ПИСКЛЯВЫЙ УСАЧ

Красивый баритон — дело тонкое

22 июля 2002 в 00:00, просмотров: 541
 
     “Мне уже 18 лет, я высокий, плечистый парень, но стоит мне заговорить, как все вокруг начинают смеяться. По телефону до сих пор слышу: “Мальчик, позови взрослых!” А все из-за писклявого детского голоса, который постоянно отравляет мне жизнь. Из-за него даже с девушкой не могу познакомиться — не выставлять же все время себя на посмешище! Подскажите, что делать? Куда обращаться, чтобы исправить этот недостаток?
     Алексей М.,
     Саратовская
     область”.
    
     У подростков детский голос начинает “взрослеть” в период полового созревания — с 12 до 15 лет. Как правило, у южан — раньше, у северян — позже. Обычно парень начинает “пускать петуха”: голос ломается, при разговоре подросток непроизвольно переходит то на низкие басовые тона, то вдруг на писклявые “девчоночьи”. В это время нельзя перегружать голосовые связки: громко разговаривать, кричать, а петь можно только в суженном диапазоне, избегая слишком низких и слишком высоких нот.
     Впрочем, мутация голоса — явление строго индивидуальное.
     — У моего сына была острейшая мутация голоса в течение недели, — рассказывает Елена Викторовна Лаврова, профессор кафедры логопедии Московского педагогического государственного университета. — Он заболел, поднялась температура, защипало в горле, и голос резко охрип. Через неделю все прошло, и у парня прорезался шикарный баритон. Знакомые бросали трубку телефона, не узнавая его голос...
     Но обычно ломка проходит постепенно, в течение года. Бывает, она затягивается до трех лет, но это уже патология. В этом случае надо бить тревогу. Подросток взрослеет, а голос остается тонюсеньким, как у мышонка. Здоровый парень не говорит, а в буквальном смысле этого слова пищит. Мальчишка замыкается, у него развиваются всевозможные комплексы и страх общения. По статистике, в России таких бедолаг среди мальчишек-подростков от 4 до 6 процентов.
     Отчего возникает патологическая мутация, точно неизвестно. Причиной могут послужить и эндокринные, и психические отклонения от нормы. Считается, что мальчикам из неполных семей на бас перейти сложнее — ведь дома они слышат только мам и бабушек. Честно говоря, звучит не очень убедительно, потому что есть еще и школьные друзья, и подросток слышит, как разговаривают мужчины на улице. Поэтому большинство специалистов связывают патологическую мутацию с неустойчивой психикой. Парень просто не может самостоятельно найти тон, на котором надо разговаривать.
     — Приехал ко мне как-то молодой человек из Стамбула: высокий усатый дядя с писклявым голосом. В Турции обращался к специалистам — сказали, что время упущено, ему уже ничто не поможет. Буквально за один раз с помощью специальных голосовых упражнений я нащупала голос — густой такой, почти бас. “Удобно говорить на нем?” — спрашиваю. “Удобно”. Что ж, стали произносить этим голосом сначала звуки, потом слова. Это было в среду. А в пятницу он уже вовсю басил. Хотела бы я увидеть лица его родных и тех “специалистов”, которые поставили на нем крест, когда он вернулся домой... — смеется Елена Викторовна.
     Вообще-то постановка голоса — штучная, индивидуальная работа. К каждому пациенту — особый подход. В крупных городах, таких, как Санкт-Петербург, Новосибирск, Хабаровск, Мурманск, Астрахань, Курск, есть так называемые фониатрические службы, где помогают справиться с голосовыми проблемами. В столице голоса москвичей бесплатно лечат в Центре патологии речи и нейрореабилитации. Для иногородних же один сеанс обойдется приблизительно в 200 рублей. Если ходить на прием к специалисту дважды в неделю, курс лечения патологии длится от одного до четырех месяцев. Дороговато, конечно, но на какие только затраты не пойдешь, чтобы не “пускать петуха” всю оставшуюся жизнь!
    


Партнеры