МК-ПОЧТАЛЬОН

7 июля 2002 в 00:00, просмотров: 371
  Лето — пора отпусков, и каждый проводит его по-разному. Фантазия наших читателей не знает границ: одни выращивают на своей даче какие-то аномальные грибы, другие собирают на дорогах Германии полезные для жизни вещички и придумывают диковинные способы прикрытия семейных измен, а третьи перед миллионной телеаудиторией отстаивают права путан. В общем, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало.
    
     ) ГРИБНАЯ ЖИЛА
    
     Двенадцать лет назад я купил дом в деревне в 70 километрах от Москвы. Однажды вместе с машиной дров мне привезли березовый нарост (кап). Он был значительных размеров: около метра в диаметре и весом в 150 кг. Дрова я использовал быстро, а кап, по совету соседей, решил сохранить до лучших времен: забросил его подальше к забору да и забыл про существование нароста.
     Года через три ко мне в гости приехали внучата. Побегав некоторое время по участку, они попросили у меня корзинку и большие ножи.
     — За грибами собрались, — заявили малыши.
     Родители бросились грудью на калитку, как на амбразуру, с криками: “Не пущать!”, пугая внучат серыми волками, которые незамедлительно слопают их в лесу, и Бабой Ягой, поджидающей малолеток в своей избушке. Выслушав глупые угрозы взрослых, ребята не по-детски ухмыльнулись, покрутили у виска пальцем, намекая на наше слабоумие, и сказали:
     — Путь недолгим будет, — и с гордым видом повели нас к забору в самую дальнюю часть участка. На забытом капе было столько опят, сколько мы в лесу за день собрать не могли! Пошел в лес — и там грибы пошли.
     Теперь каждый год собираю урожай грибов на своей даче. В лес иду только тогда, когда на моем дереве опята появляются — своеобразный сигнал к началу активных действий. Не знаю, как объяснить сей природный феномен, но он мне очень по нраву пришелся. Правда, соседям мой кап тоже приглянулся. Боюсь, стащат еще...
     Н.Г.ТЮРКИН.
     lНа примере грибной истории г-на Тюркина лишний раз убеждаешься, что в хозяйстве все сгодится. Даже березовый нарост в дело пошел, и с каким успехом, — и урожай дает, и лесным барометром служит. Хорошо, что в России еще не перевелись плюшкины, которые благодаря своей жадности (то бишь рачительности) радуют народ подобными феноменами.
    
     ) ОБЛОМАЛИ...
    
     В послевоенные пятидесятые годы служил я в гвардейском авиационном полку в городе невест Иваново. Как-то после боевого дежурства пришел передохнуть в специально обустроенную землянку. Одни спят, другие читают, а некоторые техники и летчики в преферанс режутся.
     Вдруг в землянку заходит мой лучший друг Костик с радостной новостью: наконец-то объявили номера крупных выигрышей облигаций государственного займа, которые он даже успел записать. Все засуетились и стали сверять свои билеты с выигравшими. Я тоже залез в блокнот и глазам не поверил: номер одной облигации совпал! Но для выигрыша нужно еще совпадение серии. И тут все сошлось! В землянке все стали орать, качать меня на руках с требованием незамедлительно проставиться: обмыть успех — дело святое.
     Но прежде надо было забрать счастливые облигации, которые хранились у матери в Москве. Со скоростью света побежал на переговорный пункт. Меня подгоняла мысль о чудовищной матушкиной расхлябанности: запихнет куда-нибудь драгоценные бумажки, и выигрыш — тю-тю! За мной мчался мой друг и что-то орал вдогонку, но я не обращал на него внимания. Девушка на почте уже стала соединять с Москвой, но тут влетел Костик и испортил праздник моей души:
     — Ты на календарь смотрел?
     — Ну! — на всякий случай грозно ответил я, чувствуя какой-то подвох.
     — Первое ап...— не успел договорить Костик, поскольку схлопотал по лицу.
     Оказывается, несколько лет назад вместе с зарплатой нам из одной пачки друг за другом выдавали злополучные облигации. В очереди к начфину со мной стоял Костик, который знал, что за номерами его облигаций следовали мои. Конечно, хороший повод разыграть друга, но так и сердечный приступ схлопотать недолго.
     Ю.В.КАШИРИН.
     lЗачем же сразу по лицу, да еще лучшего друга? Понятное дело, обидно остаться без свалившегося как снег на голову выигрыша, но первого апреля и не такое случалось. Скажите спасибо, что вам не пришлось вскакивать чуть свет и мчаться встречать несуществующий поезд с якобы приезжающими родственниками или идти на ковер к злобному начальнику, который вас вовсе не ждал. Думается, за прошедшие с того дня пятьдесят лет вы не раз разыгрывали своего товарища и утешали свое самолюбие.
    
     ) ИСКУССТВО ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ
    
     С началом перестройки на нашем телевидении появились разнообразные ток-шоу. Это сейчас легко стать участником телепрограммы, а раньше люди приходили в студию, как в театр, и мечтали любыми способами попасть в кадр.
     Как-то подруга затащила меня на запись программы “Тема”, которая была посвящена проблемам проституции. Возбужденная аудитория долго дискутировала по поводу актуальности легальных публичных домов в России, об аморальности проституток и сексапильности стриптизеров. Обстановка разрядилась только однажды, когда микрофон попал в руки субтильного юноши. Он сначала припудрил свой носик, поправил повязку на тщательно уложенных волосах и, характерно растягивая слова, стал рассуждать о горькой девичьей судьбе путан в нашей стране. Он говорил очень правильные вещи, но его, к сожалению, никто не слушал: все зрители до слез и икоты хохотали над его манерами и стилем поведения. Даже оператор оставил свою камеру и скрючился от смеха. Откровенная демонстрация нетрадиционной сексуальной ориентации в то время была сродни показу диковинной зверушки в зоопарке. Мне же по-настоящему было жаль бедолагу. Чаша моего терпения переполнилась в тот момент, когда мужская часть аудитории стала обвинять женщин во всех смертных грехах.
     — 4% бедных мужиков подаются к проституткам из-за неудовлетворенности в семейной жизни, — брызгал слюной невзрачного вида “Казанова”.
     У меня, видимо, было такое лицо, что Влад Листьев попросил высказаться.
     — А куда податься 96% неудовлетворенным в браке женщинам? — смело парировала я.
     — К мужчинам-проститутам, — многозначительно пояснил Листьев. На что я предложила говорить не только о женской, но и о мужской проституции в нашей стране. Мое предложение было подхвачено аплодисментами агрессивно настроенных дам.
     Только после окончания съемки я поняла, к чему могут привести мои феминистские выпады. Во-первых, меня, учительницу начальных классов, вряд ли поймут ученики, их родители и администрация школы — “облико морале”, понимаешь. Во-вторых, я собиралась замуж, а моя потенциальная свекровь — пуританка до мозга костей: она, например, навсегда вычеркнула для себя из сетки телепрограмм все передачи, ведущей которых была обожаемая ею Анеля Меркулова — солидная степенная женщина как-то раз слегка приоткрыла коленки в меру короткой юбкой и навсегда потеряла расположение моей будущей родственницы. Мама моего жениха за порнографию принимала даже отдаленный намек на голую задницу, а уж смелые высказывания на такую щекотливую тему вполне могли расстроить наш будущий брак.
     Поразмыслив о жуткой перспективе своего профессионального и семейного будущего, мы с подругой рискнули подойти к ведущему с просьбой вырезать данное опрометчивое выступление. Влад задержал на мне взгляд и ответил:
     — Искусство требует жертв!
     Прошло три недели: я загремела в больницу и попросту забыла об этой программе. Вдруг ко мне в палату приезжает разведенный папа одной ученицы и начинает активно интересоваться моим здоровьем. Спел под гитару пару романсов и удалился, предложив без стеснения рассчитывать на его помощь. Не успела я оправиться от странного визита чужого родителя, как в моей палате снова оказался посетитель: незнакомый гражданин далеко не плейбойского вида стал игриво расспрашивать о моем житье-бытье и причинах пребывания в стационаре. Сально ухмыляясь и многозначительно подмигивая, заявил, что среди мужиков-подлецов он единственный белый и пушистый и что к нему можно обращаться за помощью. Причем разного рода. Просто тимуровец какой-то. В довершение к сему прибежала моя расстроенная мама: знакомые и незнакомые дяденьки справляются по телефону о моем самочувствии и предлагают посильную помощь.
     Только подруга смогла внести ясность: оказывается, вышла передача — из трехчасовой записи оставили только сорок минут, в которые вошло и мое явно урезанное выступление. По замыслу режиссера или из-за нехватки эфирного времени оно ограничилось вопросом: “Куда податься неудовлетворенным в браке женщинам?”...
     В.КРЫЛОВА.
     lИнтересно, как все-таки сложилась судьба г-жи Крыловой после выхода в свет передачи на столь щекотливую для тех времен тему. Проститутки должны слагать оды скромным учителкам, не побоявшимся даже в ущерб своей личной жизни заступиться за права несчастных женщин.
    
     ) ГОЛЬ НА ВЫДУМКИ ХИТРА
    
     Несколько лет назад наше маленькое семейство обосновалось в Германии. Обустраивались очень весело. Сначала пытались откладывать деньги на покупку самых элементарных штуковин, без которых невозможна жизнь на чужбине, но пособия не хватало. И тогда знакомые посоветовали бросить эту глупую затею и дождаться какого-то непонятного “шпермюля”. По ночам мне даже стали сниться восхитительные сны: приходит он, таинственный Шпермюль, исключительно в образе Деда Мороза или на худой конец Санта-Клауса и достает из своего мешка долгожданные чайники, тостеры и сковородки. На самом деле “шпермюль” не тянул даже на голубоглазого блондина с увесистой пачкой долларов. Это всего-навсего “чисто немецкий” праздник — один раз в году граждане выносят на улицу поднадоевшую мебель или домашнюю утварь. Все это хозяйство тут же разбирают малоимущие.
     Мы по достоинству оценили немецкий порядок: все тарелочки из полюбившегося русским сервиза “Мадонна” чисто вымыты и переложены газеткой, чтобы новый хозяин не разбил их. У вышедшего из строя телевизора, например, обязательно отрезается штепсель, чтобы новый владелец заранее знал о его неисправности. “Пошпермюлила” я достаточно плодотворно: весь дом был заставлен коробками с халявным барахлом.
     Хуже всего, что от тары надо было избавляться, а дело это хлопотное и непростое. Коробки надо хранить в специальном подвальчике до следующего “шпермюля”, когда их забирает специальная машина и отвозит в специально предусмотренное место. Но кладовая нам понадобилась совершенно для других целей, и мы решили обхитрить не в меру аккуратных бюргеров — вооружившись ножницами, резали картон на мелкие части и под покровом темноты выносили в специальный контейнер для бумажных отходов. Каково же было наше удивление, когда через две недели на пороге квартиры нарисовался полицейский и с плохо скрываемым раздражением вручил нам письмо, в котором наше семейство обещали отправить в местный околоток за недостойное поведение. Соседи, видимо, бывшие кагэбэшники, настолько соскучились по любимому делу, что не поленились проследить весь путь попадания изрезанной коробки в мусорный бак и настучать в полицию.
     Вскоре я заскучала от размеренной и сытой бюргерской жизни. Веселые приключения не заставили себя долго ждать. Муж познакомил меня со своим товарищем по работе, который раньше проживал в славном городе Ростове. Наши невинные дружеские беседы во время длительных прогулок с моей дочкой постепенно переросли в страстные отношения. В общем, товарищ к нам зачастил, и, чтобы столь настойчивые визиты не стали слишком подозрительными, я придумала очень веселенький план. Попросила любовничка за рюмкой водки признаться моему мужу в... нетрадиционной сексуальной ориентации. Сначала Гришаня шибко оторопел от такого нахальства, но потом согласился разыграть спектакль.
     Налакавшись шнапса до чертиков в глазах, он трогательно стал рассказывать моему благоверному о непростой судьбе российского педика и до такой степени вошел в роль, что попытался несколько раз игриво укусить моего муженька за коленку. Последний оказался парнем впечатлительным — от жалости он чуть не прослезился и долго клялся своему коллеге по работе в вечной дружбе.
     Три минуты позора — и вот уже Гришка постоянно ошивается в нашем доме себе, мне и мужу на радость. Последний пребывает в твердой уверенности, что у меня появилась отличная подружка, с которой я приятно провожу время. А ведь он прав как никогда.
     Катерина, Германия.
     lТолько в сытой и благополучной Германии возможны такие славные традиции. Представляю, если бы у нас в Москве вдоль дорог выставили приличную мебель или домашнюю утварь — невзирая на отрезанные штепсели, сограждане в пять минут оприходовали бы халявное барахло. Можно только гордиться бывшей соотечественницей, которая на своей Родине явно была активным членом Клуба веселых и находчивых: не каждый бюргер сможет придумать такой изощренный способ наставить рога своему благоверному.
    
    


Партнеры