ЛЕЧИТЬ НОГУ МОСКОВСКОМУ ЖИРАФУ ПРИЛЕТЕЛ ВРАЧ ИЗ АНГЛИИ

16 июля 2002 в 00:00, просмотров: 352
  Сложнейшую операцию на суставе молодой жирафихи, которую доставили в Москву неделю назад из зоопарка во Флориде, провели в воскресенье специалисты Центрального института травматологии и ортопедии (ЦИТО) совместно с английскими врачами и сотрудниками столичного зоопарка.
     Как сообщил “МК” заведующий отделением млекопитающих Московского зоопарка Евгений Давыдов, операция заняла около 40 минут и считалась крайне рискованной — в первую очередь из-за тех сложностей, которые возникают при обездвиживании крупных животных. Введение же наркоза жирафам и вовсе считается во всем мире наиболее опасной процедурой, так как вероятность летального исхода очень высока.
     Как уже сообщал в свое время “МК”, жирафиха, доставленная для образования пары с жирафом Самсоном, повредила ногу, пока летела в самолете в транспортной клетке. Уже в аэропорту, увидев, что зверь лежит, а не стоит, как принято у жирафов, зоотехники заподозрили неладное. Их предчувствия оправдались, когда, оказавшись в вольере, зверь начал прихрамывать на переднюю правую ногу и выворачивать копыто вверх. Присмотревшись, зоотехники заметили, что на ноге у животного большая опухоль и видно, как выпирают кости. Сперва было решено сделать жирафихе рентген, а потом, в зависимости от его результатов, — операцию. Однако после, чтобы не обездвиживать зверя дважды, а следовательно, дважды не рисковать, обе процедуры свели в одну. Таким образом, у специалистов было лишь несколько минут для принятия окончательного решения.
     Жирафихе ввели наркоз и для подстраховки поставили аппарат искусственного дыхания, а после сделали рентген. Снимки показали, что перелома нет, зато имеет место сложный вывих и, видимо, порваны связки. Их было решено не зашивать, поскольку английский ветврач и высокопрофессиональный анестезиолог Джон Льюис, прилетевший на операцию специально из Лондона всего на один день, утверждал: в случае вскрытия раны непременно произойдет заражение крови и жирафиха погибнет. А поэтому зверю просто наложил на ногу гипс специально приглашенный из ЦИТО ортопед Владимир Цуканов. Надо сказать, что оба врача работали абсолютно безвозмездно.
     Ко всеобщей радости, жирафиха довольно легко перенесла наркоз, после введения антидота сама поднялась на ноги, и ее даже не качало. Сегодня она уже наступает на прооперированную ногу. Гипс оставят на суставе на 3—4 недели, после чего его придется снимать. И, возможно, в зависимости от результатов лечения накладывать заново. На более длительный срок оставлять гипс нельзя, так как жирафиха очень молодая (ей около полутора лет) и быстро растет. Оба врача надеются, что травма не оставит следов и жирафиха не будет хромать, хотя английский специалист заявил, что предпочел бы иметь дело с закрытым переломом.
    



Партнеры