Маритна Эберл: "Оливер Кан просто красавец"

Немецкие гольфистки проиграли в финале чемпионата Европы, как футболисты — в финале чемпионата мира

21 июля 2002 в 00:00, просмотров: 484
  Мы познакомились еще на открытом чемпионате России, месяц назад. Для лучшей немецкой гольфистки Мартины Эберл он начался неудачно. Все ждали от чемпионки Европы чего-то сверхъестественного. Ну, к примеру, что она пройдет восемнадцать нахабинских лунок ударов за 65 вместо положенных 72 (так называемого “пара”): напомню, что в гольфе чем меньше ударов — тем лучше... Но Мартина в первый день даже в “пар” не уложилась и закончила его на 7-м месте. Звездный ореол над ней, казалось, померк...

     Полевые игроки (к которым, между прочим, относятся не только футболисты, но и гольфисты) часто винят в неудачах все что угодно, кроме самих себя. То трава не в ту сторону пострижена, то ветер мешает... И специалисты тут же принялись оправдывать Мартину, а заодно и всю сборную Германии: мол, чего ж вы хотите, девочки только приехали, поле чужое. Им привыкнуть надо...
     И они привыкли. Им хватило одного дня — вот что значит профи! Больше Мартина Эберл не проигрывала. После третьего круга она уже выбилась в лидеры — однако долго делила лучший результат с нашей Ульяной Ротмистровой. Кстати, Уле всего очка не хватило, чтобы победить немецкую чемпионку. Российское “золото” досталось-таки уроженке Баварии.
     — Мы вообще-то собирались остаться в “Москоу Кантри клабе” до самого чемпионата Европы, — рассказывала потом Мартина. — Тут у вас здорово, к тому же так хотелось побольше посмотреть, покататься по Москве, походить по клубам... Но потом все же решили съездить домой и подготовиться к чемпионату Европы там. Родные поля, сами понимаете...
     — Значит, по московским клубам так и не походили?
     — По ночным - нет. Зато побывали в салоне красоты. Кстати, теперь, когда чемпионат закончился, нам ничто не мешает немного оторваться...
     — Любишь веселиться?
     — О, еще как! Я из нового поколения веселых немецких девчонок. Обожаю компании, дискотеки, шумные тусовки!
     — Баварские вечеринки без пива не обходятся — не тяжко потом бродить от лунки к лунке с пятнадцатикилограммовым бэгом (сумкой для клюшек) за спиной?..
     — А что особенного? Наши футболисты, между прочим, кружек по пять пива запросто могут накануне матча выпить. И ничего — бегают. А гольфисты что — хуже? В гольфе вообще не существует никаких строгих законов насчет алкоголя. Если приходишь трезвым к первой лунке — значит, все нормально...
     — К тебе это тоже относится?
     — Лично я алкоголь не люблю в принципе. Разве что пиво, и то - домашнее. Впрочем, я спокойно могу обходиться и без него.
     — Сколько тебе сейчас, если не секрет?
     — Двадцать один. Я гольфом с шести лет занимаюсь. У нас в семье все занимаются, кроме мамы. Бабушка, дедушка, папа, брат... У него, кстати, гандикап “0” — представляете?
     Гандикап в гольфе — это нечто среднее между спортивным разрядом и рейтингом. В зависимости от гандикапа игрок попадает либо в группу сильнейших, либо в среднюю категорию, либо в слабейшую. А затем получает соответственную фору перед началом турнира. Скажем, если у гольфиста гандикап “11”, значит, он может пройти нахабинское поле не за 72, а за 83 удара и при этом не получить штрафных очков. Впрочем, в крупных спортивных турнирах никакие гандикапы не учитываются. Там фора не дается никому. Так что на последнем чемпионате Европы все девушки-участницы боролись на равных.
     — Знаешь, Мартина, я думала, ты заплачешь, когда вы проиграли “золото” чемпионата Европы испанкам. Даже подбежала тогда, чтобы тебя поддержать...
     — Ой, какие глупости, — Мартина улыбнулась, — мы ведь даже не рассчитывали, что в четверку попадем. Раньше у нас этого никогда не получалось. Испанки, итальянки всегда нас обыгрывали... Кстати, итальянкам в этом году не повезло. Ведь в прошлый раз они выиграли чемпионат Европы, а в этом году даже в шестерку не попали. А испанкам было отчего плясать. У них же круглый год солнце, у них повсюду поля. Они живут с клюшкой в руках. Мы не такие. В Германии, конечно, тоже много хороших полей. Но гольф у нас все же не настолько популярен.
     — А ты в каком городе родилась и живешь?
     — В Мюнхене — и горжусь этим!
     — Тебя не раздражали испанские танцы в финальном круге чемпионата Европы? Впервые вижу, чтобы гольфистки плясали перед тем, как ударить по мячу! К тому же немцы обычно такие собранные, прагматичные, и вдруг — такая раскованность по соседству!
