“Вышка” набирает высоту

Где готовят поваров для политкухни?

9 июля 2002 в 00:00, просмотров: 577
  В центре Москвы — жара. По расплавленному асфальту Лубянки медленно течет человеческая река и, лениво огибая площадь, растворяется в соседних улочках и переулках. Не хочется ничего делать, даже думать...
     А в аудиториях Государственного университета — Высшей школы экономики на Мясницкой — царит академическая тишина и прохлада. Но июльской расслабленности не чувствуется: через неделю начинается самая горячая пора — вступительные экзамены. Абитуриенты нервно толпятся у дверей приемной комиссии, расспрашивают про конкурс, экзамены и условия приема. Их родители тем временем внимательно изучают стенды с вузовской информацией — выбирают, на какую бы престижную специальность направить учиться любимое чадо...

     Выбирать и правда есть из чего: к пяти уже имеющимся факультетам (экономическому, права, менеджмента, социологии и прикладной политологии) в этом году прибавилось еще три: психологии, бизнес-информатики и мировой экономики. Плюс новое отделение на факультете прикладной политологии — деловой и политической журналистики. А в следующем году открывается еще один факультет — государственного управления.

Преодолимые трудности

     — ГУ-ВШЭ — совсем молодой университет, — говорит проректор “Вышки” Вадим Радаев, — в ноябре нам исполнится только 10 лет. Для высшего учебного заведения возраст совсем еще юный. Но за это время была разработана и затем реализована оригинальная концепция университета — качественное современное образование по международным стандартам для российских студентов. Причем у нас в стране, а не на Западе. Для реализации проекта привлекли лучших экономистов — профессоров из МГУ и Российской академии наук. Плюс молодые преподаватели, которых сразу же направили на стажировку в Англию, Голландию и Францию. Помогли и европейские партнеры — университет Эразмус в Роттердаме, Лондонская школа экономики и Сорбонна в Париже.
     — Многие московские абитуриенты боятся поступать в ГУ-ВШЭ — считается, что экзамены слишком сложные. Да и вообще сложилось мнение, что пройти в престижный вуз без блата или толстого кошелька практически нереально...
     — Экзамены в ВШЭ — действительно трудные. Но это — из разряда преодолимых трудностей. Причем преодолеть их может любой молодой человек, обладающий знаниями и способностями. Что же касается кошелька и блата… Начнем с того, что ВШЭ — не частный, а государственный вуз, мы имеем статус государственного университета. И большинство наших студентов учатся бесплатно (точнее, за счет бюджета). За счет новых факультетов прием в ВШЭ увеличится этим летом сразу в полтора раза. Для того чтобы учиться в ВШЭ и не платить за учебу из своего кармана, нужно только одно — набрать достаточное количество баллов на экзаменах. А вот если экзамены сданы успешно, но до проходного балла абитуриент не дотянулся, то тогда действительно поможет кошелек — можно поступить на платное место. Но и тут в выигрыше окажутся те, кто лучше сдал экзамены: у нас действует гибкая система скидок за обучение. Не хватило одного балла до проходного — платишь 25 процентов от установленной суммы, двух баллов — 30 процентов и т.д.
     Что же касается блата, то у нас существует целая система борьбы с ним, причем весьма эффективная. Она просто физически исключает возможность коррупции. Во-первых, все экзамены в “Вышке” только письменные, по типу тестов. Проверяют работы не люди, а компьютер, поэтому всякая субъективность оценки исключается. Во-вторых, сама процедура экзамена построена так, что ни один преподаватель не может, даже при большом желании, повлиять на его итоги. Проходит письменный экзамен в большой аудитории, там постоянно дежурят несколько проверяющих, и помочь “своему” абитуриенту нет практически никакой возможности, даже если есть большое желание сделать это.
     — Каким образом проходят вступительные испытания?
     — Ребята получают тесты с вопросами и заполняют бланки ответов. Принцип простой: отметь правильный вариант из нескольких предложенных. Затем бланки поступают на сканер, и компьютер выводит количество баллов, набранных абитуриентом.
     — Получается почти как в популярной телеигре: угадал ответ — возьми приз...
     — Просто угадать не выйдет. Если отвечать “методом научного тыка”, то высокий балл никогда не получишь. Варианты составлены так, что без точных знаний правильный ответ дать нельзя. Мы собираемся в будущем вообще перейти к системе открытых заданий, как это было в июне с выпускным школьным сочинением и алгеброй. Министерство образования РФ еще в мае опубликовало темы выпускных сочинений и задания по математике, любой школьник мог ознакомиться с ними. Мы тоже хотим заранее издавать экзаменационные тесты. Если кто-то сможет перерешать все задачи и подготовиться по всем вопросам истории, русской словесности и иностранному языку — прекрасно. А в аудитории преподаватели будут следить за тем, чтобы никто не списывал и не пользовался подсказками.
     — Какой конкурс бывает в Высшей школе экономики?
     — Относительно небольшой — 3—4 человека на место. Но следует иметь в виду: к нам приходят очень хорошо подготовленные ребята. Все знают: вступительные экзамены у нас сложные, учиться в университете трудно, прогулять занятия, расслабиться не удастся — сразу скажется на оценках и, следовательно, на стипендии. Ее размер, кстати, у нас в несколько раз больше, чем в других российских вузах. Правда, получают ее не все, а только 10% самых бедных и 10% самых умных ребят. Мы отказались от принципа “платить всем понемногу”. Академическую стипендию получают только наиболее успевающие студенты, а для нуждающихся есть социальная стипендия — 1000 рублей. Таким образом, студент “Вышки” может получать 1500 рублей в месяц и даже больше.
     — Сохраняются ли у вас преимущества при поступлении для школьных медалистов, детей-инвалидов, инвалидов I и II групп, сирот и других категорий льготников?
     — Все льготы, положенные российским законодательством для абитуриентов, у нас сохраняются полностью.
     — Какой из новых факультетов вы порекомендовали бы сегодняшним абитуриентам?
     — Все факультеты интересны. Скажем, новый факультет мировой экономики дополнит систему подготовки экономистов в ВШЭ (до сих пор в “Вышке” было два собственно экономических факультета — факультет экономики и международный институт экономики и финансов). Деканом факультета стал Игорь Фаминский, директор ВНИИ внешнеэкономических связей. На факультете предполагается возродить “страновую” подготовку студентов (в том числе на редких языках). Или другой новый факультет — психологии. Его возглавил известный ученый-психолог, опытный руководитель образования академик Владимир Шадриков. Специализации факультета — организационная, политическая психология, бизнес-психология, консультирование, психологические основы маркетинга и рекламы. Особое направление — психотерапия. В России остро не хватает специалистов по психотерапии. Хотя психологов готовят 130 российских вузов (в Москве — 30), но психологическую помощь в случае семейного или трудового конфликта получить порой бывает трудно. А в США только психотерапией занимается около 100 тысяч специалистов.
     Все факультеты тесно связаны между собой, наши студенты получают мощную междисциплинарную подготовку. На факультете права, например, дополнительно изучают экономику, причем в таком объеме, который превосходит программы некоторых экономических факультетов вузов. А экономисты, социологи и менеджеры слушают не просто общее “Введение в право”, а набор практических курсов гражданского, корпоративного и трудового права, в рамках специализации — два-три спецкурса. Кроме того, старшекурсники проходят стажировку в зарубежных высших школах и университетах и могут получить их дипломы — Лондонской школы экономики, Свободного университета Берлина, других учебных заведений. Тем более что во время учебы наши ребята изучают два иностранных языка. Так что возможности для получения образования самого широкого профиля в университете имеются, было бы только желание.

