Пентхаусы над яузой

1 августа 2002 в 00:00, просмотров: 180

Последние 15–20 лет стали периодом стремительного роста столичного мегаполиса. Москва вырвалась далеко за рамки кольцевой автодороги. Жулебино, Митино, Солнцево, Бутово... Тихие подмосковные пригороды превратились в многоэтажные густонаселенные районы. Однако стремительный рост городской территории оказался вещью далеко не безобидной. Отдаленные спальные районы стали источником самых разнообразных проблем: инженерных, транспортных, социальных. Стало очевидно: продолжение такой политики лишено смысла. Столичные власти приняли стратегическое решение: дальнейшее развитие столицы должно происходить исключительно за счет ее внутренних резервов. Значительную роль в решении этой задачи предстоит сыграть недавно созданному Государственному унитарному предприятию «Московский центр освоения резервных территорий». Название учреждения, что называется, говорит само за себя.
Впрочем, по мнению директора центра Анатолия Рябского, такое понятие, как «резервная территория», многие понимают слишком буквально. Анатолий Иванович постарался сразу развеять подобное заблуждение. Не случайно наше интервью началось с несколько неожиданной фразы:
– Как таковых, резервных территорий в городе нет, – сообщил директор центра, – их еще предстоит создавать. Потенциальный источник – хорошо известен. Это многочисленные промзоны, земли, занятые складскими хозяйствами, пустыри, свалки, а также территории, граничащие с экологически вредными производствами. Конечно, в зоне вредных выбросов заниматься строительством нельзя. Но можно попытаться изменить само производство. Либо вывести его за пределы города, либо модернизировать. Например, установить дополнительные очистные сооружения. Став экологически безопасными, прилегающие территории открываются для дальнейшего освоения.
Наш основной резерв – это предприятия, которые сегодня используются не по назначению. В период 90-х годов, когда происходили дефолты, падения рубля и колебания рынка, – они лишились возможностей к дальнейшему существованию. И сегодня – либо полностью сдаются в аренду коммерческим фирмам, либо попросту влачат жалкое существование.
Но сегодня даже самое жалкое предприятие – это, как правило, акционерное общество. А значит – у него есть собственники...
– Действительно, большинство из них – акционерные общества. Причем в качестве акционеров могут выступать не только физические лица, но и федеральные или городские структуры. Естественно, нам приходится вести переговоры со всеми собственниками. Кроме того, в решение подобных вопросов обычно вовлечено большое число различных органов власти и специализированных организаций. В том числе и всевозможные административные инстанции: Департамент промышленности и научно-технической политики, Московский земельный комитет, Институт Генерального плана, Москомприрода, префектуры столичных округов, СЭС.
«ДЛ»: Какое место в этой схеме будет занимать «Московский центр освоения резервных территорий»?
– Центр выполняет функцию городского заказчика и осуществляет координацию, контроль, информационно-аналитическое и организационное обеспечение всего комплекса работ, связанных с освоением резервных территорий. Функции городского инвестора возложены на Управление экономической, научно-технической и промышленной политики в строительной отрасли Москвы.
Кроме того, центр ведет активную работу по привлечению частных инвесторов. Без их участия проведение масштабных работ по перебазированию предприятий и освоению освобожденных территорий – нереально.
«ДЛ»: Занимался ли кто-нибудь раньше решением подобных проблем или вы – первопроходцы?
– В принципе этой проблемой в Москве занимаются давно. По крайней мере, разговоры о выводе предприятий за черту города ведутся постоянно. Однако заметного продвижения в этой области до сих пор не происходило. Сегодня нам предстоит работать в еще более сложных условиях. Это связано с тем, что потеряны многие звенья, с которыми в прежние времена можно было бы координировать эту деятельность. Раньше в каждом райисполкоме был промышленный отдел. Его сотрудники целенаправленно занимались промышленными предприятиями, знали эту проблему. В новых районных управах таких подразделений нет. Сейчас в префектурах московских округов начали создаваться специальные рабочие группы. Они должны помочь нам создать объективную картину того, что происходит с московской промышленностью.