     — Подумаешь, испанский темперамент. Между прочим, мы, немки, тоже очень даже темпераментные и жизнерадостные... К тому же есть неоспоримый факт: испанки все же здорово играют!
     — Но ведь они же отвлекали вас, мешали!
     — Играть надо лучше, вот и все. И вообще — каждый имеет право пошалить, если хочет. Мы ничего против не имеем — сами такие.
     — А помимо гольфа ты еще чем-нибудь увлекаешься?
     — Ой, чем я только не увлекаюсь: обожаю велосипед, люблю бегать, а зимой у меня страсть — горные лыжи!
     — Кстати, ты не знакома с вашей горнолыжной звездой Катей Зайцингер (многократной олимпийской чемпионкой) и другой заслуженной горнолыжницей — Мартиной Эртль?
     — Мы с Мартиной в чудных отношениях. Ее в Германии очень любят: она ведь из Баварии. Милая, открытая — у нас все такие. А Катю Зайцингер — хоть она и великая — любят меньше. А все потому, что она из Гамбурга, замкнутого города. Там все люди такие — холодные, зажатые. К ним и относятся соответственно, несмотря на заслуги.
     — Говорят, по части широты души баварцы очень похожи на русских — ты согласна?
     — А что — может быть! Правда, до чемпионата России я почти никого из ваших девочек не знала. Зато когда познакомилась — с Ульяной Ротмистровой, Настей Костиной, Машей Верченовой, — еще как прониклась. Классные девчонки. И играют здорово. У них большое будущее. Думаю, на чемпионате мира за хорошие места будут бороться.
     — А что в Германии больше любят — гольф или горные лыжи?
     — Горные лыжи, конечно. Но гольф постепенно тоже завоевывает аудиторию. Я вот, к примеру, собираюсь связать с ним всю свою жизнь.
     — Тебе удается зарабатывать гольфом на жизнь?
     — Пока я любитель — не особенно. Однако не жалуюсь. Наша национальная федерация гольфа платит мне зарплату — 500 евро в месяц. Плюс к тому оплачивает все поездки. А еще я могу совершенно легально консультировать желающих. Это тоже приносит кое-какие денежки.
     — Собираешься уходить в профессионалы?
     — Конечно. Сразу же после октябрьского чемпионата мира в Малайзии.
     — Это не помешает тебе участвовать в Олимпиаде, если гольф все же включат в олимпийскую программу?
     — Не помешает. Во всяком случае, наша федерация препятствовать не станет.
     — Ты кажешься вполне счастливой девушкой. Влюблена?
     — Еще как! У меня замечательный молодой человек, Кристоф. Добрый, симпатичный. Занимается парусным спортом, скалолазанием, прыгает с парашютом.
     — Интересно, когда же вы встречаетесь: ты вечно на поле, он в море или небе?
     — Ерунда! Когда я в Германии, он в любой момент готов со мной встретиться, и мы почти не расстаемся.
     — А познакомились где? Наверняка на какой-нибудь вечеринке — судя по твоей компанейской натуре...
     — Точно! Кажется, это было барбекю или просто пати на свежем воздухе. Впрочем, другого в Баварии и не бывает...
     — Расскажи немного о своей семье. Вряд ли все твои родственники зарабатывают на жизнь при помощи клюшки для гольфа?
     — У моих родителей есть свое предприятие. Они занимаются окнами. Ну там стеклами, рамами, все это устанавливают. Дело приносит неплохой доход, так что не бедствуем.
     — Знаешь, я вдруг подумала, что ваша команда — прямо как футбольная на чемпионате мира: пробилась в финал и проиграла...
     — Что-то общее действительно есть. Во всяком случае — неожиданный результат. Я до сих пор помню, как мы провожали нашу сборную. Это было нечто. На улицах — толпы людей, от телевизоров во время трансляций никто не отлипает. По-моему, даже дети в школу не ходили. Я уж и не помню, как тогда тренировалась: вроде нам самим надо к важным турнирам готовиться, а душа-то не на месте. Только и думали: как там наши играют? Мы ведь не рассчитывали даже, что они выйдут из группы, а если выйдут — это уже супер как хорошо! И вдруг — такой поворот... Они просто герои — обожаю наших футболистов! Особенно вратаря Оливера Кана — он ведь из “Баварии”. Его, бедного, Обезьяной называют, а он на самом деле — просто красавец!
     — Оказывается, ты футбольная фанатка!
     — Просто мы за земляков всегда переживаем. В любом виде спорта. И потом все мои друзья — в основном спортсмены. Мы часто встречаемся, ходим куда-нибудь. С футболистами, конечно, так запросто пива не попьешь. Но ничего. Может, им когда-нибудь тоже захочется ударить по мячику клюшкой для гольфа!..

     P.S. Отдельная благодарность представителю российской команды по гольфу Александру Тимохину, который помогал журналисту “МК” в качестве переводчика.
    



Партнеры