Факультет Биллов Гейтсов

     На новом факультете “Вышки” — бизнес-информатики — предполагают готовить “чиферов” (от CIO — chief information officer). Такие специалисты — менеджеры с глубоким знанием информационных систем — весьма востребованы на Западе. Их работа — это прежде всего организация взаимодействия и взаимопонимания между руководителями бизнеса и работающими на них программистами и системными интеграторами.
     По словам главы представительства “Microsoft” в России и странах СНГ Ольги Дергуновой (которая была одним из инициаторов создания нового факультета в ВШЭ — вместе с другими лидерами российского IT-бизнеса), сейчас наблюдается большая потребность в специалистах подобного рода. Они нужны на крупных предприятиях — в торговых фирмах с годовым оборотом свыше 15 миллионов долларов, в добывающих и перерабатывающих компаниях (пищевых, нефтяных, газовых), в научных центрах, то есть там, где накоплен большой объем информации, требующий обработки и анализа. “Чиферы” выявляют вкусовые предпочтения покупателей, исследуют результаты продаж, смотрят на динамику их изменений. Можно сказать, что факультет бизнес-информатики был создан в ВШЭ в ответ на прямой запрос быстро развивающегося рынка.
     На факультете открывается несколько специализаций — бизнес-аналитика, управление бизнес-проектами и информационной средой в компании. Студенты получат за время обучения фундаментальную подготовку: будут изучать высшую математику, статистику и эконометрию в традиционном для ВШЭ объеме, а современные информационные технологии — на уровне, достаточном для быстрого и эффективного практического вхождения в IT-бизнес.

