Егор Кончаловский обесчестит Карлсона

“Антикиллера” дед похвалил, дядя поругал, а папа еще не видел

24 июля 2002 в 00:00, просмотров: 686
  900 человек массовки, 40 вдребезги расколошмаченных иномарок и пять миллионов долларов на “мелкие” бюджетные расходы — такое в истории отечественного кинематографа случается нечасто. Но не только заоблачными цифрами может поразить воображение новый фильм Егора Михалкова-Кончаловского “Антикиллер”. Михаил Ульянов, Сергей Шакуров, Александр Балуев, Евгений Сидихин, Виктор Сухоруков и, конечно, исполнитель главной роли Гоша Куценко — звездному ансамблю актеров, которых насобирал молодой отпрыск двух знаменитых фамилий, позавидует, наверное, любой из маститых российских режиссеров.
     За основу фильма “Антикиллер” взята одна из сюжетных линий одноименного культового романа Даниила Корецкого. Бывший оперативник, отмотавший в тюряге три года за превышение должностных полномочий, откидывается с нар уже полументом-полузэком. Неожиданно для себя он попадает в эпицентр крутых разборок между тремя бандитскими бригадами. Но герой, понятное дело, шибко честный и правильный, на поводу у бандюков не пошел, замочил всех, кого надо, и сам погиб смертью храбрых. (А может быть, не погиб — по фильму это не совсем ясно. Как заявил сам Кончаловский: “Люблю открытые концы”.)
     Картина уже успела изрядно пошуметь на Московском международном кинофестивале и совсем скоро, в августе, стартует в массовом показе. Как и полагается в таких случаях, создатели “Антикиллера” в срочном порядке созвали столичную журналистскую братию на пресс-конференцию, где неожиданно для себя попали под артобстрел вопросов-упреков. “Чей труп закопал “племянник” Балуева? Зачем Шакуров “заказывает” Куценко? Почему в картине нет любовных сцен, да и вообще девушки отсутствуют как класс? И, наконец, убили или не убили главного героя?” — вопрошали ничего не понимающие журналисты. Но надо отдать должное режиссерам и продюсерам картины. Они отвечали долго и подробно, повторяя иногда по нескольку раз, чтобы наконец дошло.
     Довелось побеседовать с режиссером киноленты Егором Кончаловским и корреспонденту “МК”.
     — Егор, чем объяснить тот факт, что картина запускается в массовый прокат в августе, в так называемый “мертвый” сезон?
     — Мы очень хотели выпустить фильм поскорее. Все-таки в производстве он уже находился почти два года. Ну и, конечно, старались не попасть на выходящие осенью большие американские блокбастеры. С ними конкурировать нам пока что тяжеловато.
     — А вам не кажется, что написанный в 1993 году роман Данила Корецкого со всем его бандитским беспределом сегодня не совсем актуален? Материальчик-то устарел.
     — Абсолютно согласен с вами. Если бы выпустить его году в 96—97-м, было бы гораздо круче. Но мы почему-то находимся в иллюзии, что то время прошло. Я считаю, это не так. Взять хотя бы недавние события: взрывы домов, Царицынский рынок, скинхеды. Мир не стал безопаснее, чем раньше. Так что отнеситесь к картине как к некой легенде-напоминанию о прежних временах.
     — Говорят, ваш знаменитый дядя, Никита Михалков, был, мягко говоря, не в восторге от вашей новой работы.
     — Для меня самого ситуация немного странная. Объясню: на Московском кинофестивале мы смотрели картину втроем — я, Никита Михалков и его жена Татьяна. После показа он недоумевал: “Егор, зачем снимать такое кино?” Я, естественно, расстроился: все-таки авторитет у дяди велик. А потом вдруг на следующий день я позвонил своему деду Сергею Михалкову. И тот, заикаясь как обычно, говорит: “М-много хо-хорошего сказали про т-твой ф-фильм”. Спрашиваю: “Кто?” А он мне: “Ни-никита”. Так что даже не знаю: то ли поругал он меня, то ли похвалил. Вот папа, к сожалению, еще не видел картины. Но почему-то уверен, что она ему понравится.
     — Слышал, через некоторое время появится и “Антикиллер-2”. Кто же у вас играть будет, если почти все герои первого “Антикиллера” погибли?
     — Ну ничего, мы открываем пространство для других замечательных наших актеров. Кто? Это пока секрет. Все, кто остался в живых, плавно перетекут во вторую часть. Гоша Куценко будет играть обязательно. Хотели было Сухорукова оживить, но передумали. Уж больно у него колоритный персонаж.
     — А каковы ваши далекоидущие планы?
     — Вы все равно не поверите! Если все будет нормально, надеемся запустить картину “Карлсон, который живет на крыше”. Гоша будет играть Малыша, лежащего в психиатрической лечебнице из-за страсти к поджогам. А Карлсона, крепко сидящего на наркотиках, — Сухоруков. Пока ему не дашь “Сникерс” или “Марс”, ведет себя невыносимо. Снимать будем в Таллине или Праге. Не смейтесь, это серьезный проект.
    




Партнеры