Заповедник для Кощеев

Колонка Юлии Калининой

13 июля 2002 в 00:00, просмотров: 710
  С июля по сентябрь общественно-политическая жизнь страны замирает, а события если и случаются, то неуправляемые и незапланированные типа стихийных бедствий, катастроф, терактов, вторжений боевиков в Дагестан и столкновений на уголовной и национальной почве. Посмотрим, что из вышеперечисленного произойдет нынешним летом — может, и ничего, бывают такие года. Хотя, надо сказать, у российских журналистов за последнее десятилетие уже укрепилось своего рода народное поверье: в августе (в крайнем случае в начале сентября) непременно случается какое-то масштабное событие, причем, как правило, трагического свойства.
     А в структурах власти летнее время, наоборот, отличается долгожданным затишьем. Приостанавливаются кабинетные войны, компроматы и утечки в прессу откладываются до осени, поскольку сейчас они все равно не дадут никакого эффекта...
     Все нужные Кремлю законы приняты, депутаты сделали, что могли, и разъехались на каникулы. Осталось правительство, но оно у нас как бы “техническое” — вроде роботов, — поэтому скандалы и интересности там рождаются крайне редко, и в результате главным поводом для публикаций и комментариев в летнее время становятся высказывания — в основном, конечно, президента, ну и тех редких депутатов, которые пока еще здесь, в Москве, пока как бы при исполнении.
* * *
     Если идти по высказываниям недели, то в первую очередь нужно отметить реплику президента, посещавшего в понедельник Поволжский регион и знакомившегося там с проблемами края.
     Посетив все, что было запланировано, и насмотревшись на боль и кровь народную, президент высказался в том смысле, что пора уже ему иметь возможность как-то наказывать или даже снимать губернаторов, не справляющихся со своими обязанностями. Потому что губернатор, он хоть и избран народонаселением, но если после избрания оказывается, что он не в состоянии управлять и ведет избирателей в могилу, то Кремль все-таки должен иметь возможность его остановить.
     Что касается Поволжья, то там, на взгляд президента, хуже всего дела обстоят в Ульяновской области. Однако снимать, к сожалению, некого, поскольку прежний губернатор Горячев уже переизбран два года назад.
     Очевидно, сие глубокомысленное замечание президента означает, что к нынешнему губернатору Шаманову, который уже два года (!) управляет краем, у президента никаких претензий нет. Хотя за два года (!) очень многое можно было бы сделать.
     Тем не менее при Шаманове жить в области стало еще хуже, чем раньше. Нынешней зимой в некоторых районах Ульяновска (столицы края, между прочим) батареи вообще уже не топились, в других — топились эпизодически. Про горячую воду говорить нечего. Все, кто мог, уезжали зимой за город, грелись там печками и индивидуальными нагревательными приборами. Ну и летом, разумеется, вся жизнь — тоже за городом на земельном участке. Необходимо выращивать продукты, чтобы их кушать зимой, на одну только пенсию-зарплату не проживешь, к тому же большой вопрос — дадут ли ее вообще.
     Некогда индустриальный край живет собирательством, рыболовством и натуральным хозяйством, как в Древней Руси. Насчет своего губернатора высказываются примерно в таком духе: “Мы раньше были недовольны Горячевым, поговаривали даже, что он пьет. Ну теперь Шаманов нам показал, что такое “пьет”. Открыл глаза”.
     Из-за неустроенности и неуверенности в завтрашнем дне жители Ульяновской области по степени нервозности и возбужденности приближаются к гражданам Приморского края времен Наздратенко, перекрывавшим дороги, голодавшим и кидавшимся на милиционеров с кольями. Сейчас — по истечении двух лет — уже ясно, что и Шаманов ведет туда же, и я не знаю, кем надо быть — слепцом или наивным ребенком, — чтоб, просто поглядев на него пять минут и послушав его речи, не понять, что он собой представляет.
     ...Понятно, все понятно. Есть такие свойства человеческой натуры, которые не могут не проявлять себя внешне, и людей с этими свойствами видно невооруженным глазом, как видно курящих, даже если они в этот момент не курят. К примеру, хорошо видно людей невоздержанных, порочных и извращенных. Также почти всегда видно алкоголиков. Сразу видно глупых и упертых. Даже мошенников, воров, обманщиков и то иногда видно, хотя они умеют маскироваться.
     Всем все видно, а президент-гэбэшник (который по определению должен быть отличным физиономистом и психологом) ходит с этим “видно” под ручку и сетует, что в Ульяновской области, к сожалению, некого снимать.
     Остается ему только посочувствовать.
* * *
     Еще одно знаменательное высказывание на тему губернаторства было сделано в среду депутатом Надеждиным (СПС) по телевидению в прямом эфире. Речь там шла об эпохальном решении Конституционного суда, по которому руководители 69 регионов теперь имеют право избираться в третий и в четвертый раз вопреки Конституции, где сказано черным по белому: два срока, не больше.
     Четыре срока. Один срок — пять лет (в Калмыкии даже семь). То есть всего получается минимум двадцать лет.
     За двадцать лет любая власть (особенно в нашей стране) превращается в плотно спеченную мафию, жесткую бандитскую структуру, спаянную совершенными и совершаемыми преступлениями, которую не разорвать уже ничем и никогда. О каком тогда рынке, реформах, подъемах и вступлениях в ВТО талдычат правители, если заведомо известно, что страной — по закону! — правят и будут править князья-феодалы, за спинами которых стоят воры в законе? В чьем воспаленном мозгу родилась эта позорная законодательная норма? Кто решил превратить огромную страну в заповедник для кощеев бессмертных?
