Недобрый день

На “Иле” должна была лететь другая бригада бортпроводников

30 июля 2002 в 00:00, просмотров: 1166
  “Странный рейс” — так, по словам родных бортпроводницы Виноградовой, Арина назвала этот вылет накануне. Стюардессы недоумевали, почему именно питерским бортом надо доставить в Адлер москвичей. Рейс еще называли “банкирским”. Люди, летевшие на “Ил-86”, сели в самолет в “Шереметьево-1”, провели в Сочи два дня, развлекаясь на пивном фестивале. Затем, в воскресенье, экипаж доставил бизнесменов обратно. Около 15.00 пилоты, техники и бортпроводники (всего 14 человек) сидели в самолете, уверенные в том, что через час приземлятся в “Пулково”. Но судьба распорядилась иначе.
     Вчера на обычное приветствие: “Добрый день!” — дежурный по первому летному отряду в пулковском аэропорту Вячеслав Козлов отвечает сегодня только с горечью: “Если добрый”. Вячеслав — бортинженер, с каждым членом экипажа знаком уже не один год:
     — Когда услышал сообщение о том, что разбился авиалайнер, сразу стал звонить своему соседу по новгородской даче Борису Кушнерову. Не могу понять, что случилось с самолетом: ведь Борис очень опытный и осторожный бортинженер! На даче осталась его жена Люба, но дозвониться до нее мне так и не удалось, телефон испорчен. Сегодня ее должны оттуда привезти.
     Со вторым пилотом Владимиром Вороновым мы летали еще на “Ту-134”. Кроме того, что он великолепный летчик, он был еще и отличным рыбаком, мы любили с ним порыбачить. Знаю, что детей у него нет, а родители живут в Петрозаводске. Наверное, там и похоронят...
     Штурман Валера Щербина был у них самый коммуникабельный, можно сказать, душа компании.
     Заместитель начальника штаба Первого летного отряда Анатолий Титов:
     — Этот экипаж летает в таком составе на “Ил-86” уже, наверное, лет десять. Командира Костю Иванова я знаю уже лет пятнадцать, и за это время у него не было никаких нареканий по службе. Очень выдержанный, культурный человек, достаточно требовательный к подчиненным. Костя активно участвовал в работе летного профсоюза, работал в комиссиях по зарплате. Знаю, что у него осталась взрослая дочь, но к авиации ее профессия отношения не имеет.
     Начальник службы бортпроводников “Пулковских авиалиний” Виктор Уният примчался на работу в воскресенье, через полчаса после первого сообщения о трагедии. Первым раздался звонок от мамы бортпроводника Сергея Траковца. Его брат тоже работает в “Пулково” бортпроводником. Сережа был женат, дочь Таня в сентябре пойдет во второй класс...
     Вообще, на “Ил-86” подбирается команда бортпроводников самого высокого класса, поскольку им приходится выполнять массу технических функций, справляясь с системами кондиционирования, водоснабжения, освещения. Такими были все десятеро, попавших в авиакатастрофу. Так, Наталья Фетисова, старший бортпроводник, работала здесь с 1980 года, ее мать была начальником авиационно-технической базы. Она пришла к нам, можно сказать, со школьной скамьи. У нее было 8659 часов налетов. Она выполняла самые ответственные рейсы на Москву, работала с бизнесменами, членами правительства. Она умела работать с самыми разными людьми, найти подход даже к особым пассажирам, которые уверены, что им даже на борту самолета все позволено. У Натальи Борисовны остались сын Роман и дочь Настя, третьеклассница. Муж Саша тоже работает у нас авиационным инженером.
     Самая заводная, компанейская была Татьяна Фомушкина — несмотря на то, что у нее трое детей. Ее муж тоже долго работал бортпроводником, а сейчас остался в отделе главного механика аэропорта.
     Младше всех из погибших оказался Саша Молчанов, которому 28 лет. Его отец Виктор Михайлович более двенадцати лет работал в “Пулково” бортпроводником, потом перешел в службу безопасности. Любовь к небу передалась сыну по наследству. Все свое свободное время Саша проводил в Доме творчества юных, вел авиамодельный кружок. Обзавестись своей семьей Молчанов так и не успел.
     Муж погибшей Галины Анашкиной (1960 г.р.) работал летчиком, а теперь трудится в службе режима. У нее осталась тринадцатилетняя дочь Катя.
     У Галины Егоровой, работавшей в аэропорту с 1982 года, семьи не было, наверное, поэтому она с особенной теплотой относилась к пассажирам, очень любила свою работу.
     Ольга Наумова пришла в “Пулково” в 1985 году после медучилища. С мужем, пилотом, познакомилась здесь же. Ольга вышла из декретного отпуска совсем недавно: дочке Ксюше едва исполнилось три года.
     Погибли также Галина Куликова, работавшая с 1978 года, у которой девятнадцатилетний сын Саша.
     Кстати, первоначально на злополучный чартерный рейс Москва—Сочи—Москва планировалась несколько другая бригада бортпроводников. В частности, одна девушка очень хотела полететь (у нее в Сочи живут родители), но обстоятельства изменились в последний момент: она ушла в отпуск и — осталась в живых.

* * *

     Мы поздравили с чудесным спасением дочери маму 34-летней бортпроводницы Арины Виноградовой Галину Ивановну.
     — Арина всегда мечтала стать стюардессой?
     — Об этом сказать не могу. После школы она долго выбирала, чем заняться. Я хотела, чтобы дочь стала юристом, а она хотела пойти работать в торговлю. А потом вдруг подала документы в “Пулково”, на курсы подготовки бортпроводниц. Арина много летала по Союзу, любит свою работу и даже в декретном отпуске провела всего 1,5 года. Попросила, чтобы я посидела с Полинкой, — так ей хотелось летать.
     — Вы уже разговаривали с дочерью?
     — Арина мне звонила из больницы. Сказала, что все в порядке и она скоро прилетит домой.
     — А 4-летняя Полина испугалась за маму?
     — Она еще маленькая и ничего не поняла. Правда, когда видела маму по телевизору, то все спрашивала, когда она вернется...

ИЗ ДОСЬЕ “МК”
     АВИАКАТАСТРОФЫ, В КОТОРЫХ ВЫЖИЛИ ЛЮДИ

     19 декабря 1995 г. — на севере Анголы после взлета разбился авиалайнер “Электра” американской компании “Локхид” со 139 пассажирами и пятью членами экипажа на борту. В живых остались 5 человек.
     8 октября 1996 г. — при подлете к туринскому аэропорту “Казелле” (Италия) потерпел катастрофу российский самолет “Ан-124” (“Руслан”). На борту находились 23 человека, из которых погибли 2 члена экипажа и 2 пассажира.
     6 мая 1998 г. — в труднодоступном районе на севере Перу (Южная Америка) спустя несколько минут после вылета из аэропорта потерпел катастрофу “Боинг-737”. На борту находились 87 человек, включая 8 членов экипажа. На месте падения обнаружены живыми 13 человек.
     5 декабря 1999 г. — в аэропорту “Домодедово” при взлете упал узбекский самолет “Ил-114”. Пять членов экипажа погибли, двое были госпитализированы.
     15 апреля 2002 г. — близ южнокорейского города Пусан разбился китайский пассажирский “Боинг-767”. Погибли 125 человек, 38 выжили.
    





Партнеры