Ходоки у Путина

У президента просят посадки НЛО и требуют починить буфет

15 июля 2002 в 00:00, просмотров: 711
  Сорок тысяч россиян ежегодно обращаются к президенту с просьбами и жалобами. Для многих наших сограждан президент — как последняя надежда. К нему идут, когда испробовали все, но нигде не добились помощи.
     Впрочем, просьбы и требования к президенту — самые разные: одному для счастья не хватает новой квартиры, а другому подавай возвращение Крыма в состав России.
     В общественной приемной Администрации Президента на Ильинке всех просителей внимательно выслушивают. На то и закон специальный имеется — 33-я статья Конституции. А вот как и чем там помогают людям? Корреспондент “МК” попытался выяснить — стоит ли обращаться к президенту за помощью или это такое же пустое занятие, как хождение по любым другим инстанциям.
  
  
     Вход в одиннадцатый подъезд дома №23 по Ильинке напоминает зону контроля в аэропорту. Прежде чем попасть к заветному окошку, прохожу через арку-металлоискатель, моя сумка тем временем втягивается конвейером в специальную камеру. На экране высвечивается все ее содержимое.
     — Сотовый телефон и диктофон с отключенным электропитанием сдайте в гардероб, — безапелляционно вещает охранник.
     Пристраиваюсь в конец очереди к одному из двух окошек. Прежде чем попасть на прием к специалисту, нужно записаться.
     — Кто последний?
     — Какой у вас очередь? — откликается мужчина в кепке-аэродроме. — Тут запысь с пяты утра, крэпко спишь, дорогая.
     Вся очередь пронумерована: на руках у стоящих впереди граждан шариковой ручкой крупно выведены номера.
     — Сто пятьдесят человек записали, сказали, больше не примут, — объясняет женщина с покрашенными синькой кудрями. — Через месяц приходи.
     Изучив информацию на стендах, я понимаю причину ажиотажа. Я попала в приемную Администрации Президента в тот единственный в месяце день, когда рассматриваются вопросы о гражданстве.
     На выходе, обнявшись, плачут мать с дочкой.
     — Два года продержали документы на получение гражданства, а когда законы изменились, отказали, — говорит, едва успокоившись, молодая женщина в платочке.
     — Большинство из пришедших на прием — беженцы из Баку, — объяснит мне позже заместитель начальника Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан Алексей Дмитриевич Емельянов. — Они вынуждены были покинуть Азербайджан еще в 1989 году. В центральных областях России для беженцев были построены пункты переселенцев. Но многим из них хотелось остаться жить только в Москве... По упрощенному варианту они не получили гражданство, а накануне принятия нового Закона о гражданстве — решили обратиться в приемную.
     Мимо нас, чертыхаясь, идет к выходу мужчина в шляпе.
     — Третий раз из Тверской области приезжаю, — делится бывший военный с Западной Украины. — Сначала попросили сделать перевод паспорта с украинского языка на русский, потом — с украинского на английский... Пришлось к президенту ехать. Это сколько же нужно иметь здоровья — стать гражданином России?..
* * *
     На следующий день в приемной нет никакого столпотворения. Прием ведут юристы, экономисты, специалисты в области государственного права — сотрудники Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан. Около окошка записи стоит три человека.
     — Прочитайте, я все в письменном виде изложила, сноха мне вилкой грудь проткнула! — горячится пожилая посетительница.
     Вместе с Верой Сергеевной, приехавшей из Сергиева Посада, мы спускаемся в зал ожидания в цокольный этаж.
     — Мне, дочка, уже 79 лет, всю войну на штурмовике отлетала, потом 30 лет проработала в военторге, — рассказывает старушка. — От воинской части получила двухкомнатную квартиру. Сын привел в дом невестку. Жизнь у молодых не сложилась. Со скандалом развелись. Сноха заявила: “Мне с ребенком уходить некуда. Я здесь прописана”. Когда умер муж, сын запил, сноха совсем распоясалась. Однажды вечером напала на меня, вилкой всю истыкала, а милиции сказала, что я ей в суп отраву подсыпаю. Каждое утро сноха-змея мне говорит на кухне: “Ты еще не сдохла?” Уже третий год обиваю пороги, прошу у воинской части отдельное жилье. От меня отмахиваются: “У нас и офицеры живут в общежитиях”. Разве я думала, что в старости спать на полу придется...
     Фронтовичку по громкоговорящей связи вызывают на прием, а я решаюсь расспросить, что привело в приемную Администрации Президента рядом сидящую миловидную даму.
     — В августе 94-го приехала из Грозного, — рассказывает Алла Петровна Якунина. — Когда стали начислять мне пенсию — послали запрос в Гудермес, в училище, где я работала преподавателем. Пришел ответ, что архивы все сгорели при бомбежке. В пенсионном отделе сказали: “Нет справки о заработной плате, ничем помочь не можем”. Несмотря на то что трудовая книжка была у меня на руках, мне начислили меньшую пенсию, чем я заслуживаю.
     Нас обступают посетители приемной. У каждого свое горе.
     — Дочь неправильно заполнила бланк платежного поручения, — говорит, вытирая слезы, Эстела Сергеевна. — В вузе требуют квитанцию об оплате за обучение, а в налоговой инспекции уже два месяца не возвращают деньги...
     — Купила буфет из сосны за 6 тысяч 300 рублей, а он рассохся через два месяца, — рассказывает бабушка божий одуванчик. — Прислали мне из Дома мебели столяра, он заменил дверки, а они через месяц перестали закрываться. Хотела сервант заменить — дирекция магазина мне в этом отказала. Я подала в суд. Магазин представил поддельный сертификат, при проведении экспертизы была масса нарушений. Пока рассматривали дело, истек гарантийный срок. Пусть или новый буфет везут, или деньги отдают, я на них управу найду!
