“Домой? Только на самолете!”

Чудом выжившая стюардесса разбившегося “Ил-86” дала интервью “МК”

30 июля 2002 в 00:00, просмотров: 280
  Барышня в справочном окошке в Боткинской вздохнула: “Виноградова? 21-й корпус”.
     — Что, у вас уже сто человек спрашивали про нее?
     — Миллион.
     Арина Виноградова лежит в травматологии, улыбается и выглядит на самом деле счастливой. У нее забинтована рука (вчера на нее наложили швы) и несколько царапин на лице, на руках, на груди. Корреспондентам она говорит так:

     — Здоровье мое хорошее, все у меня хорошо.
     — Почему сели именно в хвосте самолета? Почему вы выжили?
     — Просто оказалась в нужном месте в нужное время. А села в хвосте... ну, просто села, и все. Подруга, которая выжила, сидела напротив меня, на служебном месте. Мы хотели кофе перед вылетом попить и сидели втроем в третьем салоне. Все случилось очень быстро. Мы только начали набирать высоту, и самолет завис. Потом его стало трясти. Бывает обычная болтанка, а тут вдруг стал вибрировать. Я поняла, что что-то не так. Мне стало страшно, я вцепилась в подругу Олю Наумову. Но в этот момент она отстегнула ремень и решила посмотреть в иллюминатор, что происходит. Поэтому она и погибла. Наверное, она покатилась по салону от удара. А Танечка Моисеева сидела напротив меня перед вылетом. Как мы упали, я не помню. Я очнулась — темнота. Я стала кричать: “Помогите! Есть кто-нибудь живой?” А вокруг только тишина и заваленные кресла. Я вижу: лежу на двигателе. Стала кричать: “Господи, спаси меня! У меня же дочка маленькая!” Я стала пытаться выбраться и в тот момент поцарапала руку. Уже начинался пожар, и я испугалась, что задохнусь. Но пожарные очень быстро приехали. Брандспойт протянули, струя мне прямо в лицо попала. Я попросила у них нож или ножницы, чтобы отстегнуться от кресла, и сказала, что Танюшка жива, ее тоже надо вытащить. Знаете, говорят, что в таких случаях вся жизнь перед тобой проносится. Но я ничего такого не успела подумать. Хотя, грешным делом, мне всегда было интересно, что чувствуют выжившие в катастрофе люди.
     — Как вы думаете, почему судьба оставила вас в живых?
     — Я не знаю, может быть, потому, что у меня маленькая дочка. (Дочке Полине 4 года.) Хотя со мной сидела Оля Наумова, у нее тоже маленькая дочка. Оля хотела в Питере мужа дождаться из Милана. Он летает вторым пилотом. Перед этим вылетом мы на двое суток задержались в Адлере, жили в профилактории. Просто божья благодать. Это было так чудесно, отдых свалился неожиданно. Мы купались, загорали, гуляли. Оля еще в море мне сказала: “Может, я в последний раз купаюсь”. Я говорю: “Что ты такое говоришь, в этом году, наверное, последний”. А она мне говорит: “Ну да, в этом году, потому что у меня отпуск только в ноябре”. И монетки почему-то мы в море не бросали, чтобы вернуться.
     — Если завтра в небо? Полетите?
     — Точно — нет.
     — Еще летать-то будете?
     — Я подумаю.
     — А домой на поезде поедете?
     — Нет, только на самолете. Чему быть, того не миновать. Знаете, перед отлетом на борт просились 30 туристов, в “Шереметьево” их чартер задерживался, и они умоляли взять их в пустой самолет. Но по инструкции это не положено, и командир экипажа отказал. Представляю, как они сейчас радуются.
     — А какое у вас сейчас самое большое желание?
     — Очень хочется домой, ребенка увидеть.
     Врачи говорят, дня через два Виноградову выпишут. С утра Арину навестила ее московская подруга. Следом примчался Артур, с которым они вместе учились в Академии гражданской авиации в Питере. А сама Арина — еще студентка, учится на третьем курсе заочного отделения.
     Корреспонденты “МК” уже собирались уезжать, когда в палату вихрем ворвался муж счастливицы Алексей.
     — Я одновременно узнал о том, что самолет упал и что Арина выжила. Я почувствовал опустошение. Трудно осознать это. Это известие не поддается разуму. Но дочка тоже увидела по телевизору, стала кричать: “Мама, я тебя люблю!”
     — Вы не запретите жене летать?
     — Ей запретишь, — вздохнул Алексей, но тут же заметил: — Ей всегда страшно было. Но по теории вероятности больше ничего у нее не должно грохнуться.
    


    Партнеры