Тунисский вариант

Состоится ли амнистия для олигархов?

22 июля 2002 в 00:00, просмотров: 1305
  “Замучаетесь пыль глотать”. Эту фразу, ставшую необычайно популярной и обмусоленную, по-моему, всеми СМИ, Владимир Путин произнес месяц назад — на съезде Торгово-промышленной палаты.

     Трудно сказать, была ли речь президента на том съезде экспромтом. Мне лично кажется, что если и так, то экспромт этот был тщательно подготовлен.
     Владимир Путин призвал тогда к использованию в России средств, размещенных в офшорах. А чтобы владельцы этих средств поторопились с возвратом денег на их историческую родину, Президент заявил: поскольку борьба с финансированием международного терроризма набирает обороты, “работа по ограничению использования средств в офшорах будет обязательно продолжаться”. А если учесть, что там, в офшорах, “сосредоточены огромные ресурсы российского происхождения” и что “западные экономики не заинтересованы в их изъятии” (ресурсов. — М.Д.), не исключен и такой вариант, при котором владельцы могут попросту опоздать с возвращением своих денег в Россию.
     “Не скажу, что уже завтра заморозят ваши капиталы”, — дал Президент олигархам некоторое время на размышление. Но когда это произойдет, “замучаетесь пыль глотать, бегая по судам, чтобы их разблокировать”.
     Правда, пилюлю Владимир Путин подсластил, сказав в заключение: “Государство не должно хватать всех за рукав, спрашивая, откуда эти средства взялись, если само в свое время не смогло обеспечить нормальных условий для инвестирования”.
     И хотя слова “амнистия для капиталов” или “амнистия для олигархов” не прозвучали, присутствовавшие на съезде именно так поняли Президента. Потому что иначе понять его было невозможно.

* * *

     Повторю: эта речь Владимира Путина стала известна стране и миру месяц назад. И вот только сейчас была обнародована реакция на нее, что называется, “официальных кругов”. А именно — Правительства Российской Федерации. Каковое (правительство) заявляет, что ни о какой такой амнистии оно знать ничего не знает. И знать, между прочим, не желает.
     Что сие означает? Если таким способом нам демонстрируют разногласия между Путиным и Касьяновым (а мы и без того о них, о разногласиях, наслышаны), то это бы еще полбеды. Мне же кажется, что речь идет о вещах куда более серьезных.

* * *

     Способов для возвращения денег, уплывших за границу, не так уж много. Один из них был опробован в Тунисе.
     Небольшое мусульманское государство на севере Африки, Тунис до 1956 года был французским протекторатом. Страна была разграблена, что называется, до основания. Причем грабили по большей части не французы, а чиновники-аборигены, пользовавшиеся покровительством метрополии в обмен на свою лояльность. В 56-м Тунис получил независимость и на полтора года стал монархией. За это короткое время из страны и вовсе было вывезено всё, что там еще оставалось. И тогда, в 57-м, произошел бескровный государственный переворот. На следующие 30 лет президентом Туниса стал Хабиб Бургиба — образованный и где-то даже интеллигентный выпускник Сорбонны. Его поддержали высшие военные и полицейские чины. Все вместе они и осуществили то, что я называю “тунисским вариантом”.
     В одночасье были наглухо закрыты границы страны. После чего “новых тунисцев” начали по одному свозить в резиденцию правительства. С каждым из них беседовал некий военный чин — не то майор, не то полковник, а может, в камуфляже и без знаков различия, а то и вовсе в штатском. Но в любом случае беседа проходила по единому сценарию.
     “Вы ведь одно время в должности министра состояли? — спрашивал чин (варианты: начальника налогового управления, таможенного департамента, управляющего банком). — Зарплата, если не ошибаюсь, у вас была такая-то (он не ошибался). Тогда чем вы можете объяснить вот этот ваш счет в банке Цюриха (варианты: Нью-Йорка, Лихтенштейна, Галапагосских островов) на столько-то миллионов долларов? Только не говорите, что вы получили наследство. Никакого наследства не было” (чин и тут не ошибался; вообще подготовительная работа была проделана колоссальная: номера банковских счетов, суммы — всё точно и скрупулезно).
     Что именно отвечал бывший чиновник, мне неизвестно. Может, впав в транс, он вообще ничего не отвечал. А может, бился в истерике и требовал адвоката.
     “У вас — два выхода, — все так же вежливо, но твердо говорил ему собеседник. — Либо прямо отсюда вы отправитесь в тюрьму, и срок вашего заключения определит суд. Адвоката мы вам предоставим, не сомневайтесь. Либо вы поедете домой, и никто вас больше не побеспокоит. Ваш дом, машина и прочие безделушки останутся при вас. Но вам придется подписать вот эту доверенность на право перевода денег с вашего счета. Выбирайте”.
     Все вызванные — без исключения! — сделали правильный выбор.
     Но самое интересное даже не в этом. А в том, что “грабежа награбленного” не произошло: деньги вернулись в страну и пошли на восстановление экономики. С тех пор Тунис — не слишком богатое, но вполне процветающее государство. Вполне цивилизованное и светское: о шариатских судах там знают только понаслышке, женщины на улицах не закрывают лиц, а в государственных школах изучение Корана не является обязательным.