     — Наркодельцы взяли в капкан, — сетует пожилая женщина из Белгородской области. — Купили на старости лет дом в деревне, а весной увидели, что весь участок рядом с домом засеян опиумным маком! Мы с мужем все выдергали. Утром явился участковый, отправил нас в психиатрическую больницу на обследование. Припечатали нам принудительное лечение, отобрали паспорта. Мафии дом наш понравился, участок-то большой, сколько зелья можно вырастить! Мне чудом удалось сбежать. Две недели на попутных машинах добиралась к президенту...
     — Обращаются в приемную Администрации Президента с самыми разнообразными проблемами, — объясняет Алексей Емельянов. — Недавно из глухой деревни Костромской области приехали брат и сестра. Они не могли поделить межу между своими участками. А ведь достаточно было обратиться в поселковый совет, после чего, согласно регистрационным книгам, представители администрации вбили бы на меже разделительные колья.
     За прошедшую неделю в приемную обратилось 460 человек. Больше всего вопросов, порядка 20%, было связано с правоохранительными органами: деятельностью суда, прокуратуры, внутренних дел. Проблемы соцобеспечения и защиты населения составили 15%, вопросы жилья и коммунально-бытового обслуживания — 11%, проблемы, связанные с государством, обществом и политикой, — еще 11%, 2—3% составили вопросы, касающиеся здравоохранения, службы в армии, религиозных организаций.
* * *
     В третий день моего посещения приемной занимаю наблюдательный пост у окошка, куда посетители приносят письма. Послание надлежит передать лично, в открытом виде и приложить к нему копию документа, удостоверяющего личность.
     — У меня открытие, — говорит румяная женщина в косынке. — Труд всей моей жизни.
     На двадцати двух страницах у Олимпиады Алексеевны изложена “антимичуринская программа”. К докладу приложены и расчеты по биохимии.
     В окошке ее заверяют, что в течение месяца письмо будет рассмотрено, и она получит исчерпывающий ответ.
     — Зарегистрируйте письмо при мне и скажите номер, — стучит по стойке костылем дед в панамке.
     Ему терпеливо объясняют, что письма систематизируются, заносятся в электронную базу данных, и в конце дня каждое из них получает номер.
     На столе у заместителя начальника Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан — толстенная папка, в которой собрана многолетняя переписка гражданина Иванова с сотрудниками приемной. На картоне крупными буквами выведено: “Возмещение за ущерб, причиненный здоровью по делу...”
     — Бывает, нам пишут на протяжении всей жизни, — говорит Алексей Дмитриевич. — Один товарищ, например, ведет с нами переписку с... 1953 года. Немало граждан, постоянно пишущих отклики на то, что увидели или услышали. Свое видение мира они считают нужным донести до президента. Например, вносят предложения, как “сделать Крым опять российским”. На каждое послание мы обязаны дать ответ.
     — Даже если автор письма — явно клиент психиатрической клиники?
     — Мы не вправе давать оценку состоянию здоровья тех, кто к нам обращается. Ведь даже в бессмысленном послании может содержаться просьба, которую мы в силах выполнить, тем самым помочь человеку.
* * *
     Зря я злилась, когда меня “прозванивали” на входе.
     Несколько лет назад во время приема бандит нанес сотруднице тяжелые ранения в область шеи, рядом с сонной артерией. А не далее как неделю назад застрелился 76-летний пенсионер, страдавший психосоматическим расстройством.
     Каждый день служба безопасности изымает у посетителей до полутора десятка образцов всякого рода оружия. Бывает, вытаскивает охрана из голенища сапога заточку, а посетитель уверяет, что “сей предмет держит под рукой, потому что по улицам ходить страшно”. После того как один мужчина в зале ожидания вспорол себе живот, охрана стала отбирать у посетителей и перочинные ножи.
     За год через приемную Администрации Президента проходит около 35 тысяч человек. Если случаются выборы президента, в Госдуму и местные органы власти — набегает еще большая цифра — 40 тысяч. “Многим удается помочь?” — спрашиваю у Алексея Емельянова.
     — Реальные просьбы, которые составляют примерно одну треть, мы принимаем к рассмотрению, направляем запросы в различные органы и министерства, ставим на контроль. Относительно пенсионного обеспечения беженцев из Чечни, которые не могут получить документального подтверждения своего трудового стажа, мы подготовили специальное предложение в правительство.
     По нашим запросам проводятся служебные расследования. В результате людей, обратившихся в приемную, восстанавливают на работе, ставят в очередь на жилье, инвалидам предоставляют место в специализированных интернатах. Положительно решаются многие вопросы с предоставлением гражданства и помилованием.
     Не можем мы решить вопросы, связанные с обжалованием судебного решения. Направляем посетителей в Генеральную прокуратуру, а они говорят: “Как же так? Судей ведь назначает президент”. Да, но освободить их от занимаемой должности может только квалификационная коллегия судей.
     Не рассматриваем мы и претензии изобретателей, чьи творения “не оценили” должным образом в патентном ведомстве.
     Высококвалифицированным юристам, экономистам, социологам — сотрудникам приемной — приходится нередко быть психотерапевтами.
     — Приходит иной раз посетитель, садится напротив и... просит разрешение на посадку космического объекта, — говорит Алексей Дмитриевич Емельянов. — Тогда ведем успокоительную беседу и... разрешаем посадку, говорим: “Пожалуйста”.
     Год от года число посетителей приемной Администрации Президента увеличивается. Случается, приносят для Владимира Путина подарки: картины, книги, поделки, соленья. Взамен ничего не просят...
     Телефон справочной службы приемной Администрации Президента 206-36-02. Но если пойдете на прием, будьте начеку. Там, как видите, всякое случается.
    


    Партнеры