Смерть солдата у дачи

Строительство дома в Подмосковье закончилось гибелью рядового-ракетчика

8 июля 2002 в 00:00, просмотров: 383
  Дачи бывают разные — двухэтажные, трехэтажные. А есть дачи, где погибают военнослужащие Вооруженных сил России.
     20-летний срочник Дмитрий Киселев погиб, работая на чужой даче в Подмосковье. Командир зенитно-ракетного дивизиона 93-го гвардейского полка ПВО подполковник Бараненко, как в старые добрые времена, “презентовал” своих солдат хорошему знакомому. Сколько он на этом поимел, сейчас выясняет военная прокуратура.
  
   В дачном поселке “Маяк”, где неделю назад случилось несчастье, есть все необходимое: газ, электричество, свежий воздух. И даже когда иногда отключают воду, сторож — молдаванин дядя Вася — бодро кричит своим постояльцам: “Что жалуетесь? Зато у вас есть счастье!”
     Земля кооператива “Маяк”, где высятся трехэтажные замки в неоготическом стиле, некогда принадлежала воинской части — одному из дивизионов того самого 93-го полка, что расположен рядом с Истрой, в поселке Рычково. Сюда падали отработанные части ракет. С начала 90-х здесь стали строить дачи. В основном для военных и милиции.
     Неделю назад восемь бойцов из зенитно-ракетного дивизиона приехали в “Маяк” для выполнения “боевой” задачи. Их командир, подполковник Бараненко, приказал прибыть для выполнения земляных работ. Причем не на позиции подразделения, а на участке частного лица, не имеющего к армии никакого отношения.
     Дренажная канава, которую должны были вырыть солдаты, очень похожа на могилу — глубиной два с половиной метра и шириной с полметра. Она и стала могилой для двадцатилетнего рядового Димы Киселева, призванного в 2000 году из Мытищ.
     Примерно в 20.00, когда в армии по распорядку обычно ужин и время для личных потребностей, обрушился грунт и похоронил заживо Диму и двух его товарищей, ковырявшихся в яме. Товарищей успели довезти до истринской больницы, а Дима до приезда “скорой” не дожил...
     Теперь на этом участке работают уже специалисты — рабочие-кавказцы, нанятые через агентство. Но ведь им же — бабок отвали. А тут солдат — универсальная рабочая сила. Легче заплатить командиру дивизиона, тем более что подполковника Бараненко в дачном поселке очень хорошо знают...
     В дивизионе, где служил Дима Киселев, нас встретили необычным приветствием:
     — До свидания! У нас приказ сверху: ни с кем не разговаривать. Это режимный объект.
     “Режимный объект” обнесен лишь шатким забором, и мы вошли на территорию казармы совершенно свободно. Но разговаривать с нами не стали, отправив в штаб полка — в соседнее Фуньково. Впрочем, и там офицеры оказались не более разговорчивыми.
     — В понедельник ждем проверку, — говорит светловолосый подполковник. — Понаедет куча “спортсменов” с лампасами (генералов. — Авт.), будут тут пальцами тыкать. А мы и без них знаем, где у нас тонко...
     Где тонко, там и рвется. 2 июля оборвалась жизнь 20-летнего парня...
     Приказом командующего Московским округом ВВС и ПВО подполковник Бараненко уже отстранен от должности. В отношении него возбуждено уголовное дело.
     Полк заплатил за место на Красногорском кладбище, где 5 июля похоронили Диму, чуть больше четырнадцати тысяч рублей.
     Интересно, сколько командир дивизиона получил за то, чтобы его солдаты вырыли себе могилу?..
    


Партнеры