Российские неверноподданные

В очередь на Родину

13 июля 2002 в 00:00, просмотров: 408
  — Вы уж напишите, что здесь нет общественного туалета. Мы с двух часов ночи до девяти утра стоим. Очень неудобно, — говорит мужчина из гигантской очереди у украинского посольства в Леонтьевском переулке.
     Каждую ночь здесь собираются десятки людей. Занимают очередь, ищут свое имя в списках и в девять утра начинают штурмовать двери консульского отдела. Такие же очереди и у посольств других стран — бывших советских республик.
     Что происходит? Неужели в Москве стало модно отбывать на постоянное место жительства в ближнее зарубежье? Нет. Все эти люди, давно живущие в России, хотят одного — обменять старый советский паспорт на новый российский. Но для этого им нужно на время стать гражданами тех стран СНГ, откуда они много лет назад приехали в Москву. Дурная фантастика? Нет — таков закон.
  
   Они не беженцы и не гастарбайтеры. Кто-то из них десять лет назад переехал жить в Москву, кого-то — например, офицеров с семьями, — перевели сюда по службе. Их истории похожи. Они спокойно жили и работали в столице, в “серпасто-молоткастых” паспортах стоял штамп о прописке.
     Многие, правда, не обзавелись вкладышем о российском гражданстве в паспорте — да никто и не интересовался этой бумажкой. Когда же они отправились в отделение милиции менять старый паспорт на новый, выяснилось, что гражданства у них нет. Ни российского, ни украинского — никакого. И нужно совершить головоломную бюрократическую операцию. Пойти в посольство той бывшей советской республики, откуда они приехали, взять заграничный паспорт гражданина этой страны и только потом идти в ОВИР, заявлять об изменении гражданства.
     Всю эту катавасию предопределила одна из статей в старом Законе “О гражданстве в Российской Федерации”. Согласно ей, российское гражданство регистрируют тем гражданам, которые приехали жить в Россию после 6 февраля 1992 года, причем если они до 31 декабря 2000 года заявили о своем желании стать гражданами РФ. То есть получили пресловутый голубенький вкладыш в паспорт. Но согласитесь, если у вас есть дом, прописка, работа в Москве — вряд ли вы вспомните об этой бумажке без нужды. Вот многие и не вспомнили. И автоматически стали “лицами без гражданства”. Новый закон о гражданстве, вступивший в силу с 1 июля 2002 года , предусматривает, что люди, имевшие гражданство СССР и не получившие гражданства в одной из стран бывшего Советского Союза (как раз наш случай. — Авт.), принимаются в гражданство РФ “в упрощенном порядке”. Только вот в чем он заключается, никто толком не знает. Скорее всего людям так и придется получать один из паспортов “стран ближнего зарубежья”, чтобы обменять его на новый российский.
     — За получение украинского паспорта просят 75 долларов. Правда, за 15 долларов можно взять справку о том, что ты отказываешься от гражданства Украины, — говорит одна из “женщин без гражданства”. — Но я боюсь это делать. Вдруг меня перестанут пускать на Украину? У меня там мать осталась.
     Она ходит по инстанциям уже третий месяц, от очереди к очереди. А многие узнали о том, что они “не россияне”, только сейчас. Как женщина, сын которой вот уже полтора года служит в Вооруженных силах.
     — Если он не гражданин России, почему же тогда его забрали в армию? — недоумевает она. — И почему нам ничего не сказали в военкомате?
     Есть и трагические истории. У Елены Рожковой, приехавшей в Москву 10 лет назад, умерла мать. И в получении российского гражданства Рожковой отказали только потому, что у нее нет близких родственников в России. Закон “О гражданстве в РФ” гарантирует плохое будущее коренной россиянке Елене Рожковой, имевшей неосторожность несколько лет прожить в другой советской республике. Без паспорта она, инвалид 2-й группы, не сможет даже получать пенсию.
     Даже наличие злосчастного вкладыша не всегда вас спасет.
     — Когда я пришел в паспортный стол в 144-м отделении милиции, — рассказывает Игорь Кондрашин, — вкладыш у меня отобрали, а вместо него выдали справку: “не является гражданином РФ, вкладыш изъят и уничтожен, так как выдан незаконно”. А я ведь и на Украине в молодости оказался случайно, туда переехали родители, ухаживать за бабушкой. Приехал в Москву в 1985-м. Почти 20 лет отпахал в московской милиции, в 1994 году выслужил себе квартиру. Обратился в ОВИР — там матом кроют все законы, говорят, что это абсурд, что я должен обратиться в суд. А так помочь они мне не в силах.
     Более того — выяснилось, что офицер московской милиции Игорь Кондрашин должность свою занимал не по праву.
     — Когда мы, московские менты, ездили в Буденновск, никто нашим гражданством не интересовался, — говорит он. — А теперь что получается — мне и пенсия не положена? Или, может, мне придется сдавать экзамен на знание русского языка, чтобы стать настоящим гражданином России?
    


Партнеры