Фатальный рейс 85816

3 июля 2002 в 00:00, просмотров: 814
  На Тукаева, 46, где располагается Дом правительства Башкортостана в Уфе, весь вчерашний день мчались кареты “скорой помощи”. Помощь пострадавшим оказывали на месте. В анамнезе больных — сердечные приступы, остановка дыхания, обмороки и истерики.
     Родители многих детей, погибших в ночь 2 июля над территорией Германии, трудятся в кабинете министров РБ и администрации президента республики. Дети — 52 мальчика и девочки, в том числе победители школьных олимпиад по линии ЮНЕСКО, должны были вылететь в Барселону еще в субботу. Эта поездка была организована уфимцами совместно с московской фирмой “Согласие”. В группе находилось 20 детишек младше 14 лет, из них восьми даже не было 12, 32 юным пассажирам уже исполнилось 16. Пять человек взрослых сопровождали юных туристов.
     Государственные чиновники были уверены, что полет станет безопасней, если дети отправятся в туристическую поездку рейсом Москва—Барселона. Хотя из уфимского международного аэропорта регулярный транзитный рейс в Испанию Уфа—“Домодедово”—Барселона летает раз в две недели. Взрослые решили, что эта поездка для детишек будет содержательней, если туристы сначала посетят Москву, осмотрят достопримечательности и только после этого отправятся в пункт назначения — Барселону. Как пояснила в телефонном разговоре с корреспондентом “МК” Татьяна Чувилкина, директор московской компании-туроператора “Сольмар” (эта фирма обеспечивала “испанскую” часть отдыха), для детей из Башкирии был запланирован роскошный 2-недельный отдых в городке Салоу, что в 120 километрах от Барселоны. Здесь им сняли 18 номеров в одном из лучших отелей “Эстиваль Парко”.
     Но с самого начала с башкирской группой не все было ладно. Сначала для пяти человек не удалось получить визы. Так что трое взрослых (руководитель группы, его помощник и врач), а также двое детей в итоге остались в столице. Потом организаторы в Москве перепутали время и аэропорт, из которого группа должна была бы вылететь в минувшую субботу. Вместо “Шереметьева” детей привезли в “Домодедово”. Итогом этой ошибки стало томительное ожидание на чемоданах всей туристической группы. Вопрос о переправке путешественников решался в течение суток. Опоздавшие на свой рейс сочли за лучшее обратиться за помощью к республиканским чиновникам, и после переговоров “Ту-154”, принадлежащий “Башкирским авиалиниям” и летающий из Москвы в Хорватию, был выделен для отправки детей.
     Еще сутки путешественники ждали, когда для полета освободят воздушный коридор. На это время детей разместили в гостинице “Турист”, а также свозили на экскурсии в музей космонавтики, на ВВЦ, к Останкинской телебашне. Ребята посетили храм Христа Спасителя, съездили на Воробьевы горы и Поклонную гору. Это была последняя экскурсия в их жизни. За это время дети очень сдружились с гидом — Оксаной Костенко из Белгорода. Раньше она работала вожатой в “Артеке”, а в фирме “Согласие” работала только год. Девушка погибла вместе со школьниками. Среди погибших дочь представителя ЮНЕСКО в Башкортостане Юля Суфиянова, дочь руководителя администрации президента Ильдара Гимаева, 15-летний сын ректора Уфимского технологического института сервиса Александра Дегтярева — Кирилл, дочь юриста кабинета министров — Елена Пушкарева.

* * *

     Самолет “Ту-154” был приобретен авиакомпанией “БАЛ” в 1995 году и считался одной из лучших авиационных машин. Что касается экипажа, то, как сообщил директор московского представительства “Башкирских авиалиний” Андрей Степанюк, “экипаж был одним из самых опытных, поэтому все обвинения некоторых западных СМИ о том, что русский летчик не понял то, что сказал ему диспетчер, беспочвенны. Экипаж знал английский язык более чем достаточно. У командира был общий налет 12 тысяч часов”.
     Командир экипажа, 52-летний Александр Гросс, числился в авиакомпании на хорошем счету, был одним из самых опытных пилотов и последние 10 лет летал только на международных рейсах. Экипаж, учитывая специфику рейса, подбирался из наиболее опытных, помимо основного был и проверяющий на борту — заместитель начальника эскадрильи. Что касается специфики этого полета, то имеется в виду тот факт, что группа была детской. Даже на вылете в аэропорту “Домодедово” их пропустили на регистрацию в первую очередь, а самолет проверили с особой тщательностью.
     — Без выводов комиссии я не уполномочен объяснять причины катастрофы, — говорит помощник генерального директора авиакомпании, начальник оперативного штаба, созданного после катастрофы, Геннадий Пирогов. — Пока не будет официальных результатов, я не уполномочен комментировать трагедию. Однако я уверен в правильных действиях экипажа. Александр Михайлович — один из самых опытных пилотов нашей авиакомпании, и вряд ли стоит связывать трагедию с действиями наших летчиков.
     По одной из версий, экипаж, оказавшись на границе с Швейцарией, не переключился на волну ведущего самолет диспетчера, а потому, возможно, не услышал требования опуститься вниз и пропустить следующий навстречу “Боинг-757”.
     Всего в экипаже было 11 человек.
     — Этот рейс был незапланированный, и проводников вызывали из резерва, — рассказывает стюардесса международных авиалиний авиакомпании “БАЛ” Марина Красноставская. — Вызывали тех, кто был согласен лететь. Меня не нашли. Полетели другие. В этом рейсе погиб друг нашей семьи, тоже бортпроводник Алсу Якшидавлетов.
     Сейчас Марина Красноставская как бортпроводница вылетела в Мюнхен, сопровождая специальную комиссию “БАЛ”.
     В республике указом президента Муртазы Рахимова создана специальная комиссия по расследованию случившегося во главе с премьер-министром Башкортостана Рафаэлем Байдавлетовым. Также создана правительственная комиссия по организации похорон погибших, доставки родных и близких к месту катастрофы.
     Сегодня, 3 июля, в Германию вылетела комиссия авиакомпании “БАЛ”.
     А дни со 2 по 4 июля в Башкирии объявлены днями траура.
    



Партнеры