Смертельная “бочка”

Катастрофа “Су-27” во Львове была запланирована

1 августа 2002 в 00:00, просмотров: 521
  Реактивный самолет в крутом вираже — зрелище, бесспорно, завораживающее. Многотонный истребитель с элегантностью балерины совершает пируэт, который нельзя объяснить лишь конструктивными особенностями крылатой машины, — в нем чудится что-то бесовское. Ну не может эта груда металла, пусть и с “умной” начинкой, вытворять подобные па в воздухе — самолет должен упасть по определению. Во Львове — упал... Однако свалили “Су-27” в смертельное пике отнюдь не законы земного притяжения, а элементарная халатность и безответственность многих должностных лиц. Цена этому — 83 человеческие жизни.
    
     -Самолет не мог не упасть на людей, — рассказывал один из украинских военных летчиков, с которым удалось поговорить во Львове. — Причем не обязательно, что именно этот конкретный “Су-27”. Я несколько лет наблюдаю за подобными выступлениями, которые и впрямь иначе как шоу назвать трудно, и с ужасом жду, когда случится трагедия. Не упал бы сейчас — грохнулся бы на следующий год. К чему устраивать подобные смертельные бенефисы?!
     Подобным вопросом озадачены сейчас на Украине практически все. Волнует людей и причина самой катастрофы: падающие с неба самолеты особого оптимизма ни у кого не вызывают. Родственники погибших убеждены, что их детей, жен и мужей погубили пилоты истребителя, и уже готовы на самосуд. В последние дни во Львове участились случаи забрасывания окон в домах, где живут военные летчики, камнями. А на улицах города теперь не увидишь офицера в синей форме украинских ВПС (Военно-повiтряннi сили): привычный к националистическим митингам Львов теперь переживает период антивоенной истерии. Не случайно летчиков — полковников Владимира Тропонаря и Юрия Егорова — переправили в госпиталь города Винницы.
     Сейчас специально созданная комиссия бьется над решением непростой задачи: что же стало причиной трагедии на львовском аэродроме “Скнилов”? И дело даже не в расшифровке “черных ящиков” и признании вины пилотами. За катастрофой маячит тень политической подоплеки: оппозиция президенту Леониду Кучме уже активно использует гибель десятков людей во Львове для организации очередного импичмента. Не случайно из резервного фонда Украины было спешно выделено 10 миллионов гривен на оказание финансовой помощи семьям погибших: власти стараются смягчить гнев родственников. А в сам день трагедии Леонид Кучма объехал все больницы города, где разместили 116 пострадавших на аэродроме “Скнилов”, и лично пообщался с ранеными.
     Не случайны и поспешные, но весьма суровые наказания “крайних” — отставка начальника генштаба украинских ВС генерал-полковника Петра Шуляка, арест главкома ВПС генерал-полковника Виктора Стрельникова, командующего 14-м авиакорпусом Сергея Онищенко и его замов. Киев явно спешит показать гражданам, что безнаказанности за страшную львовскую трагедию не будет.
     Сейчас, еще до объявления результатов расследования, активно обсуждается именно версия так называемого человеческого фактора — переоценка летчиками своих возможностей. Но только ли полковники Топонарь и Егоров виноваты в страшной трагедии во Львове?
     На часто демонстрируемых кадрах последних секунд полета “Су-27” над аэродромом “Скнилов” отчетливо видно, как стремительно “проваливается” истребитель при выходе из виража. Самолет как бы проседает в то время, когда должен взмыть на форсаже, — будь у него в запасе каких-нибудь метров 50—100, и рокового падения не произошло бы. Отсюда первый вопрос: почему демонстрационные полеты проходили на предельно малой высоте? Сами летчики вряд ли могли самостоятельно занизить “потолок” — ведь полетное задание четко определяет верхние и нижние границы маневрирования самолета в воздухе. Да, так эффектнее, но весьма и весьма рискованно. Особенно если внизу находится многотысячная толпа зрителей: даже если бы “Су-27” удалось избежать столкновения с землей, людей внизу могло просто смести огненной струей работающих на форсаже турбин.
     Еще один вопрос: почему зрители оказались прямо под пилотажной зоной? По всем существующим правилам их должно отделять от места полетов как минимум 200 метров. На довольно тесном аэродроме “Скнилов” люди во время воздушного шоу находились по обе стороны взлетки. На минувшем авиасалоне МАКС в подмосковном Жуковском, например, гостевые трибуны находились метрах в трехстах от места, над которым показывали высший пилотаж российские истребители. И если самолеты и разворачивались над людьми, то на большой высоте, не позволяющей многотонной машине упасть прямо вниз. К слову сказать, когда в 1989 году в двигатель самолета летчика-испытателя Анатолия Квочура попала птица на авиасалоне в Ле Бурже, именно запас высоты позволил пилоту направить истребитель в сторону от зрителей и только потом катапультироваться.
