Валерий Газаев: личные симпатии отпадают

Первое интервью нового тренера сборной

10 июля 2002 в 00:00, просмотров: 336
  Офис РФС в понедельник напоминал улей. Задолго до начала исполкома, назначенного на 14 часов, делегаты и журналисты заполнили коридоры и кабинеты.
     РФС определил в повестке шесть вопросов. Но главных было два:
     1. Итоги выступления сборной России на финальном турнире чемпионата мира. Докладчик — Олег Романцев.
     2. Утверждение главного тренера первой сборной России. Докладчик — Колосков.
     Говорили вполголоса, почти шепотом. Это было немножко наивно, потому что неразгаданных вопросов примерно часа за полтора до начала уже не было.
    
     1. На заседании исполкома Романцева не было, и ответ держал Гершкович. “Краткость — сестра таланта” — девиз его выступления. “Поставленную нами задачу — выход в 1/8 финала — команда не выполнила”.
     2. Что касается кандидатуры нового главного тренера сборной, то это был классический секрет Полишинеля. Из российских тренеров на должность котировались фактически две кандидатуры — Газзаев и Семин. И если первый не скрывал своего желания возглавить сборную, то Семин хранил глубокое молчание. Мнение беседующих было единогласным — Газзаев, и оказалось, что народ не ошибается. А когда на заседание явился один Валерий Георгиевич, то и сотая доля сомнения в том, кто станет главным, отпала.
    
Тему заметки — первое интервью для прессы Газзаева — я предварил несколькими вопросами и ответами президента РФС Колоскова. Ситуация и решение проблемы станет читателям более понятной.
     — Неужели кандидатура одного Газзаева рассматривалась на должность главного тренера?
    
— Чуть раньше рассматривались кандидатуры семи иностранцев и наших: Морозова, Семина и Газзаева. Я консультировался со всеми и пришел к выводу — Газзаев.
     — Мнения общественности разделились. Не будем считать проценты, но опрошенные были как за российского, так и за иностранного специалиста. Аргументы тех и других были веские.
    
— Предложенные иностранные специалисты нам не подошли. Я активно занимался изучением зарубежного рынка. Встречался с президентами федераций Германии, Испании, Англии и Франции, беседовал с президентом департамента УЕФА, отвечающего за подготовку тренерских кадров Энди Роксбургом. Мне кажется, его несколько даже удивила моя просьба. Вывод такой: примерно десять лучших тренеров в мире заняты в самых богатых и престижных клубах и уходить оттуда не собираются. Да и потянем ли мы их услуги?
     — А что остальные — не подходят?
  
   — Российский футбол располагает не менее квалифицированными специалистами.
     — Вы решали: Семин или Газзаев?
    
— Да. Мой выбор пал на Газзаева.
     — Кто несет ответственность за выступление сборной? Снимают ведь тренеров.
  
   — В нашей стране мера ответственности меняется. Еще десять лет назад критерием был партбилет, сегодня по-другому. За результат отвечает тренер. А президент гарантирует ему все необходимые условия для работы.
     — Заступая на должность, Романцев также получил возможность совмещения до конца сезона. Что из этого вышло, мы все знаем.
  
   — Гарантирую, такого не предвидится.
     Первым Газзаева поздравили земляки. Возбужденный, улыбающийся, он отвечал на вопросы, на мой взгляд, без дипломатических выкрутасов, говорил то, что думал: “Во-первых, предваряя ваши вопросы, я хотел бы искренне поблагодарить Олега Ивановича Романцева и его команду за большую проделанную работу. Будем объективны: он много и полезно поработал”.
     — Как отреагировал президент Евгений Гиннер на ваш переход в сборную?
     — Нужно знать этого человека. Для него интересы российского футбола превыше всего.
     — Ваши первые шаги на новом посту?
  
   — До 18 июля я планирую собрать главных тренеров клубов и ветеранов с большим опытом работы и совместно определить круг кандидатов в национальную и молодежную сборные страны.
     — Ваши помощники будут освобожденными или смогут совмещать работу в клубах?
    
— Только освобожденные. Работа им предстоит огромная.
     — Какой срок вашего контракта?
    
— Четыре года.
     — Дело прошлое, но все-таки интересно: ваше отношение к приглашению иностранного тренера?
     — Позор.
     — Не получится ли так, что ЦСКА станет базовой командой сборной?
    
— Не получится. В сборной будут играть сильнейшие, личные симпатии отпадают. Гарантирую.
     — Какими будут ваши отношения с прессой?
  
   — Доверительными, принципиальными, открытыми, мы делаем общее дело. И это самое важное.
    



Партнеры