Мы готовы!

Колонка Юлии Калининой

3 августа 2002 в 00:00, просмотров: 388
  Самое забавное событие недели — из-под носа у супруги министра внутренних дел угнали служебную машину. Причем не какую-нибудь, а совсем новую и безумно дорогую, каких во всем городе Санкт-Петербурге по счету — то ли пять, то ли шесть штук. И вся милиция с ног сбилась, эту машину разыскивая, но пока ничего не получается, нет машины. И надежда теперь только на главу питерского ГУВД, который славится тем, что однажды в аналогичной ситуации уже вернул машину какой-то знаменитости, вышел на бандитов — на самого их главного пахана — и договорился, и через день машина была на месте, а он оказался молодец и герой.
     Вы, небось, думали, что хороший милиционер — тот, кто не позволяет бандитам бандитничать? Вот и нет. Хороший милиционер — тот, кто может выйти на бандитов и с ними договориться, чтоб машину вернули.
     Да, так что сейчас направление главного удара — туда. Ищем бандитов, чтоб было с кем договариваться. Хотя, по-хорошему, правоохранительным органам для начала следовало бы выяснить происхождение чудесной служебной машины, с ней тоже далеко не все ясно. Оформлена она, как следует из официальной информации, на скромную фирму — служебным автомобилем главного бухгалтера. Но если бухгалтеру здесь покупают машину за сто двадцать тысяч долларов, то на чем же тогда у них генеральный директор ездит? На “маубахе” за триста тысяч? Что же это за фирма такая? Судя опять же по официальной информации, она не числится среди гигантов отечественного бизнеса. Откуда же там такие широкие возможности?
     А если не сама фирма покупала служебный автомобиль для своего главного бухгалтера, если это чей-то подарок — дар, так сказать, уважения, — тогда еще хуже. Тогда речь должна идти о взятке, потому что не может супруга министра внутренних дел принимать в дар автомобиль за сто двадцать тысяч долларов, даже если он оформлен не как личный, а как служебный.
     Не может, хоть ты тресни.

* * *

     Вторая новость недели из той же серии: лучший друг московского бомонда Тайванчик, изгнанный из России за то, что играл в карты, как выясняется, еще и поднимал престиж Родины, приобретая для нее по сходной цене золотые олимпийские медали.
     История дичайшая, трудно поверить. А впрочем, не более дикая, чем супруга министра на служебном автомобиле за сто двадцать тысяч долларов. Тот, кому хорошо известны нравы нашего бомонда, поверит не напрягаясь. Наш бомонд твердо знает, что все покупается, все имеет свою цену — дома, женщины, должности, жизни. Значит, и первое место на Олимпиаде тоже можно купить, почему нет? Проплатить, и — первое место в кармане.
     Разумеется, ничего еще не доказано, суда не было, и вполне возможно, патриот выйдет на свободу полностью оправданным. Однако само предположение о покупке золотых медалей настолько легко укладывается в логику нашего бомонда, что воспринимается вполне естественно. Да, они могли, это у них запросто. “Надо бы нашим помочь, подстраховать”. — “Нет проблем, сделаем. Лимона, думаю, хватит: туда-сюда, звонки по межгороду, в ресторан там сводить кой-кого, зелень-мелень, шашлык-машлык...”
     Это называется “делать меценатство”.
     Пару лет назад в одной из центральных газет было опубликовано интервью с этим замечательным человеком и всеобщим другом Тайванчиком, которому не позволяли в России играть в карты. Французы ему дали какой-то орден, и вот он объяснял газетчикам, за что его наградили. Оказывается, за меценатство. “Я, — говорил он, — каждый день, как проснусь, так сразу делаю меценатство”. Это удивительное выражение крепко тогда запало мне в душу.
     “Делать меценатство” — так вообще-то по-русски не говорят, так же как не говорят “делать благотворительность”. Подобного рода вещами можно только заниматься — долго и последовательно. Заниматься меценатством, оказывать покровительство — это не краткосрочное конкретное действие типа заключения сделки, а длящееся состояние. Точно так же нельзя “делать фигурное катание”. Можно им заниматься, а делать его нельзя, это противоестественно.
     Но если человек все-таки говорит “делать меценатство”, значит, сам он представляет свою деятельность именно в виде конкретных сделок покровителя с опекаемыми. Тому помог от бандитов избавиться, этому — решить вопрос с кредиторами. Все бесплатно, мне ничего не нужно, ребятам дай, они работали, им кушать надо, детей кормить.
     ...Но если можно “делать меценатство”, то почему нельзя “делать фигурное катание”? Тоже можно.
     Вот его и сделали.

