Малиновый шербет

Москву накрыло розовым крылом

16 июля 2002 в 00:00, просмотров: 350
  — Глядите, птица какая-то непрочная. Шейка тоненькая, ножки худенькие, вон коленки как торчат. И чего в ней нашли. Фламинго-о! Ну, фламинго, а проку никакого, — краснолицый мужчина с провинциальным говорком скривил недовольную мину.
     — Какой вы все-таки лапоть, — парирует дама в изящной шляпке, придерживая за пухлую ручку кудрявую девочку. — Мне они напоминают закаты в Гаване и малиновый щербет.
     — А мне, — дернула бабушку за рукав кудряшка, — мне кажется, фламинго похожи на сахарную вату...
     Впервые за более чем столетнюю историю Московского зоологического сада фламинго обзавелись потомством. Два нескладных, в грязно-сером пуху птенца деловито мельтешили у родителей под ногами.

    
     Мы стоим у пруда с заведующим отделом птиц Московского зоопарка Николаем Скуратовым. Ему больше нравятся водоплавающие, гуси, утки, лебеди, но на служебных обязанностях личные пристрастия ни в коей мере не отражаются.
     — В зоопарке сейчас живут тридцать два фламинго. Строят на земле такие гнезда-тумбочки, достаточно высокие — сантиметров пятьдесят в высоту — из грязи и глины, по принципу саманных кирпичей. Наверху мелкое углубление и почти без подстилки, ну пару соломинок для вида. В гнезде-столбе большое белое продолговатое яйцо — папа и мама попеременно его высиживают тридцать дней.
     — Птенцы сейчас уже самостоятельные? И когда же они станут розовыми?
     — Птицы делятся на две большие группы: птенцового и выводкового типа развития. Птенцовые — когда вылупляется из яйца маленький голенький червячок, который довольно долго пребывает в таком состоянии, пока становится более или менее самостоятельным. Такие детишки, например, у воробьиных и попугаев. А фламинго относятся к выводковым — у них сразу появляется пуховый птенец, который через день-два уже самостоятельно бегает вокруг гнезда и ищет еду. А розовыми они становятся не сразу, сначала появляются буроватые перья, и только к году отрастает розовое оперение. Рождаются же совсем серыми.
     — Николай Игоревич, я читала, что фламинго такие розовые оттого, что в воде поедают каких-то рачков?
     — Это правда. Но большинству птиц, имеющих красный цвет в оперении, нужно добавлять в еду витамин — бета-каротин, что содержится в небольшом количестве в морковке. Сейчас мы пользуемся импортным комбикормом, разработанным специально для фламинго. И такую большую удачу, как появление птенцов, мы связываем с тем, что изменился рацион питания. До того они тоже откладывали яйца, но все оказывались неоплодотворенными.

Степные хищники — Атаманы

     Движемся внутрь зоопарка. Хищные птицы, несмотря на всю свою степенность и гордость, беззаботно плещутся в водопаде. Вода с грохотом падает вниз с тридцатиметровой высоты рукотворных скал. Какая-то птица, не вставая с гнезда, недовольно кричит в нашу сторону.
     — Степные орлы Атаман с Атаманшей. Орлица живет в зоопарке уже более тридцати лет и до сих пор несет яйца, но характер у нее стервозный. Мы вообще нашим птицам редко клички даем, а ей из-за характера перепала. Она ведь сотрудников по голосам различает: когда проходишь мимо вольера, сразу подлетает к сетке и начинает кидаться — поиграть-подраться хочет. Хищным птицам раз в неделю полагается голодный день. А к ним за сетку повадилась кошка лазить и остатки еды таскать. Так вот угораздило бедолагу попасть к Атаману с Атаманшей в этот разгрузочный день зимой. Орлы кошку съели на обед. Конечно, несомненной победой стало то, что нам удалось добиться регулярного размножения белоплечих орланов, — просвещает Николай Игоревич.
     Заходим в потайную дверь с табличкой “Посторонним вход воспрещен”. Хмурые бетонные стены, тянущиеся вдоль трубы коммуникаций. И вдруг в маленькой комнатке — деревянная плаха с воткнутым в нее здоровенным топорищем. Мысленно примериваюсь к топору — нет, поднять такую тяжесть не смогу даже двумя руками. Понять, каким образом этой штуковиной орудуют хрупкие девчонки, подопечные Николая Игоревича, невозможно.
     — Мясо нам приходит довольно крупными частями, вот и приходится рубить. Нет, мясо с душком грифам не даем, хоть они и падальщики. Поверьте, если бы у них в природе была возможность есть только свежее, они бы ни за что не позарились на тухлятину.
     Растворяется дверь, и я зажмуриваюсь от слепящего солнца. И сразу же свет застилает стремительно летящая черная тень. От неожиданности инстинктивно приседаю, прикрыв руками голову. Птица с огромным желтым клювом, белоголовый орел — пернатый символ Америки, — спикировал на скалу метрах в трех от нас.
     — А напасть они на человека могут? — задаю вопрос, не переставая озираться по сторонам.
     — Если нападут, завтра останутся без обеда, — беззаботно улыбается Скуратов, собирая целый букет из коричневых и черно-белых больших перьев. Протягивает мне. — Это вам на память, сувенир из зоопарка.
     — Кстати, павлиньи перья по червонцу за штуку у вас продаются. Кто же у вас павлинов ощипывает?
     — К зоопарку эти торговцы не имеют никакого отношения. Перья привозят из Индии, где на павлиньих фермах выращивают птиц — на гормонах. За счет этого у них линька происходит до четырех раз в год. Наши же павлины живут практически на воле, и их перья имеют нетоварный вид. В Москве, как оказалось, есть общества любителей индейской культуры, и они в зоопарк приезжают за орлиными перьями. Головные уборы требуют колоссального количества перьев, и где они добывают нужное количество, мне неизвестно. А из наших они делают стрелы и расшивают ими костюмы. Когда был Пушкинский год, нас осаждали музеи — им требовались гусиные перья для экспозиции.

