Бритоголовых гладят по головке

Прокуратуру Москвы устраивает деятельность скинхедов

8 июля 2002 в 00:00, просмотров: 249
  Одиннадцатый час вечера. Полупустой вагон Калининской ветки метро. На “Авиамоторной” в двери вваливаются восемь подростков. Все они похожи друг на друга: ботинки-“гриндерсы”, подтяжки, бритые головы. Через пару минут не вполне трезвые “патриоты” замечают в углу китайца...
     — Денег дай! — один из бритой стаи с наглой ухмылкой подходит к “чужому”.
     — В связи с чем? — искренне недоумевает тот и почти сразу получает “ответ” — ботинком в живот.
     Вагон отморозки выбрали грамотно: женщины, дети и старики. Вступиться за китайца некому, люди пугливо теснятся к выходу, кажется, даже представители “славянского типа” не уверены в своей безопасности. Зато у скинхедов, распоясавшихся за последнее время в Москве, опасений подобного рода не возникает...
     Прошло больше двух месяцев со дня публикации в “МК” статьи “Необыкновенный фашизм”, где говорилось о том, как устроены и чем занимаются организации бритоголовых в столице.
     Два месяца городская прокуратура “проверяла факты, изложенные в статье”. Исписаны горы бумаг, составлена увесистая папка с “материалами”. Результат — нулевой.
“За отсутствием состава...”
     Нацистская газета “Я — русский” по-прежнему в свободной продаже.
     Столичный фюрер Иванов-Сухаревский все так же окучивает агрессивных подростков.
     Рядовые скины так же избивают иностранцев. А те, в свою очередь, все чаще говорят о том, что обращаться в милицию с жалобами на бритоголовых бесполезно. Для силовых структур скинхеды — неприкасаемы.
     Почему?
     Шестьдесят дней прокурор 4-го отдела по надзору за исполнением законности в органах внутренних дел прокуратуры Москвы г-н Устиновский проверял факты, изложенные в “МК”. Первым делом он лично посетил штаб-квартиру Народно-национальной партии, о которой шла речь в статье, и побеседовал с ее вождем — Ивановым-Сухаревским.
     Разговор получился. Вождь рассказал, что “его движение по всей России насчитывает около 11 тысяч человек и в настоящее время им подготовлены документы для регистрации общественного движения в качестве партии”. А цель движения, оказывается, — “искоренение национальной вражды”. При этом “члены движения не являются скинхедами, не принимают участия в массовых беспорядках и погромах”. Словом, сидят, никого не трогают, примусы починяют.
     Кроме того, Устиновскому удалось выяснить, что главному редактору фашистской газеты “Я — русский” (тому же Иванову) “в 2001-м и текущем году предупреждений по факту нарушения требований ст. 4 Закона о СМИ (недопустимость использования для разжигания национальной розни) не объявлялось”. Причем к материалам проверки даже подшит один номер “ЯРа”. Но, судя по всему, читать не умеют не только чиновники Минпечати, но и сотрудники Мосгорпрокуратуры. А может, по их мнению, призывы “бить черных” не разжигают национальную рознь?..
     Интересная деталь: в прокурорском постановлении движение Иванова почему-то названо “Новый национальный путь”. Но эта досадная ошибка на самом деле меркнет по сравнению с другим пассажем: “в ходе проверки осуществлялись неоднократные выезды в редакцию “Московского комсомольца”. Ответственно заявляю: г-н Устиновский приезжал только раз. На полчаса. Причем в течение всего этого времени он с настойчивостью, достойной лучшего применения, добивался от меня одной фразы: “В московском ОМОНе тренировались не скинхеды”. Предложение посмотреть фотографии, опросить тех бритоголовых членов ННП, которые тренировались вместе со мной на омоновской базе, г-н Устиновский мягко проигнорировал...
     “В результате проведенной проверки сведения, изложенные в публикации, о возбуждении членами организации “Новый национальный путь” национальной, расовой и религиозной вражды, организации массовых беспорядков объективного подтверждения не нашли. В действиях руководителя организации Иванова признаков состава преступления, предусмотренного ст. 212, 282, не установлено. Принимая во внимание вышеизложенное, постановил: в возбуждении уголовного дела по факту сведений, изложенных Метелевой в публикации “Необыкновенный фашизм”, отказать”.
