День как тень

Корреспондент “МК” провел 24 часа с пилотом “Формулы-1” Дэвидом Култхардом

3 июля 2002 в 00:00, просмотров: 355
  — Что же это за важная птица пролетела? — читалось легкое удивление на лицах питерских прохожих, мимо которых проносился кортеж из пяти машин. Впереди “крякала”, расчищая дорогу, милицейская машина. Было видно, как водители обгоняемых автомобилей истошно ругались, а кто-то даже пытался грозить кулаком вслед убегающей веренице машин... Им было невдомек, что вынужденная суета из-за того, что в Санкт-Петербург прилетел шотландский пилот команды “West McLaren Mercedes” Дэвид Култхард. Корреспондент “МК” оказался единственным пишущим журналистом, кто сопровождал гонщика во время его пребывания в Питере, став “живой тенью” известного пилота.
    
     -Не спрашивайте только у Дэвида, как у него прошел полет, — ожидая приземления самолета в аэропорт “Пулково”, предупредил меня менеджер гонщика Дэннис Мишкович. Тут я вспомнил, что два года назад Култхард угодил в авиакатастрофу и летная тема — табу.
     Вскоре в таможенной зоне объявился и звездный гость северной Пальмиры. Вид — бодренький, словно и не было многочасового перелета из Барселоны. Да и по испанскому времени просыпался Култхард ни свет ни заря. Одет был стильно: темная майка с командной символикой, черные с отливом брюки и черные же полуботинки. Не мешкая, он уселся в автомобиль представительского класса и отправился на первую экскурсию — в Петергоф.
     — Пожалуй, надену очки... — щурясь под ярким питерским солнцем, сказал гонщик. — Погода — супер! А мне говорили, что в этом городе, как и у нас в Британии, часто моросит дождь.
     Как и любого туриста, Култхарда поразила красота фонтанов с искрящимися и переливающимися цветами радуги моросящими брызгами. Пилот замучил вопросами девушку-экскурсовода. Особенно его интересовало, зачем мускулистый мужчина вцепился в челюсти страшного вида существа? Шотландцу разъяснили, что это самый известный фонтан Петергофа — “Самсон, разрывающий пасть дракона”, построенный в честь победы при Гангуте русского флота над шведским...
     Корреспонденту “МК” удалось не только отслеживать каждое движение гонщика, но и придумать “акцию”: было бы неплохо, чтобы Култхард по традиции бросил в фонтан монетку — чтобы приехать сюда еще. Для гонщика быстро нашли пятирублевую монету. “Здесь так интересно! Почему бы не вернуться в этот райский уголок и не потратить больше времени, чтобы рассмотреть эти красоты!”
     Дэвид, кстати, вовсе не обиделся на то, что петергофская дирекция отказала ему в пустячной просьбе — расписаться в книге почетных гостей. Мол, только президентам и премьер-министрам позволительно. Хотя последний автограф в книге датирован двадцатым веком и принадлежит Нэнси Рейган. Зато в гостинице “Астория” возле одного из лифтов повесят маленькую латунную табличку с именем пилота. Рядом с другими ВИП-персонами этого отеля, в котором останавливались, например, экс-премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, певец Федор Шаляпин, Айседора Дункан, Владимир Ульянов-Ленин...
     “Пит-стоп” в гостинице длился около получаса. Кулхард чуток отдохнул и перекусил перед катанием в кабриолете по Дворцовой площади, которое едва не сорвалось из-за неожиданного ливня.
     “Смотри-ка, Култхард!” — толкнув локтем в бок приятеля, начал тыкать пальцем в сторону пилота обалдевший тинейджер. Два секьюрити очень напряглись, когда к Александрийскому столпу понабежали взбудораженные люди, узнавшие пилота “West McLaren Mercedes”. У кого были фотоаппараты, начали снимать ценнейшие кадры, а пара смельчаков ринулась за автографом.
     — Дэвид, распишитесь здесь, — начал клянчить на французском языке рабочий в замызганной спецовке и панамке, свернутой из газеты...