* * *

     Честно говоря, при всех правовых минусах я бы предпочел “тунисский вариант”. Прежде всего потому, что он обошелся без крови. Сомневаюсь, однако, чтобы у нас хоть что-нибудь получилось без этой красной жидкости: без нее — не тот назидательный эффект.
     И с деньгами так просто, как в Тунисе, не выйдет. Чтобы всё до цента — и на благо государства? Это вряд ли. У нас ведь даже нынешние робкие попытки перевести теневые денежные потоки в цивилизованное русло именуются “переделом собственности”. Сие означает, что от одних воров эта самая собственность переходит к другим. И вся недолга. К тому же Россия, в отличие от Туниса, — очень богатая страна. Уж сколько веков воруют, а закрома родины всё еще бездонные. Качай, вырубай, продавай — на наш век хватит...
     Путин предложил вполне цивилизованный вариант. В результате, пусть даже с частичным привлечением тунисского опыта, в Россию вернулось бы двести, а то и триста миллиардов долларов. Понятное дело, все эти деньжищи на нужды страны не пойдут: одних только “жрущих вместе” у нас более чем достаточно, все они в нетерпении и ожидании бьют копытцами, довольствуясь пока “голубым салом”. Но даже с учетом аппетитов этих партайгеноссен эффект от “амнистии для теневых капиталов” был бы весьма значительным.
     Любопытно еще вот что. Сей вариант — повторю: вполне цивилизованный — предложен нам человеком, которому до сих пор приписывали стремление установить в стране диктатуру. В этой связи для нас особенно подозрительным выглядит недавнее прошлое Президента, его причастность к спецслужбам. На деле же оказывается, что к иному развитию событий нас подталкивают вполне мирные на первый взгляд чиновники из правительства. Ибо любой другой вариант — силовой. Денег в страну он не вернет, зато полной мерой в страну возвратятся страх, ненависть и “классовая борьба”. Комитет финансового контроля уже получил документы из западных банков: суммы “уплывших денег” на счетах в офшорах, открытых отечественными олигархами и чиновниками. Как могут быть использованы эти сведения? Возможностей немного — всего три.
     Первая предложена Президентом: официальная легализация теневых капиталов. Цена уже известна — 13% (ставка подоходного налога). Специалисты же называют и вовсе смешную стоимость “отмывки” денег на государственном уровне — 5%. Естественно, пятипроцентная легализация будет осуществлена нелегально. И все же это лучше, чем ничего.
     Другой вариант — уже известный нам “тунисский”. Безусловно, в правовом плане не безукоризненный и где-то даже силовой, но все еще достаточно мирный.
     И, наконец, третий. Аресты (списки давно заготовлены и дожидаются своего часа), причем разом, чтобы не успели очухаться. И — скопом, с чадами и домочадцами. И не важно, вор или не вор. Главное — богатый. По нашему определению, богатый не может быть честным. Дальнейший сценарий хорошо известен (он приведен, кстати, принципиальным поборником отмены моратория в России на смертную казнь писателем Веллером): подвал, конвейер (до тех пор, пока те самые счета, имеющиеся в Комитете финансового контроля, не будут переписаны на других, “достойных” товарищей), суд. Этот последний, понятное дело, справедливый и даже открытый — в присутствии зарубежной прессы и телевидения. Семьи можно потом даже отпустить. Из гуманных соображений. И даже отправить их не на спецпоселение, а за границу: пусть там нищету разводят.
     Вот, собственно, и все.
     Мы этого хотим, граждане?
     Хотим, хотим...
     Не исключено, что эти наши подспудные желания (и не только подспудные) улавливаются чуткими властными локаторами и являются основой вполне реальных планов. Правда, еще не так давно в вынашивании подобных планов мы подозревали Кремль. Теперь же, учитывая непрекращающиеся яростные нападки на президента всех наших левых и правительственные палки, нацеленные в колеса президентского велосипеда, нам, по-моему, стоит поискать вдохновителей жесткого силового варианта где-нибудь в другом месте.
     Уж не в нашем ли отечественном Белом доме, так удачно восстановленном после не столь давнего мятежа?
    



    Партнеры