Райский сон

21 июля 2002 в 00:00, просмотров: 372
  Писатель запомнился читателям своими романами “Ангел любви” и “Инопланетяне, или Похождения алкоголика Синюшкина”. Пьеса по последнему — “Чертановская чертовщина” — шла во многих театрах России. Сейчас писатель заканчивает работу над новым романом — “Сны русского олигарха”, главу из которого мы и предлагаем.

     И снился этот сон с воскресенья на понедельник.
     И снилась простому русскому олигарху, президенту генерального курортного банка Сергею Ильичу Иванову, странная и в то же время удивительная картина...
     Будто каким-то непостижимым образом вернулся он в школьный возраст — этакий жизнерадостный румяный отрок, но что самое непостижимое — находился он на небесах.
     Вот он, весело насвистывая, перепрыгнул с одного облака на другое, затем — с другого на следующее, все выше и выше...
     И вот уже облака рассеялись как дым, а перед ним — Сережей Ивановым — раскинулся райский сад.
     Златые ворота остались позади. Вода в фонтанах переливалась тысячами огней. Яблоки походили на сказочных принцесс и были усыпаны красно-янтарными бусами. Повсюду расхаживали важные павлины. Пробегали невиданные животные. Не умолкали певчие птицы. И цветы, цветы, цветы. Неожиданно раздался мягкий, но вместе с тем строгий голос:
     — Как зовут тебя, раб божий?
     — М-меня? — испуганно выдавил Сережа и увидел на возвышении перед собой величественного старца.
     — Тебя, тебя, — ласково повторил тот.
     — Сережа, — уже менее испуганно ответил Сережа и добавил: — Но вообще-то я не раб, рабство давно отменено...
     — Ну а кто же ты? — как бы пожурил его старец.
     — Я пионер и ученик, — точно на школьной линейке отрапортовал Сережа.
     — Ну хорошо, хорошо, — старец почему-то тяжело вздохнул, — а чей ты сын будешь?
     — Моего папу зовут Илья! — бодро воскликнул Сережа.
     — Но он тоже мой раб, — что-то не очень понятное произнес старец, после чего вздохнул еще тяжелее, — так, выходит, ты — Ильич...
     — Ильич! — не без достоинства подтвердил Сережа.
     — Сколько же их у вас поразвелось, — старец покачал головой, — ну а фамилия-то твоя как?
     — Иванов! — гордо сказал Сережа.
     — Фамилия популярная, даже очень популярная, — старец позволил себе чуть иронично улыбнуться, — ну а кем же ты хочешь стать, Сергей Иванов, сын Ильича?
     — Космонавтом! — не задумываясь, выпалил Сережа.
     — Эх, куда тебя понесло! — старец аж крякнул. — В мои владения, сейчас посмотрим...
     — А чё смотреть-то, все равно буду космонавтом! — почти закричал Сережа.
     На что старец, порывшись в какой-то толстенной древней книге, спокойным голосом заключил: “А быть тебе, раб божий Сергей Иванов, сын Ильича, простым русским олигархом...”
     — А к-кто, кто это такой? — от изумления Сережа едва не брякнулся на заднее место.
     Старец опять полистал мудреную книгу и чуть смущенно ответил:
     — Да я и сам толком не знаю, но здесь сказано про грязную политику и большие деньги...
     Последние слова про “большие деньги” очень понравились Сереже — ему всегда не хватало на мороженое и кино, и он, сорвав на дорожку райских яблок, припустил обратно, на землю.
     С облака на облако.
     С облака на облако.
     Вот уже показались трубы, деревья, крыши домов...
     А вот и здание среднеобразовательной школы №777, на фасаде которой выложена мозаика: НЫНЕШНЕЕ ПОКОЛЕНИЕ МОЛОДЕЖИ БУДЕТ ЖИТЬ ПРИ КОММУНИЗМЕ!
     И с этой светлой мыслью Сережа буквально спикировал вниз и опустился у памятника гимназисту Володе Ульянову.
     — Серый, где тебя черти носят? — таким образом его поприветствовал закадычный кореш Колька Пончиков.
     — А чё? — похрустывая яблоком, лениво спросил Сережа.
     — Чё, чё, — передразнил Колька, — сочинение сейчас писать будем, дай куснуть-то...
     — Последнее, — Сережа соврал, так как в кармане оставалось еще одно яблоко, — а тема-то какая?
