Нашему бизнесу необходим кодекс чести

1 августа 2002 в 00:00, просмотров: 174

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий ВОЛЬСКИЙ – феномен в российской политике.
От руководителя отдела ЦК КПСС и помощника по экономике Генерального секретаря ЦК КПСС до главы организации, объединяющей в своих рядах бизнес-элиту новой России.
И всегда в центре важнейших событий! Более того, зачастую оказывая самое непосредственное влияние на подготовку и принятие государственных решений. В возглавляемом им союзе состоят люди, по сути контролирующие экономику всей страны. При этом Вольский по своим взглядам нередко является для них самым серьезным оппонентом.

Аркадий Иванович, удалось ли в Российском союзе промышленников и предпринимателей создать необходимый баланс представителей тех же промышленных и банковских групп, при котором можно находить единые решения?
– Это правильная постановка вопроса. Я хотел бы обратить внимание на следующее. Возьмем наше бюро РСПП. В его составе двадцать семь человек. Девять из них представляют региональные организации союза. Еще девять – те, кого принято называть олигархами. Сразу замечу, что это слово я не люблю. Оно абсолютно неверное. Я бы дал другое определение – есть люди состоявшиеся, а есть состоятельные. Так вот, многих состоятельных мы в бюро не взяли. Эти вторые девять человек – те, кто в итоге начнет выводить из кризиса нашу экономику. И последние девять членов бюро – это представители финансовых корпораций, банков, работодателей. Сначала существовало довольно четкое разделение между всеми направлениями, сейчас такого нет, работа идет дружно.
«ДЛ»: Ваше бюро состоит из людей, имеющих большие амбиции, отметившихся в последнее десятилетие не только в экономике, но и в политике. Практически каждый является лидером. Как удается с ними работать?
– Конечно, работать непросто. Я бы сказал так: раньше мы были товарищи по несчастью, сейчас мы господа по несчастью. Но от этого ничего не изменилось. Только называем друг друга господами. Каждый в составе бюро сам по себе личность. Обладая серьезными материальными ресурсами и положением в обществе, члены бюро РСПП готовы выступать по любому вопросу. Иной раз и не являясь специалистами.
«ДЛ»: Решения, принимаемые на заседаниях бюро РСПП, имеют силу вне союза?
– Двадцать семь человек, входящих в бюро РСПП, или владеют, или руководят компаниями, организациями, заводами, которые выпускают больше половины валового внутреннего продукта страны. Ну разве можно с этим не считаться?! Нельзя не считаться, что Анатолий Чубайс – член бюро, нельзя не считаться, что Алексей Миллер – член бюро, Олег Дерипаска, главы «Альфа-банка», «Интерроса». А ведь общая численность союза 320 тысяч физических и юридических лиц.
«ДЛ»: На мой взгляд, общественная значимость союза серьезно выросла именно в последний год. По крайней мере, он стал гораздо более известен абсолютному большинству граждан, далеких от властных структур...
– Да, действительно так, я могу это только подтвердить. Но нельзя сказать, что граждане нашу работу раньше не видели. Мы очень часто принимали участие в делах регионов. Но общественная значимость союза, конечно, наиболее сильно проявилась в последнее время. Связано это в первую очередь с президентом. Да, был Ельцин, была Семья, именно так, с большой буквы, и ее советами Ельцин так или иначе руководствовался. Пришел Путин и поставил вопрос о том, чтобы эти люди были отрезаны от управления государством вообще и от президента в частности. Задача была поставлена конкретно – олигархов следует равноудалить.
Бизнесмены должны быть собраны воедино, находить общую точку зрения по тем или иным вопросам, а не каждый свою, и с этим единым мнением уже выходить на президента. И мы с задачей справились. Наши ежеквартальные встречи с Владимиром Путиным – это тот самый диалог с властью, о котором так долго в свое время говорилось.
«ДЛ»: Каковы реальные результаты этого общения?
– После каждой встречи Путин давал от пяти до двенадцати поручений правительству или своему аппарату. Они касались предложений, которые вышли из-под пера рабочих групп. Правительство, правда, не все приняло, что мы предлагали. Наиболее удачная наша работа – предложения к закону о банкротстве. С нашей подачи обсуждались также решения о снижении налога на прибыль с 35% до 24%, снижении подоходного налога до 13% и выравнивании его по стране. На одну из таких встреч Каха Бендукидзе принес портфель с горой бумаг и выложил на стол. Вот такую, мол, кипу отчетности приходится заполнять бухгалтеру любого малого предприятия. Наглядный пример, как известно, действует лучше всего. Президент сам решил, чтобы в каждый общественный совет и комитет, будь он при правительстве или при президенте, входили члены бюро правления РСПП. И сегодня комплектование заканчивается, мы практически везде уже имеем своего представителя.
