“Хромированная” речка

погибла из-за людского “Каприза”

15 июля 2002 в 00:00, просмотров: 532
  Первый раз за 30 с лишним лет работы в газете видел совсем мертвую реку. Название ее — Куйменка. Течет она в Талдомском районе и впадает в реку Дубну. А та, в свою очередь, — в Волгу. Мертвая она потому, что ее отравили. Несколько месяцев в ней уже ни рыбы, ни жучков-паучков, ни даже микроорганизмов. Жители деревень Куйменка и Большое Страшево рассказали, что рыба подохла в апреле, а по реке проплывали даже мертвые бобры...
   
  Причин отравления выдвигается две. Первая исходит от местных жителей, экологов и Талдомского крестьянского союза. Два года назад в поселке Северный, что в шести километрах от города, на территории завода “Промсвязь” началось строительство нового производственного корпуса. Так и говорили: производство “общего назначения”.
     Но когда строители развернулись, выяснилось, что возводится завод по выделке хромовых кож. То, что производство это токсичное и связано с большими экологическими рисками, скрывалось долго. Хозяева производства — ЗАО “Каприз” — люди серьезные и действовали по принципу “не имей дела со второстепенными людьми”. По санитарным нормам такое предприятие размещать можно не ближе 500 метров от жилых домов. Но чиновник от СЭС, заметьте, федеральной, разрешил своим документом построить производство в 300 метрах. Ему в Москве ведь виднее, чем, скажем, областному или тем более районному чиновнику...
     В итоге производство заработало. А оно предполагает потребление большого количества воды. Где ее взять? Для технологических нужд использовали, в нарушение Водного кодекса России, артезианскую питьевую воду. А отработанную — сливали в общий коллектор сточных вод. И текла она на очистные сооружения Талдома, уже дышавшие на ладан, с растворенными в ней сульфитами, кислотами, сульфатами...
     — 24 мая мы провели анализ сточных вод из поселка Северный, — рассказывает Александр Голубев, заведующий Талдомской аналитической лабораторией, единственной в области, где проводится биотестирование воды с помощью живых рачков и водорослей. — Токсичность равнялась кратности 393. Что это значит? Для того чтобы эту воду оживить, надо на литр “мертвой” влить 393 литра чистой...
     В итоге на очистные сооружения пришелся экологический удар такой силы, что биологически активный ил, который очищает сточные воды, погиб. И в реку Куйменку устремилась отравленная вода. Но и это не все. На совещании у главы Талдомского района, по словам технического директора ЗАО “Каприз” Роберта Кандиляна, приняли решение, чтобы окончательно не загубить очистные сооружения городов, сброс пустить в обход, напрямую в реку Куйменку. Она же все равно уже при смерти... Река тихо умерла и запахла сероводородом. Предельно допустимые концентрации в воде по хлоридам, сухому остатку, взвешенным веществам, ХПК (это все химические термины) превышали нормы в три и более раз.
     Завод приостановил производство. Очистные сооружения в срочном порядке восстанавливают уже месяц. Речка тоже потихоньку оживает, вылечивается природой. Пока.
     Глава поселковой администрации Северного Валентина Жукова вздыхает: “Не везет местным жителям: от радиополя — сильное электромагнитное излучение, наш завод “Монопанель” выделяет фенол и формальдегид, есть и лакокрасочное производство, теперь и кожевенный завод. Все в Северном. В итоге — ни природы, ни здоровья, ни рабочих мест. Ведь на ЗАО “Каприз” из местных всего человек 30 трудится. Остальные — гастарбайтеры из стран СНГ...”
     Скоро завод запустят вновь. И очистные сооружения — тоже. Вот все и ждут: повторится ли рассказанная история или оживет река? Или вновь запахнет кожевенным производством?..
    


    Партнеры