Он хотел свалить президента

Максим Брюнери стрелял в Жака Ширака, но попал в историю

16 июля 2002 в 00:00, просмотров: 262
  Во Франции 14 июля — официальный праздник победы низов над верхами, День взятия Бастилии. Каждому карапузу известно, что 14 июля на Елисейских Полях будет праздничный парад, а вечером — феерический салют во всех городах республики. Парижане за несколько часов занимают лучшие места на газонах Марсова поля. В этом году в празднике участвовали 4 тысячи французских солдат, 160 американских кадетов, 75 родственников пожарных, погибших 11 сентября прошлого года в Нью-Йорке, и... один киллер, собравшийся застрелить президента Франции.
    
     Студент-неудачник, 25-летний Максим Брюнери, стоял в толпе возле Триумфальной арки с футляром от гитары, как Антонио Бандерас в рок-боевике “Десперадо”. В футляре лежала спортивная винтовка 22-го калибра. Из нее Брюнери собирался свалить Ширака, который как раз в это время, улыбаясь и махая рукой толпе, проезжал мимо. До президента было около 100—150 шагов, и Брюнери не колебался. “Я увидел человека, который целился в президента из ружья, — рассказывал позже один из очевидцев, канадский турист. — В этот момент кто-то ударил стрелявшего по руке, и я успел подхватить выпавшее из его рук оружие”. Стрелка скрутили на месте. И заварилась каша...
     Хотя целил Брюнери в президента-демократа, но попал в своего собрата по духу — бывшего соперника Ширака на недавних выборах ультраправого Жан-Мари Ле Пена. Тот сразу поспешил в массы с заявлением, назвав стрельбу у Триумфальной арки террористическим актом. Ему, президенту Национального фронта, пришлось срочно отмазываться от своего юного собрата по идеологии: “Какой бы сумасшедший ни выстрелил в президента, его обязательно назовут ультраправым”, — в сердцах заявил Ле Пен.
     И он в общем-то прав. Брюнери уже записали в неонацисты. Почти сразу за покушением последовала пресс-конференция министра внутренних дел Николя Саркози, из которой следовало, что Максим Брюнери оказался членом синдиката ультраправых студентов и известен французскому министерству внутренних дел как “ультраправый боевик, близкий к радикальной партии РNFE (“Национальная французская и европейская партия”) и к скинхедам, участвовавший во многих неонацистских движениях”.
     Заодно киллера записали в психопаты, что в общем-то не одно и то же. Нацисты убивают за идею. Психопаты — по разным поводам, а то и вовсе без них. Но правы скорее всего те, кто назвал несостоявшегося киллера “мифоманом”. Брюнери, похоже, последовал сюжету классического фильма Фреда Циннемана “День Шакала”, где все происходило примерно по такому же сценарию, только роль убийцы играл, к счастью — только играл, Эдвард Фокс, а “роль” Ширака исполнял де Голль, конечно, тоже ненастоящий. На настоящего де Голля покушались аж 15 раз. Тогдашние французские правые не могли ему простить передачи суверенитета Алжиру. Под его президентскую машину подкладывали бомбы, а однажды его чуть было не застрелили прямо на крыльце Елисейского дворца. Пожалуй, самая серьезная передряга выпала на долю прославленного предшественника Ширака, когда в августе 1962 года кортеж президента по дороге в аэропорт “Орли” попал в засаду боевиков праворадикальной террористической группировки ОАС. Автомобиль де Голля был изрешечен пулями, однако никто не пострадал. Последняя попытка убрать генерала была предпринята 1 июля 1966 г.: на бульваре Монпарнас, по которому проезжал президентский автомобиль, заговорщики припарковали машину, начиненную аж тонной динамита, однако взрыватель не сработал. Все покушения де Голль перенес хладнокровно и после одного из них произнес крылатую фразу: “Позор, что французы так плохо стреляют!”
     Ширак, кстати, не уступил де Голлю в хладнокровии. Когда президенту доложили о случившемся, он только удивленно поднял брови: “Правда?” А непосредственно во время покушения он даже не сообразил, что происходит, хотя его окружение услышало шум и возню в первых рядах зрителей.
     Сразу же за арестом последовал и обыск в квартире у Брюнери, в пригороде Парижа, где он проживает с родителями (последние отсутствовали дома, так как были в отпуске) и где, согласно официальному заявлению, “не было найдено ничего интересного”, — лишнее свидетельство, что до хитроумного Шакала из фильма Брюнери очень далеко. Свою винтовку он просто купил в свободной продаже за неделю до происшествия. И совсем уж не в тон общей эмоциональной оценке случившегося прозвучало заявление одного из соседей стрелка, Арно Леблана, который охарактеризовал “студента-радикала” как “спокойного и одинокого парня”. Такие как раз и склонны к “мифомании”. Как бы то ни было, своим одиноким выстрелом спровоцировать новую французскую революцию Брюнери не удалось, хотя в историю он точно — попал. И в этом смысле — в самое яблочко.

Хроника покушений на президентов Франции

     Июнь 1894 г. — в Лионе анархист итальянского происхождения Санте Казерио ударом кинжала убил президента Сади Карно, внука героя французской революции Лазара Карно и, пожалуй, самого популярного президента времен Третьей республики.
     Май 1905 г. — неудачная попытка покушения на президента Эмиля Лубе.
     Февраль 1919 г. — президент Жорж Клемансо ранен анархистом.
     14 июля 1922 г. — во время празднования Дня взятия Бастилии совершено покушение на президента Александра Мильерана.
     6 мая 1932 г. — русский эмигрант, кубанский казак Павел Горгулов на торжественном открытии книжной выставки в Париже застрелил президента Поля Думера. Горгулов намеревался таким образом спровоцировать войну между Францией и Советами. Был казнен на гильотине, при этом распевал “Варшавянку”.
     1961—1966 гг. — совершены 15 попыток покушения на президента Шарля де Голля, все провалились.
    



Партнеры