Не хочу играть хороших и добрых

Вчера в Кондопоге выносили приговор Сергею Мозгалеву и Юрию Плиеву. Он может стать толчком для новых вспышек. “Они судят только русских”, — шумят в городе

1 июля 2002 в 00:00, просмотров: 584
  “Мне вовсе не хочется все время играть только хороших и добрых, — искренне призналась Екатерина Редникова. — Это ужасно, когда к новой актрисе сразу приклеивается штамп. Если я от природы небольшого роста, то всю жизнь должна играть невзрачных героинь? Очень хочу сыграть роковую женщину-вамп!”
     Нашумевший четыре года назад фильм “Вор” (номинирован на “Оскар”) принес молодой актрисе Екатерине Редниковой (главная женская роль) небывалый успех, известность, кучу наград: “Золотого овна”, “Золотого петушка”, “Нику”... Прошло четыре года. Помогла ли Кате так рано пришедшая слава или навредила? Как и чем живет эта безусловно талантливая актриса?

     — Предложений было много. Я снялась в сериале “Самозванцы” вместе с Михаилом Ульяновым, Костолевским. В Турции снялась в новом фильме, который потом представляла в Нью-Йорке... Сейчас участвую сразу в нескольких проектах: в Санкт-Петербурге — в историческом сериале “Хроника любви и смерти” — и в другом проекте (сразу в двух вариантах): киноверсии и 8-серийном телефильме “Замыслил я побег” по роману Юрия Полякова. Еще снимаюсь у Родиона Нахапетова. В театре Александра Калягина, к сожалению, работы немного, играю в спектакле “За горизонтом”...
     — Катя, твоя роль в “Воре” рассчитана на зрелую женщину: одинокая, с маленьким сыном, в послевоенные пятидесятые она ищет счастья и находит его в лице... вора (Владимир Машков). Героиня переживает настоящую драму сложных взаимоотношений с мужчиной. Меня удивило, насколько девочка-девушка смогла точно передать эти чувства. Надо было себя к этому готовить? Или уже был какой-то опыт?
     — Увы, опыт уже какой-то был. Для актерской игры это, конечно, хорошо, а для себя... Хотя любой негативный опыт, который тебя заставляет сильно переживать и мучиться, наверное, развивает личность и “готовит” актера тем более.
     — Вопрос на грани дозволенного, извини. В твоей жизни были любовь, предательство близкого человека? Ответь насколько можно откровенно.
     — Много всего было. И любовь была сильная, которая очень мучила. Со взаимностью, но очень тяжелая. И до этого была любовь, которая неожиданно для меня закончилась трагически, в смысле психологическом.
     — Думаю, со стороны многим кажется: у Кати Редниковой должна быть удачливой жизнь. Сразу после школы поступила в ГИТИС, сыграла красивую роль, перед ней преклоняются...
     — Вначале так и было. Но в какой-то период жизни получился крен не в лучшую сторону. Когда я училась в ГИТИСе, мои однокурсники говорили: “Ты вошла в аудиторию, и будто солнце взошло”. У меня самой в то время было ощущение счастливого человека. Видно, эта аура, радостное восприятие жизни распространялись на всех. Я нашла человека замечательного. Все с ним было чудесно, хотя он старше меня. Но мы резко расстались — это было неожиданно для обоих. Такую злую шутку сыграла с нами судьба. Я целый год не могла прийти в себя. Но все, что ни случается (смеется), для актрисы — плюс.
     — Предположим, именно с этим человеком все получилось бы как хотелось. Дальше — семья, дом... Ты готова пожертвовать карьерой?
     — В принципе я — человек домашний. Если с кем-то мне хорошо, то и хорошо. Я не из тех актрис (которых, кстати, очень уважаю), для кого сцена, кино — самое главное в жизни. Не могу себя представить без семьи в будущем. В одиночестве чувствуешь себя неуютно. Точно знаю, что хочу, чтобы работа и семья у меня совместились. Чтобы меня любили, чтобы любила я, чтобы у меня были дети.
     — А мужчины, которые не выдержали испытания любовью, не посеяли неприязни к мужскому населению вообще, не обозлили на весь мир?
     — Вообще мужчины, считаю, больше, чем женщины, живут и поступают “в угоду самим себе”.
     — Помогла, наверно, и поездка “за “Оскаром”. Была надежда получить главный приз? Как ты считаешь, не дали “Оскара” за “Вора” по справедливости?
     — Надежды были где-то 50х50. К нам в Голливуде подходили американские киноакадемики и говорили, что отмечают как лучший именно наш фильм. Но по большому счету еще один номинант — голландский фильм “Характер” — по уровню технического, что ли, исполнения был посильнее нашего. Замечательно сделан с точки зрения оператора и режиссера. Кадр за кадром идут классно. Но зато в нашем фильме больше эмоционального пространства... Наш успех компенсирован своей, домашней “Никой”.