     Так вот, депутат Надеждин, выступая по телевизору, доходчиво объяснил, откуда взялась эта идея. Оказывается, президент Путин года полтора назад пообещал президенту Татарстана Шаймиеву, у которого заканчивался последний по Конституции второй срок, что он останется еще и на третий. Просто пообещал, и все.
     Неизвестно, понимал ли президент Путин в тот момент, что он гарант Конституции и нет у него власти даровать людишкам с барского плеча поместья и вотчины, и что эти возможности, мягко говоря, совсем из другой оперы. Но вот результат. Взял и пообещал, а слово президента, сами знаете, должно быть выполнено, хоть ты всю Конституцию переверни и страну на уши поставь.
     Вот его и выполнили. И даже перевыполнили. Вместо одного Шаймиева шестьдесят девять руководителей краев и областей, включая совершенно одиозных личностей, уже разоривших свои регионы дотла, получили возможность еще много лет спокойно продолжать свои занятия.
     А президент будет к ним ездить знакомиться с проблемами и сетовать на то, что совершенно некого снимать.
* * *
     Еще одно высказывание недели касается закона о гражданстве Российской Федерации. Президент подписал его совсем недавно, утвержден он был депутатами в последние дни перед каникулами, а разрабатывался и пропихивался через Думу усилиями заместителя главы Администрации Президента Виктора Иванова.
     Не прошло и месяца, как стало очевидно, что закон — откровенно плохой. Несправедливый, неразумный и попросту вредный для страны. И в результате на минувшей неделе президент объявил, что к закону будут сделаны поправки, облегчающие некоторым категориям граждан получение российского гражданства.
     Но зачем он подписывал закон, который сразу же нужно исправлять?
     Зачем администрация пропихивала его через Думу, наплевав на общественное мнение? Ведь закон ругали все абсолютно, уже заранее известно было, что он не отвечает своему предназначению. Тем не менее Администрация Президента настояла на своем. Но зачем, кому это надо — пропихнуть из принципа, чтоб тут же начать исправлять?
     Иррациональность шагов, предпринимаемых нашими властями, поражает воображение. Как-нибудь на досуге попробуйте вникнуть в то, что они делают. Дурдом на прогулке.
* * *
     В Советском Союзе русские люди жили в самых разных республиках, причем оказывались они там потому, что их туда посылали партия и правительство. Уезжали по комсомольским путевкам, по распределению после вуза, уезжали военные по разным гарнизонам, уезжали на стройки века, уезжали работать на крупных индустриальных предприятиях. В Грозный, скажем, русских направляли трудиться на химкомбинатах и нефтеперерабатывающих заводах, потому что построить их там построили, но чеченцы на них работать не могли и не хотели. В Прибалтику ехали служить, охранять границу, в Баку ехали добывать нефть, в Казахстан — поднимать целину.
     Соответственно, когда Советский Союз распался, русские оказались разделенной нацией, разбросанной по разным странам, и закон о гражданстве как раз и должен был решить проблему этой разделенности, открыть пути для воссоединения.
     Вместо этого у нас принят закон, по которому русский человек, волею обстоятельств проживающий за пределами России, практически не имеет возможности вернуться и получить российское гражданство.
     Все эти сотни тысяч русских, бежавшие из Казахстана и прочих братских стран с подушкой и мясорубкой и осевшие где-то в России на птичьих правах, не могут стать полноправными россиянами, прежде чем пройдет лет десять, в течение которых они будут жить рабами у директоров совхозов и нищенствовать без медицинского обслуживания, без пенсий, без детсадов и школ... Впрочем, они и потом вряд ли получат такую возможность, потому что по закону им нужно будет представить уйму справок о том, что у них нет целого перечня заболеваний, с которыми нельзя стать гражданином России, и имеется твердый доход, и что они никогда не привлекались к уголовной ответственности даже за драку, а чтоб собрать все эти справки, им нужно будет заплатить сотню взяток, на которые у них, конечно же, не будет денег, ну и так далее...
     Короче говоря, закон написан для того, чтоб в Россию никто не приезжал. И президент подписал такую чушь, а теперь спохватился.
     Наверно, надо его похвалить. Мог ведь и не спохватиться.
* * *
     Летнее замирание общественно-политической жизни имеет свой глубокий смысл.
     Отсутствие громких событий, сменяющих друг друга, как в калейдоскопе, позволяет сосредоточиться на незначительных на первый взгляд высказываниях и малозаметных обстоятельствах, сопоставить их и проанализировать и уяснить для себя такие вещи, какие в обычной рутинной лихорадке как-то пропускаешь, не осознаешь.
     Оно позволяет увидеть, что никто из наших правителей на самом деле не знает, ч т о сейчас надо делать. И что правая рука у них не ведает, что творит левая, а государственные решения принимаются исходя из личных отношений и персональных обещаний, и вместо здравого рассудка и целесообразности работают корпоративные интересы, нацеленные на получение власти и прибыли, а мы тем временем всей страной дружно катимся в пропасть как снежный ком, продолжая распевать хвалу президенту, который пришел “решительно переломить” то, что на самом деле сейчас решительно переламывает его самого.
    



Партнеры