Производство справедливости закрыто

Людям она нужна, а скоту — нет

28 июня 2002 в 00:00, просмотров: 643
  Быть или не быть? — в самом знаменитом монологе мирового театра Гамлет перечисляет самое невыносимое — то, из-за чего люди кончают жизнь самоубийством: глумленье века, гнет сильного, боль отвергнутой любви, судей неправда , бесчеловечность властей.
     Всё, кроме отвергнутой любви, — общественное и государственное.
     Бесчестный судья ворует у людей веру в справедливость. Выгодное занятие.
     Социологи утверждают: в России взятки судьям составляют более 300 миллионов долларов в год (реальная сумма может быть в три раза выше). А судей в России 17 тысяч. Выходит в среднем каждому судье — около 20 тысяч долларов в год. Некоторые не берут. Значит, другим достается больше.
     “Честный” — говорят про судью, который денег не берет. А если он выносит решение по приказу Кремля или губернатора — ну что ж он мог поделать. Он даже рассчитывает на наше сочувствие: вот, мол, какая ужасная работа.
     ...Если у человека украли деньги — ему досадно, но он еще заработает.
     А если украли веру — то где ж ее заработаешь?
     А человек без веры — скот.
     А скотские правила просты: дают — бери, бьют — беги.
     Человеческие правила — иные.
     Я мзды не беру, говорил герой-таможенник, мне за державу обидно. Очень может быть, что при этих словах из “Белого солнца пустыни” взяточники ощущают тошноту.
     А скот удобен. Сперва он голосует за бутылку, пашет безропотно, потом из него можно сделать колбасу.
     ...Суды должны вырабатывать справедливость. Больше человеку ее негде добыть. Никакие другие фабрики ее не производят.
     Нет справедливого суда — нет человеческой жизни.
     Многие согласны на скотскую. Но чтобы все были согласны — так не бывает.
     Какое нам дело — за деньги вынесено несправедливое решение или по приказу властей. Или просто со страху. Но точно, что не по ошибке.
     В ходе следствия обнаружилось, что обвиняемые занимались не только Холодовым. Они регулярно занимались заказными убийствами. В деле есть законные (с санкции прокуратуры) записи разговоров, где обсуждаются убийства и цены (десятки тысяч долларов).
     К судьям по традиции обращаются “ваша честь”, но честному слову в России почему-то не верят.
     “Клянусь честью!” — такое обычное выражение всего лишь сто лет назад — теперь совершенно исчезло из языка и в словарях печатается с пометкой “устар.”.
    


Партнеры