Пиковый король

1 августа 2002 в 00:00, просмотров: 227

Последние годы великий испанский тенор Пласидо ДОМИНГО руководит одним из самых престижных и популярных коллективов
в Соединенных Штатах – Вашингтонской оперой Центра сценических искусств Джона Кеннеди, выступая на сцене и как исполнитель ведущих оперных арий, и как маэстро-дирижер. Именно
по настоянию Доминго в этом году в Вашингтоне была поставлена опера Петра Чайковского «Пиковая дама», в которую маэстро пригласил целую плеяду российских певцов, а также сам спел одну
из ведущих партий.

Великий музыкант практически не дает интервью. И его согласие на беседу с корреспондентом «ДЛ» дорогого стоит. Сразу после спектакля «Пиковая дама» в Кеннеди-центре, а потом и выступления-экспромта в дуэте с Еленой Образцовой в резиденции российского посла в Вашингтоне на 16-й улице Пласидо Доминго поделился своими мыслями о русском искусстве и русских певцах.
Пласидо, когда вы только принимали под свое руководство Вашингтонскую оперу, многие в Америке откровенно ворчали: дескать, вы сразу же превратите этот интернациональный коллектив в некий «русский филиал в США». Объясните, почему вы так часто приглашаете российских оперных певцов на сцену Кеннеди-центра, чем они вас так завораживают?
– Прежде всего признаюсь откровенно, что мне нравится русское искусство – и не только оперное, я восхищаюсь вашими великими композиторами – Чайковским, Глинкой, Бородиным. Я всегда внимательно слежу за звездами русской оперной сцены, и, естественно, когда появляется возможность при постановках не только русских, но и других опер, стараюсь под конкретные партии приглашать ваших артистов. Кстати, не вижу в этом ничего особенного – есть великолепные певцы в Латинской Америке, и мы их тоже приглашаем, прекрасные голоса есть в США – и они у нас поют. Так что никаких привилегий у русских певцов нет.

«ДЛ»: Зимой этого года в Вашингтоне с большим успехом выступал Мариинский театр из Санкт-Петербурга. Потом в столице Соединенных Штатов выступили со спектаклями артисты Большого театра. Вы считаете, что американской публике на самом деле не хватает общения с русским искусством, или вы приглашаете наши ведущие труппы в Вашингтон исключительно из собственной любви к России?
– Мариинский театр из Санкт-Петербурга, как вы, наверное, знаете, будет гастролировать в Вашингтоне каждый год на протяжении десяти лет. Деньги под эти гастроли в рамках большого проекта выделил американский филантроп кубинского происхождения, большой друг Вашингтонской оперы Альберто Вилар. Я думаю, что у жителей столицы США появилась, таким образом, уникальная возможность слушать и видеть воочию ведущих русских оперных и балетных исполнителей, а у ваших артистов – выступать на одной из самых престижных сцен и показывать американской публике лучшее из того, что есть сейчас в их репертуаре.
Те же перспективы выступлений в Вашингтоне есть у балета Большого театра из Москвы – американцы прекрасно знают эту «торговую марку», знакомы с бывшими звездами театра, но им непременно хочется узнать и посмотреть, что представляет собой этот прославленный коллектив сейчас, какие есть новые идеи, исполнители. Тем самым, кстати, русское искусство получает в Америке огромный шанс самоутвердиться, стать еще понятнее и доступнее американской публике.

«ДЛ»: А почему в смотрах «Опералии», которые проводятся в Вашингтоне, в последнее время не было российских участников? Неужели российские таланты не конкурентоспособны для таких смотров?
– Я создал «Опералию» как смотр мировых оперных талантов в 1993 году, штаб-квартира этого смотра находится в Париже, и мы на такие конкурсы традиционно приглашаем оперных певцов в возрасте не старше 30 лет. Победители конкурса «Опералии» получают $250 тыс., и деньги нам дает на эти призы все тот же Альберто Вилар. Когда я создавал «Опералию», то стремился дать возможность молодым талантам показать свое мастерство перед ведущими мировыми профессионалами оперного искусства.
Да, в этом году российских исполнителей у нас не было, но в Вашингтоне, на сцене Кеннеди-центра, в «Опералии» ранее выступали не только молодые дарования из России, но и из Грузии, Молдавии, Украины. Так что благодаря «Опералии» у российских молодых оперных певцов была и будет прекрасная возможность показать свой талант самым строгим экзаменаторам.

«ДЛ»: Среди русских оперных певцов, которые частенько выступают в Вашингтоне, у вас наверняка есть какие-то особые симпатии. Кто, на ваш взгляд, сегодня составляет элиту русского оперного искусства?
– Из женских голосов мне очень нравится сопрано Галины Горчаковой, и я с удовольствием пригласил ее выступить в «Пиковой даме» в роли Лизы. Кроме нее эту партию в Вашингтоне также пела Галина Ушакова. Потрясающая и всегда молодая Елена Образцова пела у нас партию графини. Известный российский певец Сергей Лейферкус в «Пиковой даме» исполнял роль Томского, а Андрей Бреус – партию Елецкого. Да плюс еще Хлою пела Ирина Матвеева – так что у нас на сцене был целый русский оперный звездопад.
Для меня самого было огромной честью и несказанной радостью петь в русской опере с ведущими русскими певцами. При этом, заметьте, – «Пиковая дама» сегодня считается не только одной из лучших русских классических опер, но она также принадлежит всему миру. Я считаю, что это оперное достояние всего человечества.

«ДЛ»: Как певцу вам, наверное, было непросто выучить арии оперы «Пиковая дама» на русском языке. Как вы работали над своей ролью в русской опере?
– Ария Германа в «Пиковой даме» – одна из моих самых любимых, я, если помните, исполнял арию Германа на моем «гала-концерте» в Вашингтоне в прошлом году в Кеннеди-центре. Чтобы выглядеть достойно, я много работал над правильным произношением, потому что хотел, чтобы ария Германа звучала так, как она бы звучала в исполнении русского певца. И это уже вам судить, насколько я преуспел в русском.

«ДЛ»: Выступая в русских операх, насколько вы, испанец, живущий и работающий в Америке уже не первый год, находите нечто общее с русской душой?
– Наверное, между русскими и испанцами есть действительно что-то общее. Например, и вы, и мы очень любим веселиться, можем танцевать и петь доупаду, да и выпить не дураки – и в этом наша общность. Русские, как и испанцы, очень любят и ценят искусство, причем русское искусство внесло, как и испанское, огромный вклад в сокровищницу всего мирового искусства. Что показательно – когда мы ставим в Вашингтоне русские оперы, то вся труппа – что русские, что представители других стран, работают легко и непринужденно, обстановка очень домашняя, дружеская, и в этом тоже, я думаю, есть какая-то особая душевная подоплека.



Партнеры