«ДЛ»: Средства массовой информации часто упоминают РСПП в связке с Торгово-промышленной палатой. Какие у вас отношения?
– У нас добрые отношения. Нам делить с ТПП абсолютно нечего. У нас разные функции. ТПП занимается регистрацией товаров, выставочной деятельностью, сертификацией. У нас другие задачи. Но я очень высоко ценю свою дружбу с Евгением Максимовичем Примаковым. И то, что Примаков входит в состав правления РСПП, а я – в состав правления ТПП, накладывает определенные обязанности на нас обоих. Когда-то мы не знали, что такое Торговая палата, она не знала, что такое РСПП. Сейчас у нас даже комитеты близкие по профилю есть. Например, вице-президент РСПП Игорь Юргенс возглавляет в ТПП Комитет по финансовым рынкам и кредитным организациям.
«ДЛ»: Вы с Евгением Максимовичем непосредственно участвуете в судьбе бывшего телеканала ТВ-6. Не является ли контроль за «Медиа-социумом» излишней нагрузкой?
– Знаете, «Медиа-социум» – очень специфическая вещь. Функция управления таким явлением не свойственна ни Торговой палате, ни нашему союзу. Поэтому я бы скорее отнес наши действия не к организациям, а к личностям. Поскольку с ТВ-6 в свое время следовало решить три задачи одновременно. Первая – показать мировому сообществу, что пресса в стране может быть свободной от государственного влияния. Вторая задача – сохранить творческий коллектив во главе с Евгением Киселевым. И третья – ни в коем случае не допустить на этом канале ни диктатуры олигархов, ни диктатуры государства. Я думаю, что мы с этим справились. Организовали акционерное общество, семь членов бюро являются его учредителями. Создали некоммерческое партнерство, в составе которого представители РСПП и Торговой палаты. Ситуация отличная от того, что есть на других каналах, но, по-моему, это самое то, что дает жить журналистам без давления и без цензуры.
«ДЛ»: Аркадий Иванович, что вам приходится делать, если интересы какого-либо члена союза идут вразрез с интересами государства?
– Я вам откровенно скажу, в такой ситуации лучше всего выбирать меньшее зло. И исхожу я всегда из тезиса, который у меня вот уже тридцать лет в голове – «жила бы страна родная, и нету других забот». Знаете, если мы будем исходить из других приоритетов, то мы проиграем любой спор.
«ДЛ»: Как вы считаете, у России сейчас есть пример для подражания в мире?
– Я возглавляю Российско-китайский комитет дружбы, мира и согласия XXI века. Председателем меня назначили Борис Ельцин и председатель Китайской Народной Республики Цзян Цзэминь. Я откровенно скажу, нельзя не уважать реформы, которые проводятся нашим восточным соседом. Каждый год прирост экономики Китая от 8 до 12%! Западные инвестиции в Россию, по данным Организации Объединенных Наций, составляют $40 на одного живущего в стране. Инвестиции в Китай составляют $135 на одного живущего там. Причем китайцев-то полтора миллиарда! А нас? Китай за последние годы стал совсем другой страной. Один из крупнейших американских бизнесменов, с которым я недавно беседовал, говорит: «У меня 4 предприятия в Китае и ни одного в России». Я задаю вопрос: «А почему? Вы же кричали – там коммунисты правят! Площадь Тяньаньмэнь – там расстреляли студентов!» Он отвечает: «А вы знаете, там порядок...» Вот пока не будет такой же трактовки и в отношении России, инвестиции не пойдут. Люди боятся.
Знаете, наши предки тоже ведь хотели, чтобы в России был порядок. Первый председатель Императорского российского союза промышленников и купцов, один из двух братьев Рябушинских, между Февральской и Октябрьской революциями выступал в Думе, в Петербурге. И обращаясь к левой части Думы, к социалистам, где и Владимир Ильич сидел, говорил: «Господа социалисты, господа социал-демократы, не ломайте здание, в котором мы живем. Постройте рядом новое, а в старом мы хотя бы укроемся от дождя, если он пойдет». Так вот китайцы не стали ломать здание. Лозунг, который Дэн Сяопин произнес: «Одна страна, две системы», был вообще потрясающий. Тяжелейшую китайскую идеологию впихнуть в рыночную экономику! Понимаете, когда я с этим лозунгом вылез в 92-м году, стали кричать, что Вольский хочет вернуть КПСС. Помню, газета «Московские новости» вышла с большим заголовком: «Китай не Россия, Вольский – не Дэн Сяопин». Да ничего я не хотел вернуть! Я хотел и хочу, чтобы мы учились у кого можно. У американцев – тому, что они в течение 100 лет пришли к сегодняшнему уровню, у китайцев – тому, чего они достигли за десять лет.