     А вот точка зрения руководителя общественного центра “Антипроизвол”, работника прокуратуры с многолетним стажем Сергея Замошкина:
     — Из публикации “Необыкновенный фашизм” совершенно очевидно следует, что в действиях и членов, и руководителей ННП есть состав целого ряда преступлений. Журналист в данной ситуации лично был свидетелем подстрекательства к убийству по мотиву национальной ненависти (ст. 105 и ст. 33), подстрекательства к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью (ст. 33 и ст. 111), вовлечения несовершеннолетних в совершение преступления (ст. 150), призывов к организации массовых беспорядков, к насилию над гражданами (ст. 212), подстрекательства к хулиганству группой лиц с применением предметов, используемых в качестве оружия (ст. 213), подстрекательства к вандализму (ст. 214), призывов к насильственному изменению конституционного строя (ст. 280), возбуждения национальной, расовой и религиозной вражды (ст. 282). Как это ни удивительно, в постановлении прокуратуры уголовно-правовой оценки ни одному из этих противозаконных деяний не дано. Конкретных фактов, указанных в публикации, прокуратура также не проверила.
     Разумеется, Иванов и его заместитель отрицали нарушения закона, но ведь не получены объяснения у героев публикации — скинхедов Инны, Павла, Кирпича, хотя их личности установлены. Так что есть все основания считать проверку, проведенную городской прокуратурой, формальной отпиской.
     У прокурорского работника был выбор. Он мог, приложив некоторые усилия, проверить достоверность той информации, которую получил от журналиста. А мог поверить на слово уже судимому за разжигание национальной розни Иванову-Сухаревскому.
     Г-н Устиновский определился в своих пристрастиях.
“Мы с тобой одной крови...”
     Помните эту заветную фразу из рассказов о Маугли? Сегодня в столице России заклинание джунглей работает по-прежнему. Если большие чины и высокие начальники даже после погрома на Манежной смотрят на бритоголовую мразь по-отечески снисходительно, то для сержантов и рядовых скин — практически брат. Во всяком случае, именно такое впечатление складывается у студентов-иностранцев.
     — Как-то мы с другом вышли из метро, и на нас напала группа бритоголовых, — рассказывает замбиец Мелки, студент 3-го курса Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы. — Мы вырвались, добежали до милиционеров, говорим: там скинхеды, только что пытались нас избить... А сержант нам отвечает: “Что за проблема? Подумаешь — побьют! Мы все равно ничего не можем сделать. Боишься отсюда выйти — звони друзьям, пусть приедут, заберут тебя”. Выходить действительно было опасно: больше десятка бритоголовых стояли около пункта милиции и караулили нас. Много раз было такое: скинхед бьет кого-нибудь из нас, а буквально в трех метрах стоит милиционер и... смотрит.
     По словам Мелки, и сами сержанты не брезгуют легкой добычей: останавливают, проверяют документы, а потом говорят прямо: не хочешь проблем — сбегай купи пива или сигарет. Студенты РУДН уже привыкли проставляться столичным стражам порядка. Ребята говорят, что вечером из студгородка лучше не выходить: местные милиционеры устраивают настоящую охоту на темнокожих.
     — Отсюда до Ленинского проспекта — метров триста, не больше, — говорит Мелки. — Так вот, вечером на этом отрезке работает человек десять милиционеров. Один проверит документы, возьмет денег и сразу передает следующему по рации: идет черный, можно срубить “сухих”. Оскорбляют постоянно, говорят: зачем вы сюда приехали, черномазые, кому вы тут нужны?..
     Но, по рассказам студентов, хуже всего приходится тем, кто идет рядом с русской девушкой. Люди в погонах и с дубинками запросто могут поинтересоваться у нее: почему вы, девушка, гуляете с черным?.. А потом и домашний телефон попросят, чтобы позвонить родителям и рассказать о непристойном поведении дочки.
     Мелки говорит, что они к этой ситуации уже привыкли, хотя в его стране — Замбии — за оскорбление иностранца наказывают очень сурово. Но таких “привыкших” — немного. Из 19 человек, приехавших учиться в Москву вместе с ним, сейчас осталось только семь...
