Бомба в кошельке

Ветераны спецслужб раскрыли “МК” секреты подрывного искусства

3 августа 2002 в 00:00, просмотров: 368
  Регулярное появление антисемитских плакатов и прочих заминированных предметов (вспомните, как недавно в Люберцах пара молодых людей нашла возле станции метро мобильник) заставляет задуматься над вопросом: как в совершенно невинном на первый взгляд предмете распознать взрывное устройство и что следует делать в таком случае до прибытия профессиональных саперов.
    
     Первым делом мы обратились в Центр общественных связей ФСБ России с просьбой разъяснить гражданам: 1) как вести себя с подозрительными предметами, встретившимися на улице; 2) какие предметы, в принципе, могут оказаться заминированными, помимо антисемитских плакатов; 3) как вообще отличить подозрительный предмет от неподозрительного. Ответ из ФСБ до сих пор не пришел, ждем его уже почти два месяца.
     После ФСБ мы обратились в посольство Израиля в Москве. В Израиле проблема уличных терактов стоит довольно остро, поэтому мы надеялись, что в посольстве нам все расскажут. Однако, услышав вопрос, девушка-консультант из отдела по взаимодействию со СМИ удивленно подняла брови: “Вы знаете, в Израиле при угрозе теракта в опасную зону отправляют робота. И он все делает сам”.
     И только во Всероссийском общественном движении ветеранов локальных войн и военных конфликтов “Боевое братство” корреспондентам “МК” смогли внятно объяснить, что надо делать рядовому гражданину при опасности взрыва.

* * *

     — Если есть подозрение на взрывное устройство, необходимо прежде всего эвакуироваться на безопасное расстояние и предупредить об угрозе взрыва экстренные службы, — рассказывает Николай Георгиевич Топилин, ветеран инженерных войск, генерал-лейтенант в запасе, — и ни в коем случае не пытаться разминировать бомбу самостоятельно.
     Для справки: Вообще обезвреживание взрывного устройства происходит так. С помощью специальных механизмов создаются радиопомехи в широком диапазоне частот — на случай, если мина начинена радиовзрывателем. Если взрыва не происходит, кто-то один из подрывников приближается к опасному предмету и осторожно укрепляет на нем веревку, имеющую на конце крючки. Потом минер возвращается в укрытие, натягивает веревку и сдвигает взрывное устройство с места. Если в предмете есть взрывчатое вещество, непременно раздастся взрыв. Но если взрыва не происходит, это еще не значит, что всех всполошил обыкновенный муляж. По разным причинам бомба может не сработать так, как планировали те, кто ее закладывал. Поэтому ее на всякий случай вывозят на специальный полигон и уничтожают.
     Взрывные устройства могут быть замаскированы под что угодно: сумку, кейс, чемодан, коробку, игрушку, шариковую ручку и даже денежную купюру. Причем только сторублевую.
     — Конечно, в случае с деньгами взрыв не сильный, — успокаивает Топилин. — Без летального исхода. Руку может оторвать, глаз выбить, но не больше. Так что это не страшно. Но я вам другое скажу. Опытному специалисту-взрывотехнику ничего не стоит поднять на воздух все столичное метро. Не стану объяснять, как это можно сделать. Но поверьте мне, проще простого. Мы уже предупредили об этом столичные власти. Думаю, они примут меры.

* * *

     После столь оптимистического заявления мы обратились с нашими вопросами к другому члену “Боевого братства” Вячеславу Валентиновичу Заволоке, служившему в отряде специального назначения “Каскад” Комитета госбезопасности СССР. Он рассказал, что минирование бытовых предметов практикуют и сами наши спецслужбы, но, конечно, не для того, чтоб убить кого попало — как это делают террористы-фанатики, — а в целях ликвидации конкретного человека.
     — Сейчас уже можно говорить, прошло много лет, — вспоминает Заволока. — Дело было в Афгане. В одной из местных провинций в зоне дислокации нашего отряда действовал дерзкий террорист. Нам поступило указание сверху — уничтожить бандюгу.
     Задача была не из легких. Террориста, прятавшегося в ущелье, решили уничтожить при помощи авиации. Однако глубокое ущелье было труднодоступно, а точное бомбометание — абсолютно невозможно. К тому же в ущелье были оборудованы так называемые пулеметные гнезда: при заходе на бомбометание вертолет оказывался почти на одном уровне с горами, и душманы его расстреливали, как мишень в тире.
     Использовав определенную методику, изучили все повадки террориста, его образ жизни. Стало известно, что у него, как у всякого горца, есть слабость — огнестрельное оружие.
     До бандита довели информацию: некие люди ищут покупателя на пистолет новейшей модели, очень красивый, в хорошем состоянии и как раз той марки, какой у террориста точно нет.
     На словах рассказ Заволоки занимает несколько минут, а реально на подготовку операции ушло около полугода. Но, как и предполагали контрразведчики, террорист проявил к пистолету интерес.
     Однако неожиданно возникли сложности. Террорист, отличавшийся тяжелым нравом, стал капризничать: мол, пистолет мне нравится, но платить за него не желаю, хочу, чтоб мне его подарили. Конечно, ему его подарили. Как только пистолет оказался в руках террориста, тот на радостях взял его да и передернул. В оружие было вмонтировано, говоря на языке спецлужб, специзделие. Тут же раздался мощный взрыв. Террорист был ликвидирован. А вот его окружение не пострадало. Взрыв был целенаправленным.

* * *

     — В общем, не надо трогать ничего чужого, — говорит Заволока. — Так и напишите в своей газете. Даже если посреди дороги будет мешок денег валяться — пройдите мимо, а из ближайшего автомата позвоните в экстренные службы. Пора нам перестать быть наивными и понять одну простую истину: за все в этой жизни надо платить, халявы по нынешним временам не бывает, а если и бывает, то она, как показывает горький опыт, зачастую взрывоопасна.
    



    Партнеры