Это я, Вовочка

Сорокин пойдет по стопам Лимонова?

16 июля 2002 в 00:00, просмотров: 891
  Скандал вокруг романа писателя Владимира Сорокина “Голубое сало” длится уже не первую неделю. Кто его заварил, известно всем — воинствующее молодежное объединение “Идущие вместе”. Главный “идущий” товарищ Якименко прямо заявил, что не успокоится, пока не посадит писателя. Еще в начале прошлой недели многие считали, что все происходящее — рекламная кампания самого Сорокина. Другие утверждали, что это “Идущие” хотят въехать в политику на чужом горбу. Третьи — что это их совместная PR-акция. Теперь стало очевидно, что Сорокин к этому всему отношения не имеет, — вряд ли для собственной раскрутки романист готов сесть в тюрьму. Действия же “Идущих” очень напоминают марши “коричневых” в Германии с сожжением на кострах неугодных книг или травлю 30-х годов в СССР.
     События развиваются с поразительной быстротой. В воскресенье вечером к писателю наведались навязчивые гости, которые хотели поставить тюремные решетки на окна его квартиры. По словам Сорокина, в дверь его квартиры позвонил молодой человек, предъявивший бланк заказа на установку решеток. Неизвестный утверждал, что заказ поступил именно от писателя. Так как крепких телом товарищей, желающих упечь Сорокина за решетку, было несколько, он поспешил закрыть дверь. Посетители ни словом не обмолвились о том, что они имеют какое-то отношение к “Идущим”, но писатель не исключает, что ночные посетители — активисты движения.
     А на прошлой неделе прокуратура Москвы возбудила уголовное дело против Сорокина по статье 242 (распространение порнографической литературы). Сам Сорокин по улицам с книжным лотком, конечно, не расхаживал. “Покупайте свежую порнушку” не кричал. Тем не менее писателя, его издателя и магазин “Книга на Таганке”, который продавал роман “Голубое сало”, по решению суда могут оштрафовать на “5—8 месячных зарплат”. Или лишить писателя и издателя свободы на срок до двух лет. Заявление в милицию принесли около месяца назад молодые люди все из того же движения “Идущие вместе”. Они были якобы потрясены некоторыми откровенными сценами, встречающимися на страницах вышеназванного произведения.
     До сих пор Владимир Сорокин относился к деятельности “Идущих” с иронией. Говорил, что не смог бы устроить своему творчеству такую грандиозную рекламную кампанию. И он, мол, благодарен им за это. Но, когда на него завели дело, писатель уже не был столь добродушен. “Я не исключаю, что могу стать участником показательного судебного процесса. Тут видна некая тенденция в государственном масштабе. Я — не порнограф. Цель порнографического произведения — сексуальное возбуждение у читателя. Мой роман содержит всего две постельные сцены и написан по поводу гибели русской литературы”.
     Сейчас писатель давать какие-либо комментарии отказывается.
     Другой “подозреваемый” — издатель Александр Иванов — настроен более радикально:
     — В политической жизни сейчас все как бы спокойно, и получается, что функцию оппозиции снова, как и во времена застоя, берет на себя литература. У меня был конфиденциальный разговор с одним знакомым. Он тесно общается с Владиславом Сурковым , замглавы Администрации Президента. Сурков, по его словам, очень озабочен “расчисткой культурного пространства”. Можно предположить, что именно он и дал указание “Идущим вместе” начать эту травлю. Они добьются того, что писатели у нас опять будут отвечать за все: начиная от религии и заканчивая порнографией... Я не собираюсь просвещать “Идущих”. Читать им лекции о постмодернизме — это себя не уважать. Я думаю, мы подадим встречный иск на “Идущих” за нарушение авторских прав. Они незаконно издали книгу “Сорокин: избранное”, где собраны фрагменты из книг “Сердца четырех”, “Норма” и “Лед”.
     Михаил Федотов , секретарь Союза журналистов России, бывший министр печати, доктор юридических наук, в отличие от Иванова, козней Кремля здесь не видит:
