Злость под песком

Fatboy Slim зарекся давать УЛИЧНЫЕ концерты

24 июля 2002 в 00:00, просмотров: 685
  Возвернувшийся давеча с пустыми руками с лондонской церемонии “DANCE STAR-2002 — The World Dance Music Awards” ростовский дуэт “ППК” недовольно шумел:
     — Короче, мы на этой премии по-любому должны были победить. Но — продолжается традиция зажимания русских людей. Короче, тут (в номинации “Лучший транс-акт года”) либо нам должны были дать, либо уж американцам IIO. А дали (премию) вообще попсарям каким-то — чуть ли не тамошней Свете.

    
     Абсолютной попс-провинциально-среднеевропейской певицей Светой смотрелась, по разумению “ППК”, бельгийская вещица “Castles In The Sky” от Ian Van Dahl , опередившая наш транс-хит “Воскрешение” на всемирном премиариуме танцевальной музыки. Подобных церемоний, кстати, за год проходит целых три штуки, но в разных концах света. Зимой в Гонконге — “DANCE STAR ASIA”, весной в Майами — “DANCE STAR USA” и в июле вот в Лондоне — самая главная “DANCE STAR World”. Герои танцевального года провозглашаются в этой премии отчасти — по итогам продаж звуковых носителей, местами же — голосованием масс на различных музсайтах и в специализированных журналах. “ППК”:
     — Ну по продажам этот Ян Ван Дайл нас (“ППК”ашный трек “Воскрешение”, между прочим, несколько месяцев продержался в двадцатке самых продаваемых синглов в Великобритании), конечно, обошел: у него же там девочка поет сладенькую песенку. А женский сладкий вокал завсегда продастся лучше. И трек вообще-то хороший, только это ни фига не транс. Это все равно, что “Акулу” какую-нибудь сравнивать с “ППК”. Ну а что: у них ведь в принципе все как у нас — только покачественнее. И “DANCE STAR” — это чисто поп-музыка, американская или английская.
     Ну, что ни говори, главная танцевальная премия все ж таки определяет, понимаешь, модные тенденции и вдохновляет на подвиги новичков. Скажем, в номинации “Лучший брейкбит-акт года” засветилось трио из Бристоля “Kosheen”, дебютанты британских хит-парадов, которым яростно приписывают нынче потенциал “Portishead” и “Massive Attack” вместе взятых. “Лучший хаус-акт” — опять же новички: проект “X-Press 2”, заманившие в танцевальные дебри мутного рок-дяденьку Дэвида Бирна и записавшие с ним прикольную вещицу “Lazy”. В “Альбомах года” — все более предсказуемо, главный респект здесь диску “Outrospective” группы “Faithless”, идолов, кстати, и кумиров “русских ракет” “ППК”.
     — Кто на вас-то произвел на лондонском хеппенинге впечатление, кто по заслугам номинацию получил?
     — Понимаешь, мы там угорели очень сильно, пьяные были и особо за происходящим не следили. Мы когда узнали, что нам ничего не дали, — жахнули по стакану водки и стали орать, что Россия начнет ядерную войну против Бельгии. Что все — завтра такой страны, мол, на карте больше нет. Все вокруг ржали. Ну а в принципе — там был очень хороший парень из Голландии, которого “лучшим ди-джеем года” признали, — DJ Tiesto.
     Это, кстати, чуть ли не единственная сенсация всемирного дэнс-премиариума: молодой ди-джей из Европы (раскрутившийся прошлым летом на жарких вечеринках Ибицы) потеснил в списках популярности многих пафосных и богатых — Карла Кокса, Пола Оакенфолда, Роджера Санчеса, Джона Дигвида. Большой сторонник опеки молодых (допустим, тех же “ППК”) Пол Оакенфолд моментально подсуетился, распростер над голландским юношей свое покровительственное крыло и прилюдно заказал Tiesto пару ремиксов на что-нибудь из своего альбома “Bunkka”.
     “Лучшим дэнс-шоу года” сочли представление Fatboy Slim на набережной городка Брайтон (британского курорта; не путать с эмигрантским кварталом Нью-Йорка). Прошлым летом на этот пляжный open air под Лондон съехалось 35 тысяч человек, и все так дико проперлись, что дяденька Норман Кук (он же — Fatboy Slim) решил сделать прибыльное дэнс-действо ежегодным. И сразу после награждения “DANCE STAR-2002”, буквально в следующий уик-энд, в Брайтоне опять стартовала многообещающая Fatboy Slim-Party. Закончилась же она столь драматически, что печальные события на Манежной площади в Москве (погромное буйство футбольных фанатов в июне) могут сойти за почти невинное ребячество. Лондон с трудом оправляется от пережитого шока, а британские власти так же (как и месяц назад — нашенские) в мучительных раздумьях: что ж теперь делать с этими гулянками-опен эйрами. Вот что рассказывает Егор Шишковский, резидент “Мегахауса” в английской столице, лишь чудом не оказавшийся в позапрошлые выходные в самом эпицентре трагедии:
     — Никто не ожидал, что вместо 60 тысяч любителей порэйвовать (разумная вместимость городской набережной) на песочный пляж Брайтона смотреть на Fatboy Slim припожалует 250 тысяч человек. Растерявшаяся поначалу полиция попыталась сделать все возможное для обеспечения безопасности, но народ все напирал и напирал, и ясно было, что с этой ситуацией сложно будет справиться. Сначала возникли небольшие стычки в огромной толпе, переросшие в драки. Окровавленный вид пострадавших вызвал настоящую панику, началась давка, в которой пострадало 160 человек. Большинство из них с переломами рук и ног было отправлено в больницы Брайтона и Лондона. Но, увы, без фатальных исходов не обошлось. Один молодой человек скончался прямо на пляже от сердечного приступа (говорят, из-за чрезмерной дозы экстази). А также отправленная в больницу после падения с высокого парапета девушка скончалась несколькими днями позже от полученных травм. Это была 26-летняя австралийская туристка, медсестра, приехавшая в Англию к друзьям и специально спланировавшая отпуск так, чтобы попасть на вечеринку знаменитого ди-джея.
     Fatboy Slim думал об обеспечении безопасности своего шоу и выплатил полиции перед действом из личных денег “стимулирующие премиальные” — 100 тысяч фунтов (150 тысяч долларов). Но они — не помогли. В начале представления, увидев перед сценой необъятное людское море, ди-джей произнес в микрофон с дрожью в голосе: “Это, конечно, самый большой концерт за всю мою карьеру”. Однако по мере шоу настроение звезды стало резко меняться, по окончании же вечеринки, узнав о погибших, ди-джей впал в настоящую депрессию. “Я думал, это шоу — мой триумф, но он обернулся кошмаром. Я вряд ли когда-либо теперь устрою что-нибудь подобное — я не хочу чувствовать ответственность за то, что кто-то пострадал или скончался”, — сказал Fatboy Slim.
     Однако пляжная вечеринка на 250 тысяч клубящихся закончилась не только человеческими жертвами. Экологический урон пляжам Брайтона пока еще трудно подсчитать, но специалисты заявляют, что теперь понадобится года два на то, чтобы очистить песчаный берег от осколков разбитых бутылок и прочей гнусности. В общей сложности после представления с набережной Брайтона было вынесено больше 110 тонн мусора, однако уборщики жаловались на то, что стеклянные осколки настолько глубоко ушли в песок, что достать их практически невозможно. Городские власти уже предупредили жителей Брайтона и туристов не выходить этим летом на пляж босиком.
    
     Может, безотчетная агрессия этого лета — всемирная массовая эпидемия?
    


Партнеры