Страх и ненависть в Москве

Суд над царицынскими погромщиками сорван? Жертвы и свидетели боятся туда приходить

22 июля 2002 в 00:00, просмотров: 618
  Прошлогодний погром на царицынском рынке взбудоражил всю Москву. Множество пострадавших, трое погибших. Задержаны участники погрома. А в памяти еще были свежи события на рынке в Ясеневе... Ну теперь-то за скинхедов возьмутся по-настоящему! — думалось тогда. И действительно, по горячим следам милиция арестовала пятерых подростков и студентов. Оставалось ждать приговора.
     Суд над царицынскими погромщиками начался ни шатко ни валко. Его даже пришлось переносить, потому что потерпевшие ну никак не хотели появляться в зале заседаний. На прошлой неделе процесс все-таки начался. Судья и гособвинитель надеялись все-таки допросить хоть кого-нибудь из свидетелей или потерпевших. В этом списке аж 30 фамилий! Не пришел никто... На единственного из потерпевших, азербайджанца, который пока соглашается участвовать в процессе, судья Петр Штундер почти что молится: только бы не пропал!
     Чтобы не затягивать процесс, вместо свидетелей пришлось допрашивать самих подсудимых. Все пятеро явно не в лучшей форме и выглядят подавленно. На все, что происходит в зале суда, где решаются их судьбы, они смотрят затравленными глазами, точно нашкодившие школьники, которых теперь интересует только одно: “А что мне за это будет?” На один из уточняющих вопросов судьи Владимир Трубин даже невпопад выпалил: “Сожалею и раскаиваюсь во всем, что произошло”. Судья улыбнулся. Действительно, большинство из тех, кто сидит на скамье подсудимых, вряд ли тянут на главных идеологов русского фашизма. Да и организовать такое побоище пятерым явно не под силу. Похоже, это понимают и обвинитель, и суд. Только ничего другого не остается: погром был, трех ни в чем не повинных людей забили насмерть. Кто-то должен за это ответить.
     Русаков, Волков, Трубин, Климанов и Поляков, конечно, не стрелочники. Все они так или иначе участвовали в погроме. Сергея Полякова, например, милиция выдернула прямо из толпы, когда тот уже бил какого-то кавказца, несколько раз со всей дури приложив его ногой, на суде сам он это и не отрицает. Кто-то, может быть, даже помогал организовывать “мероприятие”. Но никто, включая судью, сейчас с уверенностью не скажет, что на совести именно этих пятерых гибель трех человек.
     В отличие от тех же национал-большевиков или девушек-активисток полумифической организации “Новая революционная альтернатива” (НРА), процесс над которой в том же Мосгорсуде начался одновременно с судом о царицынском погроме. Их вместе со взрывом памятника Николаю II обвиняют ни много ни мало в попытке свержения конституционного строя (как считают следователи, это НРА устроила взрыв у приемной ФСБ в апреле 1999 г.).
     Царицынские молодчики ну никак не тянут на идейных борцов, готовых париться на нарах ради чистоты русской крови и идеалов национал-социализма. С “левыми” НРАшниками все гораздо проще. Впрочем, как и со всеми “левыми”. Они и не скрывают своих убеждений. Они идут по стопам народовольцев и большевиков. То же поклонение революционерам прошлого, подпольные клички — романтика, в общем. Даже в тюрьме девушки не угомонились: писали открытые письма в разные газеты и с нетерпением предвкушали свое громкое выступление на суде присяжных — софиты, телекамеры, вспышки, и они, узники совести, эдакие Че Гевары в юбках. Но суд оказался самым обыкновенным, да к тому же закрытым.
     Конечно, ФСБ куда легче подвести под статью экстремисток, которые и не думали особо скрываться. По крайней мере, все знают, чего они хотят. И чего от них можно ожидать. Не секрет, что все пятеро подрывниц из НРА (не исключено, что и во время подготовки ко взрыву в приемной тоже) были под колпаком у ФСБ, их друг за другом вызывали на допросы.
     Также быстро разобрались следователи и с другой “левой” организацией “П.О.Р.Т.О.С.” (Поэтизированное объединение разработки теории общенародного счастья). Процесс над ее руководителями почти закончился в областном суде. Суд уже удалился в совещательную комнату для вынесения приговора, и если прислушается к обвинителю, то двум подсудимым — Ирине Дергузовой и Татьяне Ломакиной — не позавидуешь. Прокурор просит им соответственно 10 и 12 лет заключения. Адвокаты же настаивают на роспуске коллегии присяжных и отправлении дела на дополнительное расследование.