Окорочок “Союз-контракт”

     — Сейчас люди чего только не покупают: и пингвинов, и пеликанов, даже на фламинго появились желающие. Поселяют в особняках и на дачных участках. Есть те, кто подходит с умом, — сначала консультируются у нас, оценивают свои возможности, а у других — одна мысль: хочу. Ну купит он фламинго и будет держать его в сарае на соломе. А им нужно постоянно возиться в воде, — говорит Николай Игоревич с возмущением.
     — Я знаю, что животных вам в зоопарк часто приносят горе-владельцы, если не смогли по разным причинам держать дома.
     — Честно говоря, принимаем мы все, что нам приносят, естественно, не за деньги. Оформляем через ветпункт — все звери и птицы проходят карантин. Из птиц чаще отдают попугаев. Причины достаточно похожие — орут громко, грызут мебель и обои. Бывает, что птица очень общительная, начинает требовать к себе повышенного внимания, даже настаивать на собственной роли в семье. А крупным попугаям есть чем настоять, у них есть мощное оружие — голос и клюв.
     — У вас у самого дома птахи есть?
     — Кубинский амазон — его принесли полностью лысого, перья остались только на крыльях и хвосте. Потерял он их из-за длительного неправильного кормления, от увлечения семечками и орехами. Уже десять лет как “голая” Катерина живет у меня дома. По-домашнему ее зовем Окорочок “Союз-контракт”.

На завтрак яичница, а на ужин любовь

     — У вас в хозяйстве много уток, гусей. Всем даете насиживать яйца или можно собрать и, скажем, яичницу пожарить?
     — Яичницу можно сделать совсем по другой причине — среди яиц часто встречаются неоплодотворенные, без зародыша: промахнулся самец, или самка себя плохо чувствовала. Полежит дней пять в инкубаторе, и видно, что развитие не пошло. В общем, много чего мы уже перепробовали, но все-таки куриные самые вкусные. Хотите инкубатор посмотреть?
     Конечно, хочу. Святая святых, роддом для пернатых. Сразу за дверью — корыто с обеззараживающим раствором — сюда нужно обязательно наступить ногами, перед тем как двигаться дальше. Инкубаторы напомнили мне сейфы, только со стеклянными дверями, много ручек, мигающих лампочек и загадочных приборов. Тыкаю пальцем в первый попавшийся, оказывается, гигрометр — измеряет влажность в инкубаторе. Если будет слишком сухо, из яиц никто не вылупится. На верхних полках яички поменьше — потомство уток мандаринок, кекликов, покрупнее — фазаньи, а самое большое веснушчатое — журавля райской красавки.
     — А со страусами как обстоят дела?
     — С яйцами туго, потому что наша самка пока не неслась. Самец погиб прошлым летом при загадочных обстоятельствах. У нас не тот одомашненный страус, каких сейчас разводят на фермах, — те поменьше и более морозоустойчивые. Наша страусиха из Африки, чистопородная. И хочется самца такого же подобрать.
     Попугаи же, любимцы публики, в любви настолько изобретательны и капризны, что добиться от них приплода удается с трудом. То им подружка не по нраву, то кавалер клювом не вышел. А поскольку содержатся крупные попугаи вместе, то все норовят подпортить породу: сине-желтый слюбится с солдатским арой, зеленокрылый с красным. Плодить полукровок не входит в планы зоопарка, хотя детишки вполне занятные получаются.