Студенты в пиаре

     Один из самых популярных факультетов “Вышки” — факультет прикладной политологии. Его декан, профессор Леонид Ионин, уверен, что политолог — профессия рыночно ориентированная.
     — Наш факультет не зря называется “прикладная политология”, — говорит Леонид Григорьевич, — мы готовим не политологов-теоретиков, а политтехнологов-практиков. Хотя те, кто предпочтет “чистую науку”, получит все необходимое: фундаментальное образование, обязательно — два иностранных языка, возможность стажироваться за рубежом (в институтах Франции, Германии, других стран). Международные связи, совместные программы с зарубежными коллегами — конек нашего факультета. Сейчас у нас открывается новая кафедра — мировой и европейской политики. Ее возглавит известный политик и исследователь Сергей Караганов.
     Своей главной задачей мы считаем подготовку специалистов, адаптированных к реальной жизни в условиях современного рынка. Специализации факультета — политконсалтинг, PR и публичная политика — позволяют выпускникам без проблем устраиваться на престижную, интересную и, что тоже важно, хорошо оплачиваемую работу. Некоторые выпускники даже открывают свое дело, чаще всего — PR-фирмы. Многие трудятся в крупных компаниях, в отделах по связям с общественностью, занимаются корпоративным пиаром. Кто-то идет в государственные и общественно-политические структуры. Очень часто наших ребят привлекают в организации, связанные с проведением избирательных кампаний. В России выборы идут перманентно — избирают то депутатов, то губернатора или мэра, то президента, так что работы для специалистов хватает.
     — С “черным пиаром” вашим студентам приходилось сталкиваться?
     — Учим мы их, конечно, не этому. Сегодня для того, чтобы стать эффективным политтехнологом, недостаточно одного азарта — как в начале 1990-х. Времена любителей прошли. Требуется комплексная подготовка. Необходимо развивать креативные способности, учиться работать талантливо. Нужно очень многое знать и понимать. И если вы приезжаете в регион проводить избирательную кампанию, то вы должны уметь быстро и точно оценить политико-экономическую ситуацию, отследить общественное мнение, смоделировать последствия тех или иных заявлений и действий, предусмотреть все проблемы юридического характера — только тогда вы сумеете предложить действительно результативный PR-сценарий, который позволит не только вам лично хорошо заработать, но и вашему клиенту выиграть выборы. Именно поэтому будущие политтехнологи у нас получают базовую подготовку по экономике, социологии, юриспруденции, математическим методам. И, разумеется, им преподаются специальные дисциплины, в том числе главный для нас курс политического анализа.

Школа для журналистов

     А еще в “Вышке” собираются готовить журналистов. В университете открылись отделение деловой и политической журналистики (срок обучения — 5 лет, проводится набор на бюджетные места) и Высшая школа журналистики (второе высшее образование, 2 года, обучение платное). Учредителями ВШЖ стали несколько периодических изданий, три телеканала (ОРТ, РТР и НТВ) и сам университет. Возглавил ВШЖ научный редактор журнала “Эксперт”, известный телеобозреватель Александр Привалов.
     — Когда учредители Высшей школы журналистики обсуждали ее концепцию, — рассказывает Привалов, — зашла речь о том, у кого сколько в редакции работает выпускников журфаков. Результаты оказались одинаковыми — один-два. А в иных редакциях трудится по сотне человек. Вот мы и решили озаботиться подготовкой собственных кадров.
     — То есть теперь собираетесь конкурировать с журфаками известных университетов?
     — Конкуренты ли мы журфакам — жизнь покажет. Я не думаю, что наша конкуренция с другими журфаками будет так важна для них и для нас. А вот в чем заключается принципиальное отличие педагогических моделей ВШЖ и журфаков — это интересно. Мы попытаемся слить вместе два существующих подхода к воспитанию толковых журналистов. Один подход — собственно журфаковский. Суть его в том, что журналистов готовят в рамках академической системы образования: с лекциями, семинарами, экзаменами, курсовыми. Второй подход — человек сам приходит в газету, чтобы стать журналистом. Сначала он “мальчик на побегушках”, потом стоит за спиной у человека, который уже состоялся в профессии. Затем получает одно поручение, другое, растет, глядишь — уже звезда.
     В ВШЖ первый год будет проходить в стенах учебного заведения. Студенты изучают все предметы, касающиеся непосредственно журналистского ремесла. К преподаванию привлекут действующих звезд СМИ, людей с самыми громкими именами в журналистике. Это будет некое подражание тому самому способу обучения — за спиной у мастера. Константин Эрнст, Олег Добродеев, Леонид Парфенов, Ксения Пономарева, Андрей Васильев, Максим Соколов, Никита Кириченко станут проводить мастер-классы.
     — Вы уверены, что все ваши выпускники успешно трудоустроятся? Вдруг окажется, что человек умный, учится хорошо, а звездного журналиста из него не выходит?
     — Избранная модель обучения — ответ на этот вопрос. Мы надеемся, что с помощью ВШЖ подготовим для себя талантливых журналистов. Поэтому второй год обучения полностью будет посвящен стажировке слушателей в наших СМИ. Те, кто не найдет или не захочет находить себе место в журналистике, вполне могут трудоустроиться с “другой стороны прилавка”. Существует довольно много мест, где требуются люди, умеющие профессионально работать со СМИ: пресс-службы (они есть буквально во всех крупных компаниях), рекламные агентства. Да и в СМИ работают не только журналисты — там есть всякие финансовые дирекции, нужно заниматься маркетингом, распространением, рекламой и т.д. Основам медиабизнеса и медиаменеджмента у нас, кстати, тоже будут учить. Мы абсолютно убеждены, что наши выпускники без малейшего труда уйдут на все эти неплохо оплачиваемые места.
    



Партнеры