     — Кажется, свободная, — недовольно буркнул Колька Пончиков.
     И тема сочинения действительно была свободная — “Мысли о профессии”. Такую могла придумать только классный руководитель, учительница русского языка и литературы Лия Самуиловна.
     “Ну, держись, — подумал Сережа, — накатаю тебе про космонавта, попробуй тройку поставить...”
     Он взял ручку, почесал за ухом и начал писать, но, как ни странно, на бумаге появлялись совсем не те мысли, словно писал не он, а кто-то другой...
     “Все пацаны нашего класса хотят быть летчиками, моряками, врачами и пожарными. Лишь Колька Пончиков директором кондитерского магазина. До сегодняшнего дня я хотел быть космонавтом. Мне часто снились полеты на Луну, Марс и другие планеты. Но этим утром я встретил умного и доброго дедушку. Он мне рассказал, кем я буду. А буду я простым алигархом... Дед сказал, что зарплата у них большая, денег много, на все хватит...”
     Сережа подумал, подумал и приписал: “Буду помогать маме и папе”.
     Подумал еще и закончил: “Вот такие у меня мысли о профессии”.
     На его взгляд, сочинение получилось неплохое.
     А на следующий день в среднеобразовательной школе №777 разразился скандал. Вернее, разразился он в учительской, куда вызвали Сергея Иванова...
     Лия Самуиловна негодовала. Она зачитала сочинение вслух. Кто-то из учителей недоуменно поинтересовался:
     — Что еще за олигархи?
     — Да я и сама плохо знала, — передернула плечами Лия Самуиловна, — с трудом вот в словаре иностранных слов нашла, — и она добросовестно процитировала: “Олигархия — слово греческое, переводится — власть немногих, политическое и экономическое правление кучки эксплуататоров, рабовладельцев, крепостников, капиталистов, например, финансовая олигархия...”
     В учительской наступила гробовая тишина.
     Преподаватели молча перешептывались.
     Было слышно, как прожужжала муха.
     Сережа Иванов стоял, вжав голову в плечи, и напряженно соображал: “Вот тебе и дедушка, наверняка из пионеров исключат...”
     А Лия Самуиловна точно прочитала его мысли:
     — А скажи-ка, Иванов, что это за умный и добрый старик, который тебе такую чушь наговорил?
     Сережа чуть замялся:
     — Да я и сам не в курсе, я с ним на облаке встретился...
     — На к-каком облаке? — чуть не лишилась дара речи Лия Самуиловна.
     — На самом настоящем, — Сережа ткнул пальцем вверх.
     Наступила пауза.
     Учителя пошептались.
     Затем Лия Самуиловна ласково обратилась к Иванову:
     — А скажи, Сереженька, ты случайно не лунатик?
     — Лунатик? — не понял Иванов.
     — Ну, ночами не гуляешь по крышам? — еще более ласково разъяснила Лия Самуиловна.
     — Вроде нет... — честно ответил Сережа Иванов.
     Учителя опять пошептались.
     И до него донеслось: “Какое там обсуждение сочинения, все школьники с ума сойдут...”
     — Ну ладно, Сережа, — Лия Самуиловна устало вздохнула, — можешь идти, грамматические ошибки разберем после уроков...
     — А что, много ошибок? — Иванов почесал затылок.
     — Хватает, — с сожалением произнесла Лия Самуиловна, — в частности — это капиталистическое слово “олигарх” пишется через букву “о”, а не через — “а”...
     — Ну это мы еще посмотрим! — Сережа Иванов сам обалдел от своей выходки и спешно покинул учительскую, но дверь прикрыл неплотно. Из щели послышалось: “Надо будет позвонить родителям, пусть обязательно покажут мальчика психиатру...”
     От такой перспективы Сережу всего передернуло, и он проснулся...
     На стене мелодично звучали старинные часы “Павел Буре”.
     На журнальном столике XVIII века уже стояла чашка горячего шоколада.
     Из греческого зала доносился нежный голос любимой жены Гали.
     Пора было собираться на работу, в банк.
     За окном светало.
     “Слава Богу!” — подумал простой русский олигарх Сергей Ильич Иванов и лениво потянулся.
    



Партнеры