     — В фильме есть откровенная любовная сцена. Ты снимаешься в таких сценах, что называется, “без комплекса”?
     — Я не очень люблю “постельные сцены”. В “Воре” по сценарию была обязательна. Если отказываешься от такой сцены — значит, отказываешься от роли. Но в нашем фильме сам Павел Чухрай сказал, что он не любит пошлости, и если что-то покажется неприличным — он уберет.
     — Насколько я знаю, фильм снимался больше чем полгода. Есть привыкание к партнеру? Вы с Владимиром Машковым общались слишком “тесно”, касались друг друга. Неужели в таких случаях не возникает какого-то чувства? Такой колоритный мужчина...
     — Это же работа. У нас с Машковым были нормальные рабочие отношения. У него в то время, насколько я знаю, была девушка. И потом, когда столько света... Кругом люди... И — нормальное расстояние между партнерами: камера должна видеть мое лицо, его лицо. Близость условная — все делает техника.
     — Сегодняшние женщины взваливают на себя семью, детей, работу, много учатся... Сами зарабатывают, сами себя обеспечивают материально.
     — Я понимаю женщин, которые хотят быть финансово независимыми. Когда тебя, грубо говоря, кидают из огня в полымя... Лучше уж быть самообеспеченным.
     — А тебе приходилось прибегать к помощи мужчины в смысле финансового содержания?
     — Что значит приходилось? Если ты живешь рядом с человеком, который тебя любит, которого ты любишь, он должен тебе помогать. Тем более, если ты по сути живешь одной семьей. Это нормально. Я считаю, мужчина должен обеспечивать женщину.
     — А нет ощущения униженности, когда тебя содержат?
     — Смотря какой человек, как себя поставит. Бывают мужчины, которым приятно быть не только финансово состоятельным, но и опекать любимую женщину. А бывают мужчины, которым надо напоминать о своем существовании. В этом смысле, конечно, себя чувствуешь неловко. Испокон веков мужчина обеспечивал женщину — в этом нет ничего унизительного. И вообще, если у двух молодых людей нормальные любовные отношения, какая разница, стоят у них печати в паспортах или нет. Сегодня многие пары живут вместе по десять лет, официально не оформляя своих отношений. И дети рождаются в таких союзах...
     — А ты что предпочитаешь?
     — Часть моих замужних подруг считает: как ни странно это звучит, но официальный брак почему-то больше важен для мужчин. Когда они состоят в браке по бумажке, что-то такое с ними случается, что они более серьезно начинают относиться к женщине. Жена по паспорту, видно, придает им солидности и важности в собственных глазах. А для женщины, мне кажется, важен сам человек.
     Кстати. Наверно, мало кто знает, что Екатерина Редникова по мужской линии — дальняя родственница самого Антона Павловича Чехова. Великий писатель приходится ей четвероюродным прапрадедушкой: сестра ее родной прабабушки вышла замуж за двоюродного брата Чехова — Михаила. Так что театральные пристрастия, выходит, в генах у Редниковой.
     — Катя, а есть ли роль, которую очень хотелось бы сыграть?

     — Вот так, конкретно?.. Хотелось бы сыграть леди Макбет и чеховских героинь. Но до них и до шекспировской роли надо еще немного подрасти.
     — А из режиссеров с кем хотелось бы поработать?
     — В Москву приезжал со своими спектаклями Стуруа — я была просто в восторге от его творчества. Если бы с ним удалось поработать...
     — Больше нравятся комедийные или трагедийные вещи?
     — В принципе нравится и то и другое. Была бы пьеса хорошей, интересная роль.
     — А каково материальное вознаграждение за классную игру Редниковой в “Воре”?
     — Ни-че-го. Вообще. В том году я “пролетела” по всем призам. Раньше за “Золотого овна” деньги платили, потом перестали. Тот год был единственным, когда за “Нику” не давали никаких материальных призов. Номинация на “Оскар” — тоже дело большого престижа, но не более.
     — Катя, а чего больше всего хотелось бы в жизни?
     — Личного счастья. А еще — уверенности в завтрашнем дне.
     — Ты уверена в своем будущем?
     — Пока у меня очень хорошее самоощущение. Все должно быть хорошо.
    


    Партнеры