     Еще одна не афишируемая деталь в расследовании львовской трагедии — состояние самого “Су-27”. Летчики Егоров и Топонарь, как и положено, провели накануне субботнего авиашоу тренировочный полет над аэродромом “Скнилов”. Как свидетельствуют некоторые источники, пилотажная программа 25 июня была отработана не по полной программе, а лишь частично. Впрочем, “петлю Чкалова”, из которой истребитель не вышел во время показательных полетов, они отработали, но на большой высоте и... на совсем другом самолете. Причем если тренировка проводилась с полупустыми баками, то на авиашоу “Су-27” залили топливом под горловину, и он стал на 4 тонны тяжелее. Не отсюда ли то самое “провисание”, которое привело к трагическому столкновению с землей? Летчики явно не справились с утяжеленной машиной.
     “Су-27”, который стал убийцей для 83 львовян, был перегнан накануне на 117-й военный авиаремонтный завод из-под Житомира (полки 14-го авиакорпуса разбросаны по восьми областям Украины, а штаб с 1949 года дислоцируется во Львове). Военные утверждают, что его техническое состояние соответствовало всем нормам.
     — Нормальный был самолет, — неохотно рассказывал мне в Скнилове один из работников военного завода. — Такой, как все. Другое дело, что все самолеты у нас плохие. Новых запчастей нет, приходится буквально латать боевые машины. Все сроки эксплуатации этих истребителей давно прошли, сами летчики жалуются на техническое состояние машин. Вот и у вас, в России, недавно падал “Су-27” из-за отказа двигателя...
     Состояние авиапарка боевых самолетов Украины и в самом деле оставляет желать лучшего. Практически все контакты с российскими авиазаводами и ремонтными предприятиями утрачены по причине простой и банальной — нет денег. Все истребители, в том числе и “Су-27”, достались Военно-повiтрянным силам в наследство от частей ВВС Советского Союза, которые базировались на территории Украины, и, естественно, за десять лет устарели. Впрочем, и летают они довольно редко. Как сказал местный житель Богдан Степанец, проживающий в поселке Скнилов: “Раньш литалы кожный дэнь, а тэпэр и ничуты тих литакив зовсим”. Да и единственное в стране Харьковское авиационное училище военных летчиков не может похвастать количеством часов налета своих выпускников из-за отсутствия средств на топливо. А на “Су-27” украинские курсанты не учатся летать вовсе...
     — У Егорова и Топонаря было достаточное количество часов налета, ведь они являются членами пилотажной группы “Украинские соколы”. Володя Топонарь, кстати, участвовал в воздушном показе перед вашим президентом Путиным, — говорит офицер штаба 14-го авиакорпуса Владимир Харченко.
     Впрочем, не все украинские летчики считают, что вина пилотов исключена именно по причине их мастерства. Один из моих собеседников во Львове высказался по этому поводу довольно зло:
     — Да попросту вые...лись парни! Решили рисануться перед высокими гостями, показать высший пилотаж! Славы Чкалова им не хватало — решили, образно говоря, повторить его подвиг со знаменитым пролетом под мостом... Вы посмотрите, как они выходили из “бочки”, — там же сразу было понятно, что столкновения с землей не миновать!
     Среди гражданского населения Львова гневное отношение к военным летчикам еще более ощутимо. Особенно оно проявилось 29 июля, когда на Лычаковском кладбище хоронили большую часть погибших. Передавать весьма эмоциональные слова людей, в одночасье потерявших родственников, невозможно. Проклятия буквально висели в воздухе, в котором плыли на руках десятки гробов с траурными лентами, — было такое ощущение, что здесь собрался весь город. В такой обстановке вряд ли кто рискнул бы оправдывать летчиков. Похоже, что эмоции во Львове утихнут еще не скоро, а антипатия к военным, которой традиционно славилась Западная Украина, станет еще сильнее. По крайней мере в эти дни на улицах города военных летчиков замечено не было...
     ...Через две недели в подмосковном Домодедове начнет работу 1-й международный салон “Гражданская авиация-2002”. В заявленной программе — “Фестиваль пилотажных групп мира”: авиашоу с участием известных российских и европейских групп, среди которых будут наши “Стрижи”, “Русские витязи”, “Русь”, “Небесные рыцари”, “Славяне”. И хотя организаторы обещают обеспечить высокий уровень безопасности, в том числе и во время показательных выступлений пилотажных групп, после львовской трагедии воздушные кульбиты истребителей вызывают некоторую опаску. Повезут ли теперь москвичи своих детей “посмотреть на самолетики”?..
     Впрочем, участие “Украинских соколов” на салоне не запланировано. И слова знаменитого украинского Кобзаря: “Чому я нэ сокил, чому нэ литаю?” — вряд ли теперь будут популярны.
    


Партнеры