Ядовитый воробей

     — Сколько всего птиц в Московском зоопарке?
     — В нашем отделе поголовье птиц колеблется в районе 1300 особей 190 видов. Но птицы также есть и в отделе дрессированных животных, в детском зоопарке. Всего выходит тысячи полторы особей и, наверное, 220—230 видов.
     — А с уличными товарками ваши подопечные мирно живут или воюют?
     — Плохо сосуществуют. Во-первых, вороны очень вредят птицам на прудах, таскают утят, яйца. Столичные воробьи, голуби и вороны являются переносчиками всевозможных инфекций, и рано или поздно кто-то из наших птиц заболевает. Недавно погиб тукан, южноамериканская птица, из дятлов. Подозреваем, что погиб из-за того, что мы его в последнее время частенько кормили воробьями (ловили прямо здесь) — он же по своей природе хищник.
     — Какие тонкости существуют в кормлении пернатых?
     — Тонкостей много, а “толстость” одна — хорошо бы хищных птиц теплым мясом кормить, свежезабитым. Но это удается только раз в неделю — очень дорого, и нужное количество трудно достать. Закупаем у заводов биокультур, которые разводят мышей, крыс, кроликов для нужд научных институтов и для зоопарка. Для пингвинов получается брать только мороженую рыбу. Пингвины предпочитают есть только цельных рыбок, с хвостом и головой, и довольно мелкую, сайку, салаку. А вот как раз для пеликанов получаем с хладокомбината охлажденных карпов из подмосковных рыбхозов. Попугаям и другим птицам, кому по рациону положено, даем мучного червя, мелких сверчков и мотыля.
     — Во время жары рацион меняете?
     — Только перед сезоном размножения — делаем более питательным. Когда жарко, уменьшаем общее количество еды — у них, как и у людей, в жару падает аппетит. Зимой и осенью водоплавающим даем проращенное зерно пшеницы — получается зеленый газончик. Попугаям летом полагаются свежие ветки — привозим из охотничьих хозяйств веники ивовые, березовые или сами пилим. Последние несколько лет специально для попугаев закупаем всевозможные фрукты — и авокадо, и манго, и папайю.
     Путешествуем по Дому птиц с этажа на этаж — приплющиваюсь носом к стеклу, пытаясь получше рассмотреть обитателей и их “стол”. В каждом вольере стоят эмалированные подносы с натертыми овощами, аккуратно разложенными разноцветными полосками, холмиками зерна и семечек.
     — А вот это уже непорядок, нужно будет нагоняй устроить, — нахмурился Скуратов. — Это кто же совам столько мышат наложил? Вы знаете, что в домашних условиях содержать сов очень проблематично, а то сейчас все с ума посходили от “Гарри Поттера”? Только я вам скажу, все, что там про полярных сов написано, сущая чепуха.

У птицы счастья проблемы с головой

     Фирма, которая занималась декорированием вольеров нового Дома птиц, профессионально отнеслась к их оформлению — тут вам и влажные джунгли с пальмами и лианами, и каменистое побережье холодного моря, и мексиканская пустыня. Но самое смешное, что, изваяв вольер под рабочим названием “Птичий базар”, художники на отвесных скалах для пущей натуральности изобразили бело-серые подтеки птичьих экскрементов. Увидев художество, зоотехники ужаснулись. Дело в том, что зоопарковское начальство считало следы от справляемой птицами нужды неэстетичными и заставляло сотрудников с щетками и тряпками все отмывать. Был случай, что в вольер к хищным птицам даже вызывали специальный отряд скалолазов с набором сильнодействующих моющих средств, но оттереть подтеки так и не удалось. Так что теперь посетители зоопарка любуются птахами во всей прозе их житья-бытья — причем как нарисованного, так и натурального.
     За стеклами веселый разноцветный вечный переполох — пингвины, кеклики, попугаи, какие-то экзотические птицы с труднопроизносимыми названиями. И только одна птичка, чем-то похожая на скворца, сидит нахохлившись и смотрит на мир грустными глазами.
     — А это та самая синяя птица, — указал на птаху Скуратов.
     — Не может быть, — изумилась я. — Птица счастья синяя, а эта какая-то черная.
     — Да нет, при определенном освещении синяя, только она себя плохо чувствует. Недавно долбанулась о стекло и получила сильное сотрясение мозга. У птиц такое бывает, нам часто звонят владельцы домашних попугаев, у них птицы пытаются вылететь в закрытое окно. После сотрясения мозга птица на время теряет ориентацию и возможность летать. Синяя птица — действительно родственник дрозда, только живет далеко в горах.
    



Партнеры