«ДЛ»: Прошло десять лет...
– И мне кажется, сегодня люди начинают это понимать. Вы знаете, я гораздо больше доволен нашей работой, после того как в организацию влились магнаты. Сегодня мне значительно легче. Сегодня даже они где-то уже ближе к китайскому опыту.
«ДЛ»: Вы считаете, что даже сегодня можно начать проводить ту же политику, которую проводит Китай?
– Я убежден в этом. Китайцы создали свободные зоны, и туда потек капитал. Свой, во-первых, вернулся, а во-вторых, пошел западный. А у нас одна такая зона в Калининградской области, и то недоделанная до конца.
«ДЛ»: По вашему мнению, реформы, шедшие последние десять лет в России, не имеют смысла?
– Есть такой анекдот. Корреспондент журнала берет интервью у двух экономистов. Один экономист-пессимист, другой экономист-оптимист. Корреспондент спрашивает у пессимиста: «Скажите, пожалуйста, как вы оцениваете экономическую ситуацию в России?» Пессимист отвечает: «Я считаю, хуже быть не может». А оптимист сказал: «Я думаю, будет еще хуже». Я вот оптимист.
«ДЛ»: Вы действительно считаете, будет еще хуже?
– Да. Потому что мы не можем даже сдержать инфляцию. Хотя известны разные способы удержания цен. Инфляция не всегда вред для страны, для правительства, для банкиров, но инфляция – всегда вред для рабочего класса, крестьянства и вашей жены.
«ДЛ»: От руководителя организации, в которую входят богатейшие люди страны, слышать такие слова несколько неожиданно. Видимо, из-за таких высказываний вас называют «красным директором олигархов»?
– Я ничего оскорбительного в этом для себя не вижу.
«ДЛ»: И в этом нет никакого противоречия?
– Нет, я не исключаю, что противоречие, может быть, и есть. Я, например, не скажу, что поддерживаю все то, что делается некоторыми олигархами.
«ДЛ»: Какие шаги государственного масштаба требуются, на ваш взгляд, чтобы выйти из тупикового тоннеля?
– Я уже десятки раз приводил один и тот же пример. У нас в стране очень много людей, больных диабетом. Но нет лекарства против диабета – инсулина. Мы покупаем инсулин за рубежом по бешеным ценам. И его не хватает. Я как-то с очень высокой трибуны сказал, что пока у нас нет инсулина, может быть, полеты на Марс могут подождать? Тут же на меня набросились, вроде как я хочу остановить отечественное космическое строительство. Да не хочу я, будут деньги – надо развивать и космос. Но первое – надо о людях позаботиться. Это и есть политика приоритетов.
«ДЛ»: Можете назвать первоочередные?
– Во-первых, мы должны полностью поменять политику в производстве продуктов питания. На наших московских комбинатах наполовину используется импортное мясо. В то время как основные ингредиенты следует производить самим. Второй приоритет – лес. В шесть раз упало производство продукции деревообработки. И мне очень обидно, например, что у нас Финляндия покупает лес и продает его в Японию. Мы передали лес в Министерство экономики и передали лес в Министерство природных ресурсов. В два органа. Значит, один орган должен почему-то пилить лес, а другой орган почему-то сажать лес должен. Мы же получали на лесе миллиарды долларов! Все потеряли. Последнее заседание правительства по этому вопросу кончилось ничем. Снова, в очередной раз, отложили решение проблемы. И третье – наукоемкие технологии. Вы знаете, столько научных разработок лежит еще от старых времен? Их просто необходимо довести до ума. Причем выделив из них важнейшие и первоочередные. Вот в важнейшие можно и космос записать.
«ДЛ»: Одна из последних идей РСПП – корпоративный кодекс. Он действительно так необходим?
– Это серьезный вопрос. Я считаю, корпоративный кодекс сейчас нужен, как глоток кислорода. Может быть, более понятно будет, если я назову его кодекс чести. Это, конечно, более пафосно, но более понятно. Я в Австрии изучал проблему неэтичного поведения в бизнесе. У них для разрешения вопросов существуют третейские суды, арбитражные суды, уголовные суды – третья власть. При наличии у нас корпоративного кодекса, если я, скажем, повел себя некорректно, объявляется всеобщий бойкот. Это куда эффективнее, чем любое решение суда. И такого бойкота все боятся больше, чем любого арбитража. Нами создана специальная бригада людей, которые работают над кодексом. И к концу августа мы озвучим первые предложения. Важно, что и Торгово-промышленная палата включается в это дело. Надеюсь, съезды ТПП и нашего союза примут предложения, поскольку принятие кодекса должно быть абсолютно добровольным и никакого давления здесь оказывать нельзя.

