Расставание с социализмом

1 августа 2002 в 00:00, просмотров: 146

Лето – сезон всеобщего умиротворения и стабильности. Дачного строительства, ремонта и отпусков. Школьных и студенческих каникул. Курортных романов. Чемпионата мира по футболу. Словом, оптимизма и вообще хорошего настроения.
Об этом свидетельствуют и социологические опросы. Еще с весны регулярные исследования, проводимые Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), зафиксировали значительный рост народного оптимизма. Уже в марте число в основном довольных жизнью граждан России значительно превышало число в основном недовольных (56% к 38%). Две трети россиян ждут, что дела пойдут по меньшей мере так же, как сейчас, или даже лучше. Пессимистов, ожидающих ухудшения положения, лишь четверть. Большинство называет материальное положение своих семей «средним», т.е. нормальным.
Впервые за все годы реформ почти половина опрошенных считает себя «приспособившимися» к переменам, произошедшим в стране за минувшее десятилетие (49%). Еще 23% полагают, что это случится с ними в самое ближайшее время. Тех, кто не верит в свою способность свыкнуться с новой жизнью, лишь четверть. Особенно высока степень адаптированности у молодых людей, среди которых более 90% рассматривает нынешнюю жизнь как норму.
Кажется, свершилось то, о чем в 90-е годы даже не мечталось. Российский обыватель и руководящие им лица приняли наконец новые правила игры, психологически оправдали новое государство, новую политическую и экономическую системы, возникшие на рубеже 80-х и 90-х. Опросы свидетельствуют, что, похоже, именно сейчас массовое сознание окончательно рассталось с СССР и социализмом. И народ готов жить в новой Российской Федерации, которая ему начинает к тому же все больше нравиться, становится по-настоящему «своей», а не навязанной сверху тем или иным «антинародным оккупационным режимом».
Возникшая исподволь исторически значимая привычка к новой жизни помимо оптимизма и успокоения (после всех социальных и политических потрясений минувшего десятилетия) рождает, однако, и новые серьезные вопросы. Обретенная нами стабильность ставит вопрос о существе того, что родилось в России в последнее десятилетие ушедшего века. Или иначе: «Да здравствует стабильность! Но стабильность чего?»
Российская экономика продолжает оставаться отсталой, несовременной и плохо интегрированной в мировые рынки. Степень ее вовлеченности в глобальную торговлю значительно ниже, чем, скажем, китайской или индийской. За годы реформ российское общество прошло путь чудовищного социального расслоения, когда около 40% граждан прозябает за чертой бедности, а ничтожное меньшинство чиновников и бизнесменов напоказ демонстрирует запредельную роскошь. Российские рынки (на национальном, региональном и локальном уровнях) чрезвычайно монополизированы, находясь зачастую в руках конгломератов сросшихся между собой чиновных и предпринимательских групп. Коррупция, неотъемлемая часть и основа такой экономики, по-прежнему составляет бич России. Российская политическая система, воспринявшая все формальные институты и правила современных правовых демократических государств, на деле остается во многом во власти теневых механизмов манипулирования общественным мнением, режиссирования выборов, монополизации власти одними и теми же правящими группами, подавления политической конкуренции и свободы слова.
Одним словом, Россия, к которой привыкают российское общество и политический класс, и жизнь, которая все больше начинает восприниматься как норма, на деле сформировалась как весьма уязвимая и неконкурентоспособная в условиях современного мира экономическая, политическая и социальная система. Согласиться с такой нормой стратегически означает согласиться с неизменной отсталостью страны, ее обреченностью по типу вековой обреченности многих африканских или латиноамериканских государств. Словом, если нынешнее состояние России норма, то ее долгосрочная неконкурентоспособность неизбежно станет нашим нормальным состоянием.
Едва ли не единственным политиком в стране, который понимает это, является российский президент. Отдавая должное наступившей стабилизации, он одновременно бьет нешуточную тревогу относительно перспектив страны. В своем недавнем ежегодном послании (как и годом ранее) он вновь остро поставил вопрос о нарастающем отставании России от передовых государств мира. Однако складывается впечатление, что именно эти разделы его речей мало кто слышит.
Особенно в летние знойные дни, когда тишина и маленькие отпускные радости наполняют нас миром и покоем.



Партнеры