"Мусорный" ветер

GARBAGE: “МЫ ДО СИХ ПОР НЕ НАИГРАЛИСЬ”

5 июля 2002 в 00:00, просмотров: 606
  В последнее время участники “Garbage” явно не скучают: у них просто нет времени на подобного рода эмоции. Мировой тур в поддержку альбома “Beautiful Garbage” в самом разгаре: позади уже более семидесяти концертов, а впереди — еще чуть ли не полпланеты. Музыканты вволю покатались по Америке, сейчас вовсю окучивают Европу и прямо на ходу вынуждены принимать в группу новых музыкантов. Так получилось, что барабанщик и один из основателей “Garbage” Бутч Виг неожиданно приболел, и пришлось искать ему временную замену. Впрочем, звук группы от этого не пострадал. В этом убедились и датчане (на днях “Garbage” “зажигали” на фестивале под Копенгагеном), и питерцы, и москвичи. В среду “Garbage” сокрушали “Лужники”. Перед выходом на сцену гитарист группы Стив Маркер побеседовал с “ЗД”.   — Как настроение после 70 концертов?   — На моем месте любой бы, наверное, сказал, что это наш самый успешный тур и мы играем просто офигительные концерты. Но я жутко не выспался, с красноречием у меня неважно, и поэтому скажу так: дела идут неплохо, билеты продаются, вот даже до России добрались...   — Вы здесь уже были, помните?
     — Конечно, помню: Санкт-Петербург, года два назад. Такое трудно забыть, потому что концерт в России для нас — большая авантюра. Вот отыграть в Лос-Анджелесе — запросто. Вышел из дома, отыграл, вернулся домой... Так можно делать хоть каждую неделю. А сюда, во-первых, еще добраться надо, а во-вторых, даже примерно не знаешь, что тебя ждет. Перед первым концертом в России мы жутко волновались, но все прошло отлично, и я думаю, что и сейчас нас примут хорошо.
     — В Москве вы играете на восьмитысячной спортивной арене. Это площадка вашего размера?
     — Мы довольно гибкие и можем играть везде. Несколько раз это было на огромных стадионах... Круто, конечно, почувствовать себя какими-нибудь “Rolling Stones”, но, на мой взгляд, интереснее играть в клубах. Ты видишь лицо каждого фэна, они хорошо видят тебя, и создается очень приятная атмосфера. А еще лучше постоянно менять площадки, чтобы было не скучно.
     — В Москву вы привезли довольно скромное представление. Это обычная практика или где-то бывают взрывы, буйство света, фейерверки?..
     — Как правило, у нас ничего не взрывается, да и света тоже немного. Я не очень люблю, когда концерт похож на жутковатый высокотехнологичный процесс. Технологий нам и в студии хватает. Там у нас и сэмплеры, и всякие лупы, и прочее. На концерте же главная задача — сыграть все это живьем и добавить побольше импровизации. Когда каждый концерт разный — это и есть шоу.
     — Даже костюмов специальных нет...
     — Мы что-то возим с собой, но эта одежда не делится на обычную и “для сцены”. Что с утра надел, в том и играешь, в общем.
     — В Россию как-то приезжала мексиканская команда под названием “Molotov”. В интервью они сказали, что мировой тур — это весьма забавная штука. Ты не знаешь, где находишься, сколько сейчас времени и когда все это закончится. Вы ощущаете что-то подобное?
     — “Molotov”? Не слышал о таких, но они в чем-то правы. К их ощущениям я добавил бы еще два: приходится мало спать и много пить. Поначалу это забавно, а потом действительно теряешь чувство реальности. Но сейчас я в порядке и понимаю, что нахожусь в Москве. Может быть, даже удастся погулять по городу. В Петербурге ничего не получилось из-за жуткого холода.
     — Несколько недель назад вы играли в Ницце вместе с “Red Hot Chilli Peppers”. Кто кого разогревал?
     — Мы — “Перцев”. Была отличная вечеринка, и, по–моему, уже неважно, кто играл первым. У нас не очень большой опыт выступлений на разогреве, и всякий раз мы получали огромное удовольствие, потому что играть приходилось с отменными группами. Мы выступали вместе с Аланис Морриссет, “Smashing Pumpkins” и совсем недавно — с “U2”. Все концерты были отличными.
     — Нынешний тур далеко не первый для “Garbage”, и все участники группы уже точно знают, что лучше: сидеть в студии и спать дома или мотаться по всему миру с концертами...
     — Конечно, второе. Постоянно выступать, может, и нелегко, но зато это очень эмоциональная работа. Ты сразу видишь, ради чего, собственно, писались все эти песни. А писались они для того, чтобы люди на них реагировали. В студии такого нет. Там сидят угрюмые парни, по сто раз слушают одно и то же, и реакция в лучшем случае сводится к тому, что кто-то скажет: “Вот так неплохо”. Концерт — это совсем другое дело, и мы еще не наигрались!
     — Если можно, пара личных вопросов. На что вы обычно жалуетесь в гостинице?
     — Как правило, на отсутствие в душе воды под давлением. Меня это изобретение очень расслабляет.
     — Что вы обычно делаете после концерта: спите или — клубы, танцы, девушки?..
     — Я люблю иногда “зажечь” на after-party, особенно если есть возможность потом выспаться. Если нет, то автобус и отель... Хотя и там есть бары, не говоря уже о девушках.
    
     ...а тем временем на концерте
     Все пришедшие на “Garbage” разделились на два лагеря: одним очень нравилось, другие явно не фанатели. Фанатеющих, конечно, можно понять. Вот они, красавцы, как живые, от звука глаза на лоб лезут, свет просто чумовой, песенки подобраны все известные. У зевающих тоже свои причины скучать. Группка совершенно пластмассовая, да и музыка тоже. Нет ощущения, что они сами играют, так и чудится где-то под сценой огромная музмашина с массой примочек, а музыканты этому техночудовищу лишь подыгрывают. С публикой, правда, разговаривают сами, причем “живьем”. “Как здорово, что мы в России! — кричит фронменша Ширли. — Я просто счастлива, сейчас водки выпью”. И выпила. Непонятно, правда, что там у нее в стаканчике было. Не исключено, что минералка, потому как для группы с видимостью игры вполне логична и видимость выпивки.
     Илья ЛЕГОСТАЕВ.


    Партнеры