     Дергузова и Ломакина обвиняются в организации незаконного вооруженного формирования, посягательстве на личность и права граждан, незаконном лишении свободы людей и истязании несовершеннолетних. Они оказались за решеткой из-за своей теории общенародного счастья и активного внедрения ее в жизнь. Цель “П.О.Р.Т.О.С.” — “объединить самых активных людей в мире, тех, у кого на первом месте забота о людях, а не о своей шкуре”. На заманчивые объявления в газетах с предложениями бесплатной учебы и проживания в коммуну “портосовцев” в деревню Машково Люберецкого района Подмосковья прибыли четверо юношей и одна девочка из Украины, все из неблагополучных семей. Здесь они жили на протяжении нескольких месяцев, занимались сельским хозяйством, осваивали слесарное и столярное дело, читали литературных классиков и писали стихи. От подростков требовалось строгое соблюдение дисциплины, а нарушители наказывались ударами плетью (более подробно об этом “МК” уже писал). В декабре 2000 г. в коммуну нагрянули сотрудники РУБОП, и четверо “портосовцев” были арестованы.
     С правыми радикалами, неофашистами и прочими все куда сложнее. Никто в правоохранительных органах до сих пор толком не понимает, что это за зверь и как с ним бороться. Все леворадикальные организации наперечет, и особых сюрпризов от них ждать не приходится. Наивно считать идейных одиночек сколь-нибудь серьезной силой. А вот выходки тех же скинов всякий раз оказываются откровением для милиции и других спецслужб. Получается, что праворадикалы оказались куда более крепким орешком, чем их левые коллеги. Вот и приходится судить обыкновенных хулиганов. Стыдливо отводя глаза на вопрос: а где сама организация и ее лидеры?
     На скамье подсудимых скорее парни с рабочих окраин, чем боевики-нацисты. По большей части ограниченные и недалекие, которых вообще непонятно каким ветром занесло в ряды наци. Владимир Трубин, например, на допросе в суде говорил, что в толпу погромщиков попал случайно и вообще торопился домой к жене и ребенку. Экстремист с памперсами, получается. Глядя на тех, кто сидит в клетке, никогда не скажешь, что этих людей объединяет какая-то общая идея.
     Вопрос: “Состоите ли вы в каких-нибудь националистических организациях?” — прокурор задавал почти с обреченным видом, наверное, сам не веря в то, что спрашивает. Кто такие скинхеды, подсудимые просто не знали. Как не знали ничего и об антиглобалистах, под предлогом бить которых их и собирали в тот вечер у метро “Царицыно”.
     Трое, Сергей Поляков, Сергей Климанов и Владимир Трубин, уже признали себя частично виновными (только в хулиганстве, от убийств открестились все). И чистосердечно раскаялись. Упорствует только Валерий Русаков, у которого обнаружилось алиби, и Михаил Волков. Здоровье у него оказалось совсем не революционное, и ему стало плохо прямо в зале суда.
     Шанс поставить точку в этом деле появится только при условии показаний в зале суда потерпевших и свидетелей. А участвовать в процессе они явно не спешат. Они просто не верят, что в этом есть какой-нибудь смысл. Они прекрасно понимают, что потом их никто не сможет защитить. Милиция будет охранять азербайджанца-торговца с рынка? Вы в это верите? Что скрывать, некоторые сотрудники милиции даже поддерживают погромы скинхедов. Вот и получается, что торговцы предпочитают либо совсем уехать на родину, либо поменять документы. А там ищи-свищи, куда делся свидетель.
     И организаторы погрома это прекрасно понимают. И наверняка рассчитывали на такой исход дела.
     — Во всем виновата пресса, — считает судья Петр Штундер. — В первый день столько телекамер понаехало, что люди боялись выходить из зала. Потому и свидетели не идут, что из процесса сделали настоящее телешоу. Кому хочется в этом участвовать?
     Последнее заседание отменили. Все по той же причине. Не пришел никто из потерпевших и свидетелей. В следующий раз их решили доставить принудительно. Если кого-нибудь найдут...
     Как считают адвокаты, процесс продлится еще около полутора месяцев. Но уже сейчас можно предположить, что большинство из подсудимых получат или условные, или чисто символические сроки. Узнать, кто же был настоящим убийцей трех человек, вряд ли удастся. Кто такие нацисты и как с ними бороться, так и останется тайной, которую спецслужбы не хотят разгадывать. Проще все списать на обычное хулиганство.
     Кстати, стоит напомнить, что и суд над участниками ясеневского погрома закончился возвращением на доследование. Скинхеды спят спокойно.
    


Партнеры