     — О, это вы тут все реконструируете? — осведомился у иностранной рабсилы Култхард, оглядывая выросшие у Зимнего дворца и здания Эрмитажа строительные леса. — Кстати, это не портит общий вид, — добавил Дэвид, проинформированный о том, что в Санкт-Петербурге наводят лоск к трехсотлетию города, и уселся за руль кабриолета.
     И совсем уж секьюрити посинели от перенапряжения, когда Дэвид решился проехать вокруг колонны на прогулочной скорости.
     — Я, кстати, редко на обычной дороге скорость превышаю, — сказал гонщик, вылезая из открытого авто. — После гонок “Формулы-1” сложно приспособиться к уличному движению... Скажу честно — правила уже давно не нарушал, и поэтому меня давно не штрафовали. Разве что в молодости, когда я только учился водить машину...
     Сделав круг почета по Дворцовой площади, Култхард отправился на пресс-конференцию. Время до ее начала он коротал в комнате отдыха, где висели картины с морскими сражениями. Изучив живопись, он решил развлечься жонглированием. Шарики заменили три мандарина.
     — Хорошая разминка для рук, — пояснил Дэвид, и в этот же момент цитрусовый выпал из рук и закатился под антикварный диван. Отодвинуть его — значило поцарапать блестящее лаковое покрытие. И Дэвид, не стесняясь, полез под диван и достал оттуда фрукт.
     Улучив момент, я поинтересовался у Дэвида: за кого он болеет в финале чемпионата мира по футболу?
     — Знаешь, моя подруга из Бразилии, — ответил пилот. — Ей очень нравится Роналдо. Как футболист. И я вынужден поддерживать ее родную команду. Иначе она обидится, и у меня возникнут проблемы с сексуальной жизнью...
     — Герлфренд не научила вас танцевать зажигательную самбу?
     — Пробовала, и не один раз. Не получается. Может быть, я выпил мало алкоголя (смеется)...
     — Спиртной “допинг” обязательное условие?
     — Да нет вроде. Но после пары стаканчиков горячительного быстрее раскрепощаешься.
     — Пара стаканчиков шотландского виски?
     — Здесь я не патриот Шотландии. Виски — слишком крепкий напиток для меня. Поэтому его я и не пью... Знаю, что в России популярна водка, которая не менее крепкая, чем виски. И ее, слышал, надо пить стаканами...
     — Дэвид, стаканами — это моветон... И вообще, какую-то уж неспортивную тему мы затронули. Давайте лучше про женщин... Какие качества вам нравятся...
     — Главным считаю одно: она должна любить меня. Это, кстати, есть в Симоне.
     — А вы думали о свадьбе, о детишках?
     — С моим жизненным графиком не просто наладить хорошую семейную жизнь. Хотя я сильно мечтаю об этом...
     — Какие цветы вы дарили своей подружке в последний раз?
     — О, господи! Это же было еще в прошлом году. Подарил ей тогда букет роз. Спасибо, что напомнил... Приеду — подарю...
     Кстати, герлфренд Култхарда могла бы запросто получить не только цветы по возвращении ухажера, но и шапку-ушанку с морской кокардой. Перед тем как отправиться на крейсер “Аврора”, Дэвид с интересом разглядывал на набережной прилавки с сувенирами. “Клевая вещица, — крутя в руках меховой головной убор, сказал Дэвид. — Вот бы такую купить Симоне. Только холодных зим-то у нас не бывает!”
     Затем гонщика привлекла матрешка с изображением Владимира Путина. “Так близко вашего президента я еще не видел! — улыбнулся Култхард и, указав сувениром на знаменитое носовое орудие крейсера, спросил: — После выстрела из этой пушки у вас началась революция?”
     На самом крейсере Дэвид Култхард с интересом слушал все, что ему рассказывал капитан корабля. Поинтересовался сколько требовалось угля, сколько весили снаряды, какая была дальность у пушек. В кают-компании крейсера Култхард увидел пианино, которое принадлежало царю Николаю II. Заканчивалась экскурсия тем, что Дэвида Култхарда зачислили в почетные члены экипажа “Авроры”...
     ...А вечером того же дня одухотворенный и культурно просвещенный Дэвид Култхард улетел в Ниццу. Короткое время отдыха он потратил с пользой. Это должно ему помочь в ближайший уик-энд, когда ему предстоит выступить на очередном этапе чемпионата мира Гран-при Великобритании...
    



Партнеры