Рабочие группы и комитеты РСПП

Каха БЕНДУКИДЗЕ
Комитет по налоговой и бюджетной политике. Разработка поправок в законодательство и собственных вариантов законов с целью оптимизации налогообложения.

Рубен ВАРДАНЯН
Рабочая группа по реформе энергетики. Участие в доработке правительственного варианта законопроекта об энергетике в целях обеспечения баланса интересов потребителей и производителей электроэнергии.

Олег ДЕРИПАСКА
Рабочая группа по реформе МПС. Подготовка предложений и изменений к проектам и принятым законодательным актам, определяющим ход преобразований на железнодорожном транспорте, участие в работе Общественного совета по структурной реформе МПС.

Алексей МОРДАШОВ
Рабочая группа по вступлению России в ВТО и реформе таможенной политики. Сбор и обобщение предложений предприятий и отраслей для формирования переговорной позиции России, в том числе по агропромышленному комплексу, финансовому и страховому рынкам, авиапрому и другим «чувствительным» секторам. Подготовка поправок и предложений к проекту Таможенного кодекса.

Олег ЕРЕМЕЕВ
Комитет по социальным отношениям и осуществлению функций работодателей. Участие в подготовке нового Трудового кодекса (действует с 2002 года). Содействие принятию закона об объединениях работодателей как основы для отношений бизнеса, наемного персонала и государственных органов. Трехсторонние соглашения, взаимодействие с профсоюзами, представительство интересов российских работодателей на международном уровне.

Игорь ЮРГЕНС
Рабочая группа по пенсионной реформе. Альтернативные проекты по этапам пенсионной реформы, поправки в правительственный пакет законопроектов. Организация круглых столов с участием депутатов, экспертов правительства, специалистов российских и западных страховых и негосударственных пенсионных фондов.

Михаил ФРИДМАН
Рабочая группа по судебной реформе. Участие в подготовке новой редакции арбитражно-процессуального кодекса (2001 г.) и закона о банкротстве (2002 г.).
Александр МАМУТ
Рабочая группа по проблемам финансового и фондового рынков. Содействие реформированию банковской системы как инструмента перевода сбережений в инвестиции в интересах реального сектора экономики и населения.

Дмитрий ЗИМИН
Рабочая группа по проблемам развития малого и среднего бизнеса. Поддержка и продвижение законопроектов, направленных на создание рыночной инфраструктуры для малого бизнеса, снятие административных барьеров, совершенствование системы лицензирования и сертификации видов деятельности, оптимизацию режима налогообложения.

Владимир ЕВТУШЕНКОВ
Комитет по промышленной политике. Разработка основ национальной промышленной политики, организация круглых столов и дискуссий по доработке концепции и поиску конкретных механизмов ее реализации совместно бизнесом и государством.

Олег КИСЕЛЕВ
Комитет по агропромышленному комплексу. Содействие принятию правительственной концепции оборота земель с/х назначения с учетом предложений бизнеса, разработка консолидированной позиции по условиям, максимально обеспечивающим интересы сельхозпроизводителей в ходе присоединения к ВТО.

Михаил ХОДОРКОВСКИЙ
Комитет по международной деятельности. Проведение двусторонних встреч и переговоров с зарубежными делегациями бизнесменов, подготовка бизнес-форумов. Сотрудничество с ООН и структурами ЕС, российско-американский бизнес-диалог.

Борис ТИТОВ
Рабочая группа по реформированию газовой отрасли. Анализ и оценка имеющихся концепций развития газовой отрасли. Поддержка проектов ее реформирования, направленных на постепенное введение рыночных принципов.

Наблюдательный совет РСПП по корпоративному
управлению – создается в н.в.
Методологическая и практическая помощь в разработке и совершенствовании внутренних регламентов корпоративного управления, мониторинг его качества в компаниях, анализ и обобщение опыта. Содействие в разрешении корпоративных конфликтов.



Партнеры