* * *

     Еще одно событие недели, на котором хотелось бы остановиться, — обострение отношений России и Грузии. И даже не столько на самом обострении, сколько на немедленной готовности нашего военного руководства решительно наводить порядок где угодно — воевать с Грузией, проводить спецоперацию в Панкисском ущелье, — на их немедленной готовности буквально ко всему. Чуть что, и они тут же выскакивают как черт из табакерки. Грудь колесом: “Мы готовы!”
     Вы-то готовы, да вот беда — солдаты не готовы. Армия не готова. Куда вам воевать, если у вас здесь, в России, в мирной обстановке черт-те что творится. Ведь каждый божий день у вас то дезертиры бегут с оружием, то контрактники друг друга убивают пачками, то склады горят, то снаряды рвутся, то вертолеты падают. Кому и какой порядок вы можете навести?
     Нет, я бы еще поняла их рвение, если бы им в Чечне удалось добиться успеха. Но ведь нет там никаких успехов, ежедневные подрывы, теракты, территорию республики военные не контролируют, только на этой неделе шли бои под Ачхой-Мартаном — а это даже не горы, это равнинный, центральный район. Сейчас все ожидают массированную атаку боевиков на большие города в ознаменование пятилетнего юбилея со дня штурма Грозного шестого августа, и сами же военные без конца высказывают догадки — то ли боевики нападут на Гудермес, то ли на Грозный.
     Хороший порядок навели, ничего не скажешь. Как бы уже и на Москву кто-нибудь не напал в честь шестого августа...
     Но нет, нам мало экспериментов с Чечней, давайте еще в Грузии порядок наводить. “Мы готовы!”
     В 14-м авиакорпусе украинских ВВС командиры наверняка тоже были готовы: “Такое, блин, авиашоу закатаем, всем покажем, все ахнут, как мы готовы”.
     Все и ахнули.

* * *

     И последнее маленькое событие недели, оставшееся незамеченным широкой общественностью.
     В минувшие выходные во Владивостоке всегда готовые военные тоже устраивали грандиозный праздник, шоу с выстрелами, но поскольку город портовый, у них был сделан упор не на воздушное, а на морское представление. Однако и воздушные суда тоже были задействованы, с них прыгали в воду парашютисты, и с одним случилась беда — парашют не раскрылся. На глазах у зрителей он камнем рухнул в воду с огромной высоты и, разумеется, погиб.
     Что поделаешь, бывает, такая наша жизнь. Но не останавливать же из-за такой ерунды грандиозное шоу, которое, можно сказать, только началось. Еще и пушки не стреляли толком, и в программе — уйма номеров, в том числе настоящий морской бой. К нам приехали лучшие люди края, представитель президента генерал Пуликовский, что же теперь все так и разъедутся не солоно хлебавши?
     Поэтому, чтоб не портить праздника, публике радостно объявили, что “вода смягчила падение”, парашютист поломал кости и его везут в реанимацию. Это все-таки не так страшно, как “разбился насмерть”.
     И все. Человек погиб на глазах у многотысячной толпы, а люди посмотрели на это дело оловянными глазами и повернулись обратно к своему пиву и мороженому. И праздничная программа покатилась дальше своим чередом.

* * *

     Вот так мы прожили эту неделю.
    



Партнеры