     — Для меня совершенно очевидно, что происходящее не имеет никакого отношения ни к юриспруденции, ни к политике. Все гораздо проще — это элементарная глупость и невежество, которые у нас, к сожалению, встречаются очень часто. Каждый чиновник пытается уловить движение начальственной брови и услужить или предугадать, чего хочет руководитель. Я думаю, в Кремле были крайне недовольны этой инициативой прокуратуры. Экспертное же заключение делал человек, плохо разбирающийся в литературе. Так все искусство можно отнести к порнухе. Жаль, что Сорокин не стал делать заявление в милицию по поводу визита к нему молодых людей. Ведь налицо состав преступления — хулиганство. Кстати, “Идущие вместе” неоднократно допускали довольно резкие эпитеты в адрес писателя. Стоит вспомнить, что на этот счет тоже есть уголовная статья — оскорбление. Так что они и сами могут доиграться.
     Как выяснилось, возбуждение подобного рода дела невозможно без участия эксперта. Причем с просьбой об оценке порнопроизведений прокуратура обычно обращается в Министерство культуры. Мы навели справки в Минкульте. Действительно, туда поступал запрос из ОВД “Замоскворечье” на предмет содержания в романе “Голубое сало” порнографии. Министерство написало ответное письмо: в соответствии с положением о Министерстве культуры оценка текста литературных произведений не входит в компетенцию этой организации. В итоге ОВД обратилось к одному из сотрудников министерства лично. Он как независимый эксперт дал свою, негативную, оценку роману. Таким образом подставив собственное начальство. Михаил Швыдкой теперь всеми силами пытается доказать, что Минкульт, который он возглавляет, к этой экспертной оценке никакого отношения не имеет. Он уже заявил, что хотя и не является поклонником Сорокина, но обязан защищать права писателей на свободное творчество.
     В прокуратуре нас уверили, что данный специалист уже не раз изобличал в суде порнографов и имеет большой опыт в этой области. Но, что интересно, он — не писатель и не литературовед. Он... член Союза художников.
     А вот что думает о деле Сорокина писатель Виктор Ерофеев , которого “Идущие” также считают вредным автором:
     — “Голубое сало” — книга о нашем возможном будущем. Если прокуратура, забыв о настоящих убийцах и преступниках, о казнокрадах и расхитителях народного добра, ищет виновных среди писателей... “Голубое сало” Сорокина может кому-то нравиться или нет, но оно не может быть подсудно. В свое время это произведение выдвигалось на соискание международной премии “Букер”.
     Что же последует за возбуждением дела? В прокуратуре нас уверили, что “нельзя осудить человека из-за того, что какой-то один человек думает так-то и так-то”. Будет созвана коллегия экспертов, которые и примут окончательное решение. Очевидно, найти специалистов по порнографии дознавателю ОВД “Замоскворечье” теперь будет еще сложнее. У Сорокина есть шанс, что дело так и не дойдет до суда. Впрочем, если “Идущие” не смогут посадить Сорокина за жесткое порно, то наверняка примутся за другого кандидата на нары из своего списка — скажем, заявят в милицию на Виктора Пелевина и обвинят в пропаганде наркотиков.
    
     Цитата из романа В.Сорокина “Голубое сало”, возбудившая “Идущих вместе”:
     “— Между первой и второй промежуток небольшой! — громко заметил Каганович, приподнимаясь с рюмкой водки.
     Хитроватое лицо его, наполовину скрытое гладкой седоватой бородой, было подвижным и плоским, как у монгола; небольшие искрометные глазки весело блестели, в светло-серой тройке с сине-зеленым галстуком и белой гвоздикой Каганович напоминал шафера на купеческой свадьбе.
     — ...Сегодня я после церемонии открытия Дома Свободной Любви сразу посетил его. Товарищи дорогие! Я давно не е**л с таким самозабвением! Я пускал сперму три раза и три раза плакал, понимая, какое великое дело сделали мы во главе с товарищем Сталиным. Но я предлагаю выпить не за нас и не за товарища Сталина. А за тех безымянных женщин, мужчин и детей, покорно и с удовольствием разводящих прелестные ноги во всероссийском храме свободной любви! За женщин, мужчин и детей, товарищи!”
    


Партнеры