     Чой Юн Шик, президент Ассоциации южнокорейских студентов, обучающихся в Москве, и Гэбриэл Котчофа, президент Московской Ассоциации иностранных студентов, единодушно утверждают, что десятки, если не сотни раз московская милиция отказывала иностранным студентам — жертвам скинов в возбуждении уголовных дел. И по большому счету это понятно. Три кита расизма — отсутствие культуры, отсутствие образования и комплекс неполноценности. А эти составляющие легко обнаруживаются не только у трудных подростков из неблагополучных семей, которые чаще всего вливаются в стройные ряды бритых подонков. Все то же мы наблюдаем и у низшего милицейского звена. А ворон ворону, как известно, глаз не выклюет.
Значит, это кому-нибудь нужно
     25 июня корреспондент одной из американских радиостанций брала интервью у московского фюрера. Вот ее впечатления:
     — Они устроили для нас спектакль. Рассказали о том, что 26 июля выезжают на “праздник огня”, приуроченный к дню рождения Иванова, а 5 сентября пройдут маршем по Тверской. Они действительно не боятся силовых структур: такое ощущение, что этой партии дают “добро” сверху. Только так можно объяснить тот факт, что эти неонацисты открыто говорят о своих планах, намерениях и обсуждают подробности избиения иностранцев.
     Ощущение, что скинхедов “крышуют” властные структуры, складывается практически у всех, кто всерьез занимается проблемой молодежного экстремизма.
     Говорит Владимир Прибыловский, руководитель общественного центра “Панорама”:
     — Охоту на иностранцев скины устраивают каждый вечер. А милиция смотрит на это в лучшем случае нейтрально, в худшем — с одобрением. К сожалению, у московских милиционеров отношение к “чужим” такое же, как у скинхедов. Разница только в том, что сержант не избивает того же африканца, а делает на нем деньги... Что же касается того, работает ли кто-то из “вождей” на властные структуры, — прямых доказательств, конечно, нет. Но косвенно это подтверждается постоянно. Не случайно лидеры той же ННП Иванов и Токмаков были осуждены условно и амнистированы. Причем если Иванову предъявлялись обвинения только в разжигании национальной розни, то его зам Токмаков лично принимал участие в избиении гражданина США, а получил за это по минимуму. Кстати, когда я в парижской газете опубликовал статью, где называл газету “Я — русский” профашистской (речь шла о статье Иванова под заголовком “Нам нужен православный Гитлер”), меня довольно быстро вызвали в межрайонную прокуратуру. И попросили — заметьте, от имени прокурора города — написать объяснение о том, что моя статья не направлена на разжигание национальной розни. То есть прокурору лень читать “Я — русский”, но не лень искать публикацию, вышедшую в Париже. И это не первый раз, когда прокуратура вызывает меня по доносам нацистов. По большому счету это не удивительно: для власти Иванов-Сухаревский очень удобен, поскольку полностью под контролем. Такой маленький домашний фюрер. Заметьте, что в отношении этой партии, несмотря на многочисленные заявления, уголовных дел не было возбуждено ни разу. Так что если 282-я статья УК (возбуждение национальной и расовой розни) в прокуратуре и возникает, то применительно к тем, кто называет нацистов нацистами. А они ведь действительно опасны: они создают хаос, даже внутри Москвы. Скинхедов у нас, может быть, меньше, чем в Германии, но здесь их никто не пресекает. Так что они растут количественно, а вечерами вообще чувствуют себя хозяевами жизни.
     ...Это звучит дико, но факт: скинхеды в Москве стали чем-то вроде священной коровы. Они неприкасаемы. Их никто не трогает. Прокуратура не видит “состава преступления”. Милиция не останавливает. На днях к стройному хору “незрячих” присоединился Минюст: там выяснили, что ни одна экстремистская партия у них не зарегистрирована. А стало быть, их вообще нет.
     Вчера мне позвонил знакомый сотрудник МВД. И рассказал, что сын его приятельницы, тоже, кстати, работающей в силовой структуре, вступил в ННП.
     “Это же страшно!” — неслось из телефонной трубки...
    


Партнеры