Чехов по Муратовой: Татьяна отравилась!

28 июня 2002 в 00:00, просмотров: 237
  Кира Муратова вернулась к черно-белому кино. Причем ч/б она выбрала для того, чтобы показать ярчайшее событие из жизни обычного человека — венчание. В ролях невесты и ее друзей — снова “Маски”, в роли жениха — другой любимый ее актер, про которого она говорит, что и начать новый фильм без него не может, — Жан-Даниэль, интервью с которым “МК” опубликовал в номере за среду.
     Кира Георгиевна не была прежде замечена в любителях экранизации классики, и почему она на это решилась, до сих пор остается загадкой, поскольку на фестиваль она не приехала из-за болезни мужа — художника картины Евгения Голубенко , а ее актеры в ответ на этот вопрос только загадочно улыбаются. Муратова выбрала самое чеховское незатертое — рассказ “Тяжелые люди” и пьесу “Татьяна Репина”, все смешала, переписала-дописала (все же оставив ситуации и даже реплики) и поместила в глухую деревеньку нынешних времен.
     Она вновь смеется над всеми и любит всех одновременно, снова и снова тут же убеждая: “Никто никого не любит”. Фраза эта — как знамя, переходит из фильма в фильм.
     И начинается все в грязи — в грязном дворе рабочие-выпивохи (один из них — Александр Баширов ) строят не то сарай, не то магазин, а дети в нелепых очках, накрывшись клеенкой, за ними наблюдают, пока дождь не ударил сильнее и не прогнал их в дом.
     А в доме все в нелепых очках — и мать, и отец, и старшие брат (известный по ее же “Второстепенным людям” Филипп Панов ) с сестрой, только младенец пока без — садятся нелепо за стол, как на сцене, теснясь все за одним краем, чтоб к публике лицом. А вокруг на стенах рушники с вышивками: “С милым рай в шалаше”, “Без денег сам себе ворог”, “И без золота в радости живут”. А потом выясняется: что с золотом, что без золота. Потому что первые герои за копейку бьются так, что навсегда меж собой друзья-враги: и делись бы друг от друга, да некуда. И богатая свадьба, куда случай забрасывает бедного студента — Панова, тоже безрадостна. Богатая невеста — как пародия на Веру Холодную: бледна как мел, а под глазами все черно. Жениху, отхватившему хорошее приданое, все мерещится отравившаяся из-за него брошенная им ради денег девушка. И гости все — как юродивые, даром что разодетые в парчу-бархат всех времен и народов.
     Да и священники ненастоящие. Правда, настоящие их не прогнали, а, наоборот, во время съемок жалели: “Труженики вы!”
     Сложно сказать, наградит ли жюри Киру Георгиевну, которая никогда себе не изменяет, за ее неизменность. Обычно за это ее любят критики и дают ей приз ФИПРЕССИ, как будто специально для нее придуманный. Ее никогда не полюбят те, кто не любит, и никогда не разлюбят те, кто любит.
    


Партнеры