Упокой, Господи...

Молитвы и слезы Фридрихсхафена

5 июля 2002 в 00:00, просмотров: 253
  В четверг утром в аэропорту южногерманского города Фридрихсхафен приземлился самолет, на борту которого — 139 родных и близких погибших в авиакатастрофе 1 июля. Короткий отдых после перелета, и затем — скорбный путь к месту падения “Ту-154”. Официально это называется “оказанием содействия в идентификации обнаруженных тел”.
     Щадя чувства родственников, следователи не будут привлекать родителей к опознанию тел детей. “Люди должны остаться в памяти своих родных такими, какими они были при жизни, а не изуродованными останками после взрыва на 11-километровой высоте”, — говорит Александра Баро, представитель полицейского управления Фридрихсхафена.
     Изначально были опознаны только тела летчиков с грузового “Боинга”. Останки российских детей до приезда родственников находились в общем подземном бункере, построенном еще во время Второй мировой войны. Более 80 специалистов и врачей из госпиталя Фридрихсхафена проводят работу по их идентификации.
     На момент подписания номера были обнаружены останки 67 погибших из 71. Зона падения обломков самолетов (а это — 30 квадратных километров) продолжает обследоваться метр за метром. К операции подключены военные самолеты и вертолеты. Глава МВД земли Баден-Вюртемберг Томас Шойбле обещает к вечеру сообщить о завершении поисков, в которых принимают участие полицейские, пожарные и, не в последнюю очередь, добровольцы из числа местных жителей. В городской ратуше не замолкает телефон. “Все хотят помочь”, — говорит католический священник Фердинанд Вайт.
 
***

     В православном соборе Фридрихсхафена идет панихида. Когда родственники погибших, пришедшие на поминальную службу, слышат слова священника “Упокой, Господи...”, они надеются на то, что души их близких обретут лучшую участь. Тела жертв катастрофы (“фрагменты тел”, по бесстрастно-протокольному выражению полицейских экспертов) будут преданы земле в Уфе.
     Прибывшие к месту трагедии родственники сквозь горе и слезы пытаются сделать хоть что-то для своих погибших детей. Местные власти помогают им справляться со скорбными хлопотами. “Где можно купить цветы?” и “может ли сюда приехать мулла и прочитать молитву?” — вот те первые вопросы, которые задают здесь чаще всего приехавшие родные и близкие погибших. Уже известно, что родители хотят установить на месте трагедии обелиск.
     Альфия Каханова плачет, вспоминая свою 12-летнюю дочь Алину. “Я не чувствую себя больше матерью, — говорит она. — Я чувствую себя человеком, который потерял свое сердце”.
     “Родители смогут взять с собой земли отсюда, может быть, их это хоть чуть-чуть поддержит”, — говорит член правительства Башкирии Халиаф Ишмуратов, который тоже приехал к месту трагедии и находится в подавленном состоянии. Во время интервью The Times Ишмуратов несколько раз выходил из комнаты, поскольку не мог сдерживать слезы. “Понимаете, у моего близкого друга на этом самолете летела дочь, — объяснял он. — И я ничего не могу с собой поделать”.
     Несмотря на то что в поисковой операции на месте участвовали опытные спасатели, некоторые родственники пытались сами найти хоть что-то, что осталось от детей. Один из них — Ренат Юсупов, потерявший своего 20-летнего сына Руслана. Его сын был самым старшим из детей, оказавшихся на “Ту-154”. Он был студентом юридического факультета университета Уфы и заслужил эту поездку отличной учебой. Руслан хотел стать прокурором. Это была не первая его поездка за границу. В свои 20 лет он успел побывать в Турции, Великобритании. В Лондоне Руслан прожил месяц в английской семье.
     “Перед отлетом он специально заехал к своей бабушке и тете, — рассказывает отец Руслана, коммерческий директор молочного комбината в Уфе. — Попрощался с ними и... вот все, что от него осталось”. На этих словах мужчина не выдерживает, начинает плакать, глядя на фотографию сына. На карточке — Руслан, еще выпускник школы, перед поступлением в университет и за три года до своей трагической смерти.
    


Партнеры