ДМИТРИЯ ДИБРОВА ОБЛИЛИ БЕНЗИНОМ... И ПОДОЖГЛИ!

22 июня 2002 в 00:00, просмотров: 284
  Самоирония — вещь весьма дефицитная. Тем более в наши суровые будни. Что уж и говорить о звездах шоу-истеблишмента, кои за долгие годы службы на поприще этого самого истеблишмента просто разучились по-человечески смеяться. В частности, над собой. А зря! Смех, как известно, продлевает наш недолгий срок...
     Тем не менее раз в году, именно в июне, собираются красивые (или не очень) люди: пьют, закусывают и смеются. Над собой, над миром, над шоу-бизнесом, и делают они это настолько профессионально и гладко, что порой ловишь себя на мысли: “Ну и кто теперь из нас мизантроп?” А называется весь этот театр абсурда, — премия за самые сомнительные достижения в области шоу-бизнеса “Серебряная калоша”.
     Именно театр и представляла из себя уже шестая церемония, прошедшая давеча жарким июньским вечером в бассейне “Чайка”. Само по себе сходство с названием известной театральной премии и место проведения стеба в локальном масштабе под именем “калоша” — уже обязывало. К искрометным шуткам, ледяным водопадам добродушного сарказма (дело-то было в бассейне!), к ярчайшим спецэффектам (чего раньше за премией не наблюдалось), к количеству выпитого представительным количеством VIP-граждан и прочему-прочему.
     Пока свет нации в лице господ Житинкиных, Грымовых, “Иванушек”, Милявских, Троицких, Алибасовых, Свиридовых, “Татушек”, “ОСПэшников” и прочих деятелей масс-культуры выпивал и шутил, предвкушая шоу, приехала, страшно сказать... сама Тина Тернер. Охрана “певицы” так умело расталкивала вышеозначенных особ, что многие фотографы стремглав побежали снимать супертетку. Правда, “чемберленский ответ Алле” в виде псевдо-Тернер только поначалу показался оригинальным, на самой церемонии о подставе уже никто не вспоминал.
     А не вспоминали потому, что... Да бог его знает! Наверное, потому, что некогда было. Успевать отслеживать то буйство красок, которое происходило одновременно на территории всего бассейна, оказалось делом весьма сложным. Вначале в воду рухнул сгоревший самолет-бомбардировщик, из которого, матерясь, выплыл летчик... и сразу же утонул. (Кстати, режиссером спектакля “Калоши” был Саша Цекало, умело проделавший то же самое в одном продюсируемом им же мюзикле.)
     А судьи, собственно, кто? Да... конь в пальто был всем судьей. Бедному животному, кстати, облаченному в настоящее кашемировое пальто, то и дело приходилось терпеть немыслимые муки, когда ведущий вечера г-н Фомин то и дело лез в попу (коня, естественно!) за конвертами с именами лауреатов. В номинации “Оно не тонет” (забежим вперед) победила Регина Дубовицкая. Представил победительницу Леша Кортнев, на лодке к сцене приплывший в образе Герасима, и, сначала утопив маленькую собаку... про-му-му-кал: “Несчастный случай”.
     Далее объявляли победителей в номинации... как бы сказать помягче, “За Лупой!”. Здесь безоговорочно, по мнению жюри, были лучшими Макс и Марго из первого “застеколья”. Голубки, все-таки пожаловавшие на сцену за наградой, явно чувствовали себя... полными дураками, когда “конь в пальто” подарил молодоженам кроликов в стеклянной коробке. Мол, наслаждайтесь, дети, своим собственным домашним аквариумом. Также в адрес пары были шутки про онанизм миллионов подростков... Но это можно опустить.
     “Самые везде сующие” — номинация для избранных. В ней победу с серьезным отрывом от конкурентов одержал Дмитрий Дибров со своими доставшими всех песнями про “ром и колу”. Правда, Дима настолько допек организаторов со своим хитом, что его взяли и сожгли. Прилюдно. Правда, в виде большого портретного изображения. Дима горел долго. Красиво...
     Артисты, как известно, живут в нужде. В “малой” — когда приходится ездить по концертам, и в “большой” — когда снимаются в рекламе. Так вот, в номинации “Кто же ходил за “Клинским” среди представленных роликов были: “похудение” от Апиной Алены, “ярмарка” в исполнении Шаинского и “средство для потенции” от Веселкина. Победил последний, коему подарили аж целое ведро туалетной воды... Настоящей, из туалета. И прям на месте победителя и “надушили”.
    
     P.S. “Красиво все-таки летела... Я даже прослезился!” — признался Андрей Вульф, вспомнив, как под конец шоу (под песню “До свиданья, наш ласковый Миша...”) организаторы запустили в небо надувную Аллу. Пугачеву, естественно.
    


Партнеры