Рубенс Баррикелло: Десять лет без права победы

Кудесник трассы мечтает о славе Роналдо

14 июля 2002 в 00:00, просмотров: 907
  Легендарный Сильверстоун. Британский Гран-при. Они мирно обедают у себя в “Феррари”, обсуждая, видимо, перспективы будущей гонки. Один — без пяти минут пятикратный чемпион мира, обладатель шести десятков побед и просто мультимиллионер. Другой — победитель всего лишь двух гонок и обладатель скромной улыбки. Почти как у феноменального соотечественника — футболиста Роналдо. Да и на майке скромного гонщика крупными буквами выведено: “Бразилия — Германия — 2:0”.
   
 
     Один, как нетрудно догадаться, король автогонок класса “Формула-1” Михаэль Шумахер, другой же — ее великий неудачник и королевский оруженосец Рубенс Баррикелло. В финале футбольного чемпионата мира, результат которого все мы прекрасно знаем, Германия и Бразилия встретились впервые. На формулической трассе наши немец и бразилец встречаются вот уже десять лет. И третий год выступают за одну команду. Самую знаменитую.
Вечно второй?
     В 1999 году, задумав пригласить в качестве партнера Шумахера нового человека, президент “Феррари” Лука ди Монтеземоло произнес фразу, не ставшую ни для кого неожиданностью. Дескать, это должен быть безусловно хороший гонщик, который получит не только хорошую машину, но и хорошие деньги, но главное условие — чтобы он был работящим и скромным. Поскольку обреченный покинуть команду по окончании того сезона североирландец Эдди Ирвайн подходил далеко не по всем вышеперечисленным пунктам, нужно было подыскать антипода. Такая роль была отведена опытному бразильцу из Сан-Паулу, чей послужной список в первой “Формуле” ограничивался парочкой удачных квалификаций и несколькими подиумами. Заочное обсуждение перспектив Рубиньо (так ласково называют пилота на родине) свелось к тому, что перейти в империю “Феррари” — это росчерком пера похоронить надежду на победу. Не случайно же выкинули бунтаря Ирвайна, который хоть и пропускал лидера команды Шумахера вперед, в прессе подчеркивал, что вот-вот начнет бить немца в гонках. Вряд ли кому-то в “скудерии”, известной своим жестким разделением на “первого” и “второго” пилота, такое могло понравиться. Дескать, все для фронта — все для Шумахера!
     Впрочем, была полярная точка зрения, которую разделил и новобранец итальянской “конюшни”. На одной из пресс-конференций Рубиньо заявил: “Уверен, работать с Михаэлем Шумахером согласился бы любой пилот, только не каждый подошел бы на эту роль. К тому же “Феррари” — это моя мечта с детства, и я готов помочь красной команде завоевать Кубок конструкторов, а Шуми — наконец выиграть”. Подумать только, ведь это говорил тот человек, который за три года до этого сказал экс-партнеру Ирвайну, что тот в “Феррари” не более чем декорация! Теперь же — полная покорность и скромность. Верный оруженосец, без всякого сомнения. Не случайно ведь все внимание приковано исключительно к Шумахеру, а про Баррикелло говорят разве что в многомиллионной Бразилии.
Его руку сжимал сам Сенна
     Футбол и автогонки — главное увлечение страны самбы и карнавалов. Представители этого государства всегда гонялись в “Формуле-1”, а наиболее знаменитые из них — это Нельсон Пике и бразильский “волшебник” Айртон Сенна. Последний, будучи едва ли не самым популярным спортсменом мира, погиб на трассе в 1994 году, когда Баррикелло проводил свой второй сезон. По иронии судьбы трагически ушедший из жизни гонщик держал молодого Рубиньо за руку за два дня до гибели. В тот день, 29 апреля, герой нашего повествования был тоже близок к смерти. В череде страшного уик-энда Гран-при Сан-Марино ужасный вылет с трассы Баррикелло стал первым. 22-летнего новичка с трудом извлекли из груды металла, еще недавно представлявшей собой болид “Джордан”, и отправили в госпиталь. Вместе с ним отправился и Сенна — он первым, еще до официальных заявлений врачей, сообщил миру о том, что все в порядке. Рубенс с ужасом вспоминает об этой тренировке: “Последнее, что я помню, — это то, что я тормозил. Потом — темнота...” А еще он говорит, что Сенна спас его от гибели: “Кто-то из нас должен был уйти. Когда я очнулся и увидел Айртона, мне стало жутко тревожно за него. Видимо, неспроста”. В тот год Международная автофедерация, заботясь о зрелищности, запретила ряд технических инноваций, сделав машины менее устойчивыми, а значит, и более опасными. Сенны, несколько раз публично предсказывавшего трагедии, не стало первого мая — таким был вылет из поворота “Тамбурелло”. Баррикелло был одним из тех, кто нес на плече гроб бразильца. Осиротевшая страна сразу же нарекла молодого Рубенса наследником. Но прошло целых шесть лет, прежде чем над трассой зазвучал похожий на увертюру из оперы Россини бразильский гимн.
