кто использует камикадзе, оправдываясь религиозными постулатами. Камикадзе сотнями гибли в ирано-иракской войне. Тогда в Иране был проведен массовый набор детей и подростков в Корпус стражей исламской революции. Тысячи юных камикадзе шли на минные поля иракцев, открывая проходы для танков и пехоты. Добровольным самоубийцам давали “ключи от рая”, которые они вешали себе на шею на цепочке. Аятолла благословил мучеников.
     Есть и другие примеры. Но мир долго не мог осознать, какую страшную угрозу несут камикадзе, взращенные на идеях религиозного фанатизма. Пока не грянуло 11 сентября 2001 года и мир не увидел, как крошечная группа фанатиков-одиночек в одночасье убила в Нью-Йорке тысячи человек. Можно не сомневаться, первый ядерный теракт, случись таковой, тоже совершит камикадзе. Может быть, он тоже позвонит перед этим маме? И услышит в ответ: давай, сынок, не подведи!..
Дорога к Армагеддону
     Процесс вербовки кандидатов в команду смертников “Бригады мучеников Аль-Акса”, как выяснила Хала Джабер, имеет свои критерии. Не предлагают стать “мучеником” несовершеннолетним, семейным людям с детьми, тем, у кого нет братьев или сестер и кто может оказаться единственным кормильцем семьи, а также женщинам. Другие палестинские террористические организации не настолько разборчивы, они не раз посылали на смерть и девушек. Но все же больше шансов у преуспевших в военной подготовке и физически крепких парней. Кандидат также должен быть религиозен и искренне убежден в необходимости мученичества, джихада. Его наружность и телосложение должны быть такими, чтобы он не привлекал к себе внимания израильтян.
     Перед выходом на “дело” кандидат на тот свет проходит интенсивную религиозную обработку. Эту обязанность на себя берет командир — в данном случае — второкурсник университета международного права Ага. Постоянно повторяя суры Корана о том, что мученику уготован рай, что он будет находиться там среди пророков и святых, о несказанной красоте гурий, которые встретят его у райских врат, он выполняет, таким образом, роль “комиссара”.
     Когда прочистка мозгов “живой бомбы” заканчивается, к конечной цели его ведут уже другие. О деталях операции — предстоит ли ему взорвать себя, бросить гранаты или стрелять из автомата по толпе до тех пор, пока его самого не убьют, террористу расскажут лишь в самый последний момент. “Чем позднее он это узнает, тем лучше для него самого, потому что у него не останется времени для размышлений и для сомнений”, — считает командир Ага.
     За 10—15 минут до того, как камикадзе пошлют к цели, самоубийца наденет самодельную куртку и пояс — тот самый “пояс шахида” с десятью килограммами взрывчатки и пятью килограммами гвоздей — и получит последние инструкции о точном месте, где ему предстоит взорвать себя. Так было и в Медине — месте, известном из Библии как Армагеддон...
* * *
     Таскать каштаны из огня чужими руками легко. Отправив очередного своего боевика на задание, лидеры группировки усаживаются перед телевизором и, переключая ведущие мировые каналы, с нетерпением ждут сообщения о финале операции, которая всегда заканчивается смертью исполнителя. И уже на следующий день стены домов в Палестинской автономии украсит портрет свежеиспеченного мученика. Такими граффити расписаны целые палестинские кварталы. А его место перед телевизором займет очередной убивающий мертвец…
     Что тут добавить? Ни одна война, от греко-персидских до Второй мировой, где так отличились еще те, истинные камикадзе, не была выиграна силами смертников. Это — исторический факт! И сколько бы палестинских самоубийц, обвязанных “поясами шахидов”, ни гибло на улицах израильских городов, их гибель и гибель их невинных жертв — абсолютно напрасны. Авторами истории палестино-израильского урегулирования, которое принесет мир на Святую землю, будут совсем другие люди.
    


Партнеры