Пробел

6 июля 2002 в 00:00, просмотров: 475
Что такое — люди? Где у них порог чувствительности, с какого момента они перестают думать о своем — личном и мелком — и переключаются на общее — великое и трагическое?..
Вот упал самолет, дети погибли, много детей сразу, страшная трагедия. В человеческой массе образовалась черная дыра, ткань общей жизни порвалась, нас теперь стало меньше. Больно? Больно. Но не всем.
Странно. Ведь ткань жизни — она общая, одна на всех. Могло ведь не там, а здесь порваться с такой же вероятностью. Но почему-то не воспринимается, не ощущается потеря, как своя.
Вот родственники — они ближе всех к дыре, на самом краю стоят. Им лучше всех видно, что — там. Им хуже всех, из них живые куски вырваны, с мясом, с кровью.
Но чем дальше от дыры, тем меньше боли: черта чувствительности проходит где-то очень близко. Родители, друзья, близкие родственники, и все — порог пройден. У тех, кто стоит за порогом, совсем другие мысли: ужас, да, но не с нами, с другими, а нам-то надо жить, у нас планы, проблемы, лето, отпуска, нужны деньги, чтоб отдыхать ехать, детей куда-то отправлять, а вот хорошо бы за границу, знаете, есть такие специальные лагеря для детей...
Журналисты берутся за трагедию засучив рукава — так мясники подходят к разделке туши — и профессионально и быстро разбирают ее на требуемые куски. Четыре вопроса, как в учебнике: что, где, когда, почему? Публике особенно интересно, что чувствуют родственники погибших. “Вы родственники? Что вы чувствуете?..” И еще те, кто не попал в самолет — четверо счастливчиков, — они что чувствуют? Тоже очень интересно.
Женский голосок рассказывает в новостях по радио, что родственники погибших летали сегодня в Германию и “возложили на месте трагедии цветы, венки и игрушки”. Игрушки! Представьте картину — сердце екает. А голосок столь же бестрепетно, без всякой паузы выкладывает вторую новость дня: “По словам замминистра, цены на бензин летом могут вырасти до 11 рублей за литр”.
Вот что такое — люди.

* * *

Вообще весь наш быт уже заставляет думать, что человеческая природа предполагает лишь два состояния гуманоида. Либо гуманоид скорбит (замороженное состояние), либо он ищет деньги и движется к ним всеми правдами и неправдами (активное состояние).
Наглядный пример активного состояния на минувшей неделе показала нам Государственная дума. Завершив летнюю сессию, она подвела итоги работы за год и проявила уникальную откровенность, обнародовав свой бюджет на будущий год, где подробнейшим образом расписано, сколько государственных денег необходимо будет истратить на всякие полезные вещи, без которых депутатам, их помощникам и сотрудникам аппарата невозможно исполнять свои обязанности.
Предусмотрительность, с которой составлялся список полезностей, поражает. Заботливая жена так тщательно не собирает чемодан мужу, уезжающему в командировку.
Не забыто ничего. Сто страниц с обеих сторон убористым шрифтом. Денежное вознаграждение, надбавка за секретность председателю (между прочим немало, 75% в месяц от вознаграждения, видимо, секреты хранить — очень трудно, всего на четверть легче, чем председательствовать на заседаниях), пособие на лечение к отпуску с начислениями, страхование, командировки и служебные разъезды, расчеты по спецперевозкам, контракт на доставку наличности в здание Госдумы, автотранспортные услуги (каждый автомобиль эксплуатируется в среднем 12,5 часа в сутки, а всего их 357, а депутатов — 450, видите, какая у них активность, они все время в пути).
Размах впечатляет, но в то же время возникают вопросы. Видно, что при составлении списка необходимостей цены на товары и услуги закладывались с большим опережением темпов инфляции. К примеру, услуги сотовой связи оплачиваются исходя из 250 долларов в месяц, хотя существует и более дешевый тариф — 200 долларов, позволяющий разговаривать без ограничений — хоть целые сутки. Но заложено почему-то все-таки 250 долларов. Почему?
Наверное, потому, что если кому-то останется хотя бы по 50 долларов с 230 мобильников 12 месяцев в году, то это будут неплохие денежки.
Конечно, неспециалист не может досконально разобраться во всех статьях бюджета и выявить все приписки. Но даже сторонний наблюдатель отметит, к примеру, такую особенность: расходы на канцтовары здесь подсчитываются исходя из их розничной цены, хотя закупки будут оптовые (одной только бумаги А4 планируется закупать 25 тонн в месяц!), а в таких случаях торговые фирмы опускают цены процентов на сорок, это общепринятая практика. Кроме того, никак не учитывается тот факт, что по крайней мере два месяца в году депутаты все-таки не работают, Дума уходит на каникулы, и канцтовары (равно как и автомобили) в это время расходуются с гораздо меньшей интенсивностью.
Эх, Госдума — зеркало российской действительности, плоть от плоти народной. И воруют там точно так же, как везде. Может, только аппетиты побольше, ну так и возможности здесь пошире. Стаканы под карандаши хрустальные, стаканы для воды хрустальные, флаги РФ, увлажнители воздуха, кофеварки, кофемолки, конверты евро (уже с евро?), папки такие, папки сякие, открытки — 44295 штук — ко всем праздникам, включая Пасху, Рождество и 12 декабря (кстати, что у нас 12 декабря, никак не могу запомнить)... Короче, список длинный. Есть где размахнуться.