“Мокрое” дело Рубенса
     “Человеком дождя” раньше считался Сенна, теперь этот титул перешел к Шумахеру-старшему. Но однажды мастером езды по влажному асфальту назвали и Баррикелло. Это было в том же, 94-м году в Бельгии. Квалификация перед Гран-при в Спа-Франкоршан проходила в, казалось, нескончаемый ливень, и зубры чемпионата покорно боролись со стихией, пуская из-под колес и заднего спойлера фонтаны брызг. Баррикелло выждал и за несколько минут до конца сессии вырулил на трассу в покрышках “слик”, то есть резине для сухой погоды, практически непригодной (ибо колеса будут скользить, как по льду) в дождь. И когда пилоты, с досады сплюнув, зарулили в боксы, а на трассе остался один лишь “Джордан” Рубенса, выглянуло солнце. Машину бразильца болтало, как на нашей русской грунтовке, но он, выбирая наиболее высохшие куски трассы, все-таки закончил круг. С лучшим временем. Так, выиграв первую в своей жизни квалификацию за право стартовать в гонке первым, Рубиньо заявил о себе как о таланте и великолепном стратеге. Жаль только, что гонку эту он покинул быстро из-за технических проблем.
     Вместе со скандальным уходом из “Джордана”, когда команда повела себя по-свински, обвинив свою приму во всех грехах, ушли и успехи. Баррикелло перешел в новую команду, основанную известным шотландцем Джеки Стюартом, причем на правах главного соискателя подиумов и побед, но все вышло куда прозаичнее. Единственная победа досталась за это время его партнеру Джонни Херберту, а Баррикелло, даром что подчас лидировал в гонках (и в дождь в том числе), все время вылетал с трассы. Особенно на этапе в Интерлагосе, а ведь близ этой трассы он родился и вырос! Нередки были случаи, когда караван составляли четыре-пять бразильцев, а торсида разбредалась по домам понурая — ни один из них не доезжал до финиша. А в 2000 году после Гран-при Германии он скажет: “Это какой-то сон, и я не могу в это поверить. Но даже если это прекрасное видение, я все равно посвящаю его Айртону Сенне!”
     Да, летом недавнего високосного года он не только отпил из победной бутылки призового шампанского, но и привел в восторг миллионы фанатов “Формулы-1”, которые в год доминирования Шумахера подзабыли, что такое интрига. А все развивалось для Баррикелло более чем скверно — квалификацию он закончил на 18-м месте и явно выпадал из списка претендентов. Старт — через три круга он, продираясь через толпу, становится седьмым, а еще через несколько кругов — уже третьим. Это могло оказаться и потолком бразильца, как вдруг на трассу выбежал какой-то немец. Разумеется, пока за человеком гонялись комиссары, гонка была приостановлена и на трассу выехала машина безопасности. Пользуясь случаем, ряд пилотов зарулил в боксы для смены покрышек, а поскольку в то время шел дождь, “обувались” в мокрую резину. Рубенс делать этого не стал, а, подождав немного, заказал себе “псевдослик” для сухой трассы. Как и 6 лет назад, дождь резко прекратился, и Баррикелло, пользуясь свежими покрышками и легким баком (он попросил себе бензина совсем чуть-чуть), приехал к финишу первым.
2:0 в пользу Бразилии
     Неоднократно (и это вызывает у многих недоумение) бразильцу поступает команда из боксов пропустить вперед Шумахера. Этого-то и не смог за все годы выступления понять Ирвайн. Баррикелло покорно уступал, пока терпение не кончилось не только у него, но и у автомобильной федерации. Эпизод нынешнего сезона, когда бразилец, чуть ли не откланявшись, подарил “большому брату” победу прямо перед клетчатым флагом, обошелся “Феррари” в миллион долларов. Точнее, штраф был наложен на то, что Михаэль, сам недовольный поведением своих начальников, прямо на церемонии награждения подарил кубок победителя Рубенсу. “Я и сам способен побеждать, — гневался Михаэль. — А мой партнер — лучший, о ком бы я мог мечтать!”
     Партнер, безусловно, для почти пятикратного чемпиона мира — настоящее золото, да вот только останется ли тот на правах вечно второго? Это еще вопрос, ответ на который мы получим весьма скоро. В конце концов на что намекал Баррикелло, надев майку с результатом противостояния Германии и Бразилии? Может быть, все-таки на себя и Шуми?
    


    Партнеры