Царский сериал

1 августа 2002 в 00:00, просмотров: 266
  Впервые русский царь стал героем полномасштабной, если не мыльной оперы, то чего-то очень близкого по жанру. Шесть покушений пережил император-освободитель Александр II, а на седьмой раз его взорвали террористы-народовольцы. Кроме отмены крепостного права царь реформировал суды, заложил Аляску, дал права евреям, а еще... женился по любви на фаворитке Екатерине Долгоруковой. Его жизнь, их запретная страсть и околонародная классовая ненависть стали прекрасной почвой для современного 9-серийного телефильма “Хроника любви и смерти” от Рен-ТВ.
    
     Говорят, только пятый по счету мэтр от режиссуры взялся за этот проект. Слишком трудная задача — заснять 14 лет тайной царской любви на фоне зарождающегося в стране народно-освободительного движения. В начале “хроник” ей 18, а ему 49. Если Георгия Тараторкина утвердили на роль Александра II практически сразу, то с главной героиней вышла история. С самого начала на роль прочили балерину Анастасию Волочкову. Еще бы — такой промоушн для фильма, да и девушка мечтала сняться в кино.
     — Она репетировала, и даже неплохо, — комментирует режиссер Александр Орлов. Но потом мы поняли, что при ее участии мы все уйдем совсем в другую сторону. В исполнении Волочковой Долгорукова получалась хищницей. А она, хотя и была, конечно же, куртизанкой (сидящего рядом Тараторкина при этих словах передернуло), но хищницей не была...
     После шумной “отставки” Волочковой объявили кастинг. В итоге княгиню играет молодая актриса Театра им. Гоголя Наталья Антонова, в чьем багаже уже 7 сериалов. Вот и сейчас она делит свое время между “Хроникой любви и смерти” и сериалом “Другая жизнь” на ОРТ.
     Наперсницу Долгоруковой и Александра и, по некоторым сведениям, императорскую сводню княжну Варю Шебеко играет Екатерина Редникова. “Вредникова, Бонтонова и Сволочкова”, — любовно величает “своих девочек” режиссер. В его видении “Хроника...” — не такая уж светлая и чистая история, какой ее многие пытаются представить.
     — Поселить Катеньку на третьем этаже в Зимнем дворце и протянуть для собственного удобства туда лифт практически от спальни, где спит больная императрица, — это очень циничный поступок, за такое может быть наказание, — считает Александр Орлов.
     Несколько иную трактовку царского образа продвигает Георгий Тараторкин.
     — Для меня главной здесь является идея памяти Александра II, — говорит актер.
     В “Хронике любви и смерти” практически не будет царя “при делах”, за исполнением императорских обязанностей, мало великосветских выходов и выездов на коне а-ля Никита Михалков. Весь фильм — довольно камерная история непростых взаимоотношений влюбленных на фоне роскошных покоев и исторических событий. Нам довелось побывать на съемках суперинтимной сцены — на следующий день после тайного венчания Александр II пытается овладеть своей фавориткой, а она отказывает под предлогом, что теперь “не кто-нибудь, а законная жена”. Съемочная группа расположилась в роскошной гостиной питерского Дома ученых, что на Дворцовой набережной. Ковер, на котором топтались киношники, говорят, вывезен из резиденции Гиммлера и считается, что по нему ходил Гитлер.
     Наконец появляется Наталья-Екатерина в одном корсете и юбке, и начинается императорское совращение. Задача царя — повалить Екатерину на банкетку-“рекамье”.
     — Ну, толкай, толкай ее ногой — это был тогда привычный ритуал обращения с женщинами, — инструктирует Тараторкина режиссер.
     Потом группа планирует работать “смерть императора” — уличные съемки в районе храма Спаса на Крови. Сам храм с недавно восстановленной роскошной оградой, построенный позднее на месте трагического взрыва, унесшего жизнь Александра II, придется потом “замазывать” на пленке в студии Рен-ТВ. По-хорошему, съемочной группе до зарезу нужен еще и Летний сад, и Эрмитаж, и большой Екатерининский дворец — все резиденции, без которых не мыслил себя русский император. Увы, современные дворцовые администраторы слишком развращены визитами западных киногрупп, без звука выкладывающих за суточные съемки по 150—200 тысяч долларов. Для наших телевизионщиков с бюджетом серии в 35—40 тысяч это просто нереальные деньги. Вот и снимают царя в исполнении Георгия Тараторкина какими-то проходками по паркам, “замазывая” на студии анимации и спецпроектов Рен-ТВ ненужные лица и дома. Съемки “Хроники любви и смерти” заканчиваются осенью, предстоит длительная и скрупулезная доводка. На экраны телефильм выйдет в новом году.
    


    Партнеры