* * *

Еще несколько слов про халатность.
Халаты в бюджет тоже заложены — по 400 рублей за штуку. Кроме них в список вещей, необходимых структурным подразделениям Госдумы, обслуживающим депутатов, включено: 35 антистатиков по 50 руб. за штуку, библиотечные кармашки на тысячу долларов, 500 вилок сервировочных (не для столовой, а для протокольного отдела), 10 кастрюль по 1500 руб., 88 тюбиков крема для рук, машина бумагосверлильная за 10 тысяч долларов (ничего себе!), перчатки латекс — 350 штук, платки носовые разовые, полтысячи льняных полотенец, салфетки гигиенические влажные — 2 тыс. штук, 250 настольных табличек, ткань х/б бязь 820 метров, 25 тряпок для мытья полов по 25 руб. за штуку, 50 тряпок для мытья столов по 15 руб. за штуку (большинство избирателей, наверное, еще даже не знает, как далеко шагнул прогресс, так что тряпки для мытья полов и столов теперь полагается покупать в магазинах). И много еще чего заложено: фартуки влагостойкие, целлофан, этикет-пистолет и даже франкировальная машина (что это?), и, кажется, предусмотрено все, каждая мелочь, но — вот сенсация! — нет туалетной бумаги.
Честно сказать, я ожидала увидеть несколько тонн — так же, как писчую бумагу формата А4 по 25 тонн ежемесячно, — но туалетной, представьте, нет. Ни рулончика.
Загадка.
Парламентские корреспонденты, много лет проработавшие в Думе, утверждают, что отсутствие туалетной бумаги — извечная проблема данного учреждения. Ее там никогда нет и не было.
Экономия? Однако, судя по списку, депутатам в Думе не отказывают и в гораздо более дорогих вещах. Дыроколы повышенной мощности, портфели кожаные по 200 баксов, телефоны “Элита”, сканирующие ручки, электронные записные книжки — даже эти эксклюзивные предметы будут поставлены всем желающим. Но, может, депутаты просто не желают туалетную бумагу? Может, они не знают, что она есть, не догадываются о ее существовании? Про сканирующие ручки, кстати, тоже еще мало народу знает, поэтому их предусмотрено закупить пока всего 20 штук. А вот про диктофоны уже всем известно, поэтому они — ясный пень — нужны всем депутатам, причем самые дорогие. Может, и с туалетной бумагой — такая же история?
Этот жгучий вопрос я задавала многим специалистам в области российского парламентаризма. Ответы были самые разные — от банального предположения “депутаты не какают” до изысканной версии о религиозных традициях думских хозяйственников, не допускающих применение туалетной бумаги даже в мыслях и уж тем более — в открытом для публики бюджете, хотя на ней можно было бы “поднять” ого-го сколько денег.
Но версий много, а единственно верного ответа, как видите, нет.
Подобного рода необъяснимые пробелы в денежно-добывательской активности гуманоидов присущи человеческой природе так же, как заторможенность по случаю скорби. И это правильно. И не надо искать им объяснений, у нас должны быть пробелы, ошибки и просто капризы. Мы же все-таки не просто гуманоиды. Мы все-таки люди.



    Партнеры