Их возили не в церкви

Гости фестиваля пели “Марсельезу”

25 июня 2002 в 00:00, просмотров: 485
  Что интереснее членам жюри ММКФ — расписные матрешки, русские храмы или виды Кремля? Булгаковские Мастер и Маргарита или персонажи Крылова? Выяснить это оказалось легко, проведя три с половиной часа в одном экскурсионном автобусе с ними. Поездка получилась нестандартной и полной сюрпризов.
  
   Не всем удалось добраться до места сбора. Бодрячком выглядели наиболее благоразумные — иранка Ракшан Бани Этемад , американка Рэнда Хейнс и другие, кто предпочел ночному гулянью накануне здоровый сон. Тем более что Ракшан было не до веселья — ночью в Иране произошло землетрясение, о котором она узнала утром и все пыталась выяснить, в каком районе страны это случилось. В отличие от них сын Катрин Денев и Роже Вадима Кристиан, входящий во французскую делегацию, отреагировал на предупреждения о небезопасности столичных ночных заведений фразой: “Большое спасибо!” — и отправился изучать именно эту сторону жизни. По слухам, вернулся он в отель уже около 5 утра и заснул беспробудным сном.
     — В конце поездки вас ждет сюрприз, — эти слова экскурсовода посеяли интригу в рядах. — Рискованный шаг с моей стороны — показать дом одного известного режиссера в столь разрушенном состоянии.
     Экскурсионный прокол прошлого года исключили сразу — тогда поездка вышла с навязчиво-религиозным уклоном, и после первых 5—6 церквей даже самые терпеливые гости начали возмущенно роптать. Религиозный порыв проявила Рэнда Хейнс, захотевшая попасть на службу в церковь, “чтобы там обязательно пели”. После экскурсии она отправилась в храм около Третьяковской галереи — почтить память своих предков из России.
     Кстати, русские корни имеет и француженка Доменик Борг , приехавшая в Москву с 19-летним юношей, говорящим по-русски. Пикантно, что заметная пара, имеющая приличные различия как в возрасте, так и в общественном и материальном положении, не скрывала своих близких отношений от окружающих. Однако в единственной за всю экскурсию церкви — Троицкой, что у музея-усадьбы “Останкино”, — их душевное спокойствие было нарушено. Возможно, причиной тому стали красивейший крестный ход по случаю праздника Троицы. Среди веточек березы и рассыпанной по полу соломы французы долго молились, юноша утирал слезы и на выходе оба появились в темных очках.
     Что касается литературных памятников — здесь первым номером вышла прогулка по Спиридоновке, у церкви, где венчались Пушкин и Гончарова. Джессика Хауснер , режиссер из Австрии, на пару со своим другом интересовалась, в каком году родился поэт и, заодно, почему Сталин так возносил Горького? А вопрос, знают ли гости Булгакова, больше всего волновал экскурсовода перед высадкой на Патриарших прудах. Делегация французских родственников Роже Вадима не подкачала — они сами вспомнили название знаменитого романа.
     Патриаршие оказались лакмусовой бумажкой книжных пристрастий жюри. Булгаков был позабыт-позаброшен, едва иностранцы высыпали к памятнику Крылову и вернисажу из его персонажей. Баснописца, представленного как русского Лафонтена, моментально взяли в оборот и извели на его героев кучу фотопленки. А обещанный сюрприз — домик Тарковского в Щипковском переулке. Это укромное местечко посещали немногие даже российские киношники, и кое-кто сразу кинулся снимать почти что развалины на видео. Зато последняя неожиданность экскурсии не планировалась даже экскурсоводом. Ею стал музыкальный хит поездки — гимн Франции “Марсельеза”, исполненный многочисленными представителями этой страны в честь проезда мимо родного посольства.
    


    Партнеры