«ДЛ»: «Московский центр освоения резервных территорий» был создан в феврале этого года. Можно ли уже говорить о первых результатах вашей деятельности?
– Эту работу мы начали задолго до создания центра. Лично я и большинство сотрудников занимаемся данной проблемой около трех лет. Нам уже удалось осуществить несколько проектов. Один из них: Рубцовская набережная Яузы. Там было освобождено около 10 гектаров территории. Возведена первая очередь жилого комплекса. Сейчас ведется строительство второй очереди. На берегах Яузы у нас есть еще несколько перспективных площадок. Это – Краснобогатырская улица, Попов проезд. Судьба второй по величине московской реки стала объектом нашего внимания не случайно. Вокруг нее исторически сложилась обширная промышленная зона. С другой стороны, эта территория необычайно привлекательна с точки зрения жилищного строительства. Поэтому Яузой мы занялись всерьез и надолго. Проекты переустройства ее берегов в экономическом плане – абсолютно реальны. Я думаю, что уже в течение ближайших трех лет Яуза на этих участках по-настоящему преобразится. Приобретет новые, привлекательные черты.
Другое перспективное направление – многочисленные тепличные хозяйства. Это поистине уникальное явление. Границы города давно шагнули дальше. А они остались и продолжают занимать значительные территории. Таких примеров много. Это – районы ВВЦ, улицы Бирюзова, Щелковского шоссе. Причем большинство тепличных хозяйств находятся, мягко говоря, не в лучшем виде. Почему они должны оставаться внутри городской территории? Их место – за кольцевой дорогой. Инвесторы, городские власти согласны на компенсационное строительство: поставить новые теплицы вблизи современных магистралей, по которым продукция этих хозяйств может быстро доставляться на столичные рынки.
Кстати, внутри городской черты сохранилось и много совхозных земель. Один из примеров освоения такой территории – строительство жилого комплекса в Новопеределкине на пересечении Боровского шоссе и реки Сетунь. Это была совхозная земля, которую уже лет десять никто не обрабатывал и вообще никак не использовал. Нам удалось найти взаимопонимание и с префектурой Юго-Западного округа, и с владельцем земли – совхозом. Сегодня на этом месте строится прекрасный жилой комплекс.
«ДЛ»: Насколько велик резервный потенциал Москвы? Можно ли его оценить в принципе?
– Безусловно. По данным Москомзема, производственные зоны в столице занимают гигантскую территорию: около 20 тысяч гектаров. Конечно, речь не идет о том, чтобы изгнать из города всю промышленность. В конце концов, эти предприятия дают работу тысячам москвичей, платят налоги в бюджет. Мы не собираемся становиться центром по созданию социальных проблем. В большинстве рассматриваемых нами случаев состояние самого предприятия играет решающую роль. Если это – современное производство, успешное с экономической точки зрения и безвредное с экологической, если оно регулярно выплачивает налоги в бюджет – «бороться» с ним неразумно. Другое дело, если речь идет о предприятии с устаревшим оборудованием, вредными выбросами и экономическими проблемами. От такой «промышленности» мы будем избавлять город в первую очередь. Это основной принцип нашей работы.
«ДЛ»: Ваша идеологическая платформа предельно ясна. А каковы планы на ближайшее будущее?
– Сейчас мы заканчиваем разработку наших програмных документов. В них будут отражены основные объемы предстоящей работы. Одновременно идет работа над перспективным планом, охватывающим три ближайших года. Там будут перечислены конкретные территории промзон, приведен перечень предприятий, с которыми мы будем работать, и обозначены потенциальные возможности застраиваемых территорий. В ближайшее время мы должны завершить работу над этими документами и представить их на утверждение Городской комиссии по перебазированию, реформированию, ликвидации предприятий и организаций и реабилитации освобождаемых территорий. Думаю, это может произойти уже в августе. Тогда о судьбе резервных территорий столицы можно будет говорить куда более конкретно.



Партнеры