ЭХО ВОЙНЫ В ПЕСНЯХ “АББЫ”

7 июля 2002 в 00:00, просмотров: 536
  Верховный суд Норвегии начинает рассмотрение дела так называемых немецких детей, родившихся от внебрачных связей между немецкими солдатами и норвежскими женщинами во время Второй мировой войны. Представляющая их интересы организация “Источник жизни детей войны”, основанная в 1999 году, намерена также обратиться в Европейский суд по правам человека.
     “Немецкие дети” утверждают, что после войны они стали жертвами дискриминации со стороны норвежских властей и общества.
     “Ребенком войны”, в частности, является певица Анни-Фрид Лингстад — брюнетка из легендарной “АББЫ”.
    
     Анни-Фрид родилась в ноябре 1945 года. Ее отец — сержант немецкой армии Альфред Хаазе, который находился в Норвегии в числе 400 тысяч солдат вермахта и частей СС и поддерживал интимную связь с девушкой по имени Синни Лингстад из деревушки на севере Норвегии.
     Связи между немецкими военнослужащими и норвежскими женщинами поощрялись германским руководством с целью “очищения” арийской расы в рамках специальной программы “Лебенсборн”, разработанной главой СС Генрихом Гимлером.
     После поражения Германии мать и бабушку Анни-Фрид заклеймили как предательниц. Они были вынуждены эмигрировать в Швецию, где через два года Синни умерла — у нее отказали почки.
     Спустя почти 30 лет Альфред Хаазе, в то время вышедший на пенсию кондитер, совершенно случайно узнал, что брюнетка из знаменитого шведского квартета — его дочь. Они встретились в 1977 году по настоянию основателя группы “АББА” Бенни Андерсона, который тогда являлся мужем Анни-Фрид.
     “Она добилась в Швеции поразительного успеха, который никогда бы к ней не пришел, если бы она осталась в Норвегии, где ее считали бы уродиной”, — говорит Тор Брандакер, представитель организации “Источник жизни детей войны”.
     Как утверждают члены этой организации, после войны к “немецким детям” относились как к людям второго сорта. Лишь немногим из них удалось получить приличное образование и хорошую работу.
     “Большинству из них было трудно завязывать интимные отношения с другими людьми и вообще найти свое место в жизни, — говорит адвокат Ранди Спайдеволд, представляющая интересы “детей войны”. — Это неудивительно, если учесть, что в молодости их называли немецкими идиотами, никчемными выродками, которые не имеют права на жизнь”.
     По словам британской газеты “Обсервер”, после войны норвежские чиновники классифицировали женщин, поддерживавших отношения с немецкими солдатами, и их детей как “людей ограниченных способностей и асоциальных психопатов”.
     Считалось, что “немецкие дети” представляли угрозу норвежскому государству в силу их “нацистских генов”. Многие из них, как утверждает “Обсервер”, были отправлены в больницы для умалишенных, где над ними издевались, а некоторых насиловали. Другие попали в детские дома, из которых вышли лишь в 60-е годы мало приспособленными к жизни взрослыми людьми.
     В ходе процесса Ранди Спайдеволд намерена представить документы, подтверждающие, по ее словам, что над “немецкими детьми” и их матерями проводились эксперименты с использованием наркотиков и других химических веществ в интересах норвежской армии, Университета Осло и американского ЦРУ.
    


Партнеры