Казнить нельзя помиловать

Буданов останется невменяемым?

3 июля 2002 в 00:00, просмотров: 256
  Вчера военный суд в Ростове-на-Дону отменил вынесение приговора по делу Юрия Буданова и решил возобновить следствие. Служителей Фемиды, в частности, интересуют обстоятельства, связанные с вменяемостью или невменяемостью полковника.
     Между тем неожиданный поворот в судебном процессе произошел накануне: сменился гособвинитель по делу полковника-убийцы. Официальная причина отставки прежнего прокурора — увольнение в запас по состоянию здоровья.
     Отстраненный от дела государственный обвинитель Сергей Назаров прославился тем, что в своей речи в военном суде Ростова-на-Дону фактически выступил как... адвокат подсудимого. Из трех статей, которые инкриминировали Буданову: убийство, похищение человека и превышение должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий — гособвинитель откинул две наиболее “тяжелые”. Таким образом убийцу приравняли к обычному командиру-дуролому, да к тому же еще и невменяемому. Предложенные Назаровым в виде наказания 3 года лишения свободы и последующая амнистия полковника повергли в шок видавших виды служителей Фемиды — на такой “подарок” не рассчитывали даже адвокаты Буданова.
     Новый гособвинитель, прокурор ГВП Владимир Милованов, поспешил откреститься от предложения коллеги и дал недвусмысленно понять, что имеет собственную точку зрения на преступления полковника. Что, впрочем, нисколько не повлияло на ход судебного разбирательства: в обвинительном акте по-прежнему фигурирует резолюция Назарова. Она настолько устраивает Буданова, что он даже отказался от последнего слова.
     Рокировка гособвинителей на заключительном этапе судебного разбирательства здорово смахивает на пилатовский жест: я умываю руки. Главная военная прокуратура в этой ситуации выигрывает больше всех (не считая, конечно, самого Буданова) — при необходимости под рукой есть козел отпущения — отставной прокурор Назаров. Что же до законности и справедливости, то ГВП в лице Милованова вроде как попыталась сделать все от нее зависящее и исправить положение дел, но... Кто же виноват, что суд не воспользовался помощью?!
     “Казнить нельзя помиловать” — резюмировали прокуроры, предоставив судьям ставить запятую.
    


Партнеры