Drang nach westen!

Мог ли Горбачев остановить НАТО?

30 июля 2002 в 00:00, просмотров: 470
  Май 1989 года. Московская квартира шефа советского МИДа Эдуарда Шеварднадзе в Плотниковом переулке. Сегодня в гостях у Эдуарда Амвросиевича его американский визави — госсекретарь Джеймс Бейкер со свитой. Американцы осторожно пробуют новые для них грузинские блюда: приправленную специями баранину и тушеные овощи. Но еще больший шок вызывает у них поведение жены советского министра. “Грузия должна быть свободной!” — в открытую заявляет Нанули Шеварднадзе.
     Оценивать сегодня эту историю можно по-разному. Грузины в принципе могут гордиться. Эпизод убедительно доказывает, что еще во времена, когда коллапс СССР отнюдь не казался несомненным, в семье их будущего президента активно мечтали о независимости. Но вот у россиян есть повод задуматься. Был ли Шеварднадзе полностью лоялен интересам страны, министром иностранных дел которой он тогда являлся? Например, не упустил ли он тогда шанс блокировать грядущее вступление в НАТО Восточной Европы? Ведь в российской политэлите уже ни для кого не секрет: в конце 80-х западные лидеры клятвенно обещали Шеварднадзе, что этого не произойдет. Но их обещания так и не были оформлены юридически. В результате в середине 90-х у России не было законных оснований упрекнуть Запад в нарушении обещаний и призвать его к порядку.
     Бывший первый замгоссекретаря США и крупнейший знаток взаимоотношений между Москвой и Вашингтоном Строуб Тэлботт считает, что все эти разговоры не оправданы. “Я думаю, что вы имеете в виду прежде всего комментарии, которые тогдашний госсекретарь Бейкер сделал Горбачеву и Шеварднадзе, — заявил “МК” Строуб Тэлботт. — Но эти комментарии были исключительно личной точкой зрения Бейкера. Он не получал на них санкции с самого верха. Кроме того, сам Бейкер впоследствии отказался от этого своего мнения”.
     Но вот бывший российский министр иностранных дел Евгений Примаков рисует несколько иную картину. В одной из своих книг экс-шеф МИДа приводит выдержки из архивных документов своего ведомства. Из них четко следует, что клятвенные обещания не включать Восточную Европу в НАТО в разговорах со своими советскими коллегами делал не только Бейкер, но и многие другие. Например, канцлер Германии Коль, британский премьер Мейджор, французский президент Миттеран...
     Получается, что упреки в адрес Шеварднадзе не так уж и безосновательны. Строуб Тэлботт, правда, уверяет, что “западные правительства никогда не согласились бы сделать эти персональные заверения юридически обязывающими”. Но скорее всего, если бы Москва жестко настояла на этом требовании, оно было бы удовлетворено.
     Дело в том, что конец 80-х был чуть ли не последним периодом, когда Москва имела определенную свободу маневра и мощные ресурсы воздействия на Запад. Конечно, спору нет, удержать под советским контролем Восточную Европу было невозможно. Для этого пришлось бы пойти на возвращение в сталинско-брежневское прошлое. Но вот обусловить наше отступление из региона выгодными для Москвы условиями было вполне реально.
     Почему же этого не было сделано? Эксперты назвали “МК” три главных причины. У Горбачева — Шеварднадзе фактически полностью отсутствовала долгосрочная внешнеполитическая стратегия. Они лишь реагировали на события и старались выбить у западных партнеров максимум возможных тактических уступок. Западники же, напротив, очень хорошо знали, чего они хотели. Кроме того, на фоне происходивших внутри страны событий внешнеполитические игры начали казаться все менее и менее актуальными. На первый план во взаимоотношениях с западниками вышли переговоры о кредитах. А, как известно, когда тебе позарез нужны деньги, всем остальным можно и пожертвовать.
     Ну и, наконец, последнее. И советский президент, и его министр иностранных дел стали жертвами личного обаяния своих западных визави. Коллеги Горбачева и Шеварднадзе по советскому руководству в основном предъявляли им претензии. Зато атмосфера на переговорах Горбачева и К° с западниками, напротив, была весьма комфортной. Сама мысль о том, что эти милые люди не сдержут своих обещаний, казалась кощунственной. Разве можно требовать от джентльменов письменных гарантий!
     Конечно, не факт, что наличие юридически оформленных гарантий невключения Восточной Европы в НАТО сильно помогло бы России. Соблазн сделать это был у Запада все равно очень сильным. В конце концов любой договор — это всего лишь бумажка, от которой всегда можно отказаться. Благо найти предлог — не предлог. Например, западники могли бы сыграть на том, что эти гарантии давались СССР. А Союза больше нет... Но за отказ от договора Западу пришлось бы заплатить, и очень серьезно. Так что игра все-таки